Cмотреть
онлайн-трансляцию
Корпорации и экономика
Расширение членства в НБР: первая волна БРИКС+

Возможно, наиболее важные события, связанные с совместными действиями экономик БРИКС по противодействию пандемии Covid, были связаны с Новым банком развития БРИКС (НБР). В частности, Банк предоставил своим членам антикризисные кредиты для борьбы с пандемией и продолжил выпуск финансовых инструментов в национальных валютах БРИКС. Но, пожалуй, наиболее значительным шагом, предпринятым БРИКС за последние несколько лет, стало расширение членского состава НБР в этом году, что фактически положило начало институционализации более тесных связей между пятью экономиками БРИКС и их партнёрами из развивающихся стран. О перспективах расширенного членства в НБР пишет программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай» Ярослав Лисоволик.

Первыми членами НБР, не входящими в БРИКС, стали Бангладеш, Уругвай и Объединённые Арабские Эмираты. Ранее дискуссии о приёме новых членов в основном касались целесообразности приглашения тех стран, которые являются региональными партнёрами БРИКС. Это должно было обеспечить достаточный простор для реализации инфраструктурных проектов и коммуникаций между основными членами БРИКС и их соседями по региону.

Более тесное региональное согласование также потенциально усиливает положительные побочные эффекты и синергетический эффект между странами при реализации «интеграционных проектов».

Другой подход предусматривал более разнообразную стратегию, ориентированную в первую очередь на страны с высокими резервами и кредитным рейтингом. Последний затем повлияет на общий рейтинг банка НБР и предоставит возможность для взносов в капитал НБР.

В конце концов, подход, предпринятый НБР, представлял собой своего рода гибридную стратегию, сочетающую регионалистский подход со стратегией привлечения стран с высокими резервами и кредитным рейтингом. Уругвай и Бангладеш являются соответственно региональными партнёрами Бразилии и Индии. Они являются частью региональных интеграционных соглашений, участниками которых являются Бразилия и Индия – MERCOSUR и BIMSTEC (Инициатива Бенгальского залива по многостороннему техническому и экономическому сотрудничеству). Это также страны, которые имеют общие институты регионального развития с экономиками БРИКС – SDF в случае Бангладеш и FOCEM в случае Уругвая. 

Что касается Объединённых Арабских Эмиратов, эта экономика имеет суверенный кредитный рейтинг AA– от Fitch (прогноз стабильный) и обладает значительными резервами, которыми управляют некоторые из крупнейших суверенных фондов благосостояния, такие как Управление инвестиций Абу-Даби (ADIA). Это обеспечивает возможности для более тесного сотрудничества между суверенными фондами благосостояния стран БРИКС с фондами ОАЭ и, в более широком смысле, между странами БРИКС и регионом Персидского залива (странами Совета сотрудничества стран Залива (ССЗ). 

Корпорации и экономика
Роль государственных фондов благосостояния в период пандемии
Энрико Содду
Суверенные фонды благосостояния во время пандемии не только играли важную роль в бюджетных ответных мерах на внутренних рынках, но и финансировали медицинские компании, которые сыграли важную роль в выводе на рынок нескольких вакцин, пишет Энрико Содду, руководитель отдела данных и аналитики Международному форуму суверенных фондов благосостояния (IFSWF).

Мнения экспертов


Учитывая важность регионального элемента в расширении членского состава НБР, вероятно, важную роль будут играть соответствующие региональные отделения НБР. Также может возникнуть необходимость изучить возможность более тесного сотрудничества со всеми тремя новыми участниками через некоторые другие механизмы сотрудничества БРИКС, такие как Пул условных валютных резервов стран БРИКС (CRA). Это, в свою очередь, может предусматривать более тесное сотрудничество/координацию между CRA БРИКС и соответствующими региональными финансовыми механизмами, членами которых являются члены НБР – в случае ОАЭ это Арабский валютный фонд, а в случае Уругвая - FLAR (Fondo Latinoamericano de Reservas)

В ближайших приоритетах расширенного НБР необходимо будет сосредоточить внимание на противодействии пандемическому кризису. Это, в свою очередь, повышает важность таких секторов, как здравоохранение, развитие цифровой экономики и других проектов, связанных с развитием человеческого капитала. Также появится больше возможностей для внесения значительного вклада в «повестку экологической трансформации/ESG», особенно с такими важными игроками в нефтяном секторе, как ОАЭ.

Будущие траектории расширения членства НБР, вероятно, будут следовать той же гибридной стратегии, что и в первой волне приёма новых членов. Вполне возможно, что в грядущих волнах региональные союзники России из Евразийского экономического союза (такие как Казахстан) могут стать новыми членами НБР. Это, в свою очередь, может усилить потенциал сотрудничества НБР с региональными институтами Евразии, такими как Евразийский банк развития (ЕАБР) и Евразийский фонд стабильности и развития (ЕФСР). Это, в свою очередь, приведёт БРИКС к дальнейшим этапам реализации структуры БРИКС+, в рамках которой НБР будет сотрудничать с региональными институтами развития (региональными банками и региональными финансовыми организациями), членами которых являются страны БРИКС.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.