Think Tank
Путешествие в тысячу миль: отношения между Китаем и Европой

Если мы продолжим перекладывать друг на друга ответственность и предъявлять претензии, то неизбежно станем врагами и вернёмся к закону джунглей. Нужно ли нам это? Или некоторые действительно думают, что закон джунглей принесёт им победу? Холодная война не должна быть неизбежным выбором стран. Если с этого момента и до середины нынешнего века нам удастся создать новый мировой порядок, это нас возвеличит. Путешествие в тысячу миль начинается с одного шага, и этот шаг нужно сделать прямо сейчас, пишет первый заместитель директора Ганкунгской академии при КАОН, член Консультативного совета CITIC-фонда Хуан Пин. Статья подготовлена в рамках проекта Think Tank в продолжение онлайн-сотрудничества между клубом «Валдай» и Центром китайско-российского стратегического взаимодействия при CITIC-фонде по изучению реформ и развития.

Случай, связанный с компанией Huawei, отражает острую конкуренцию между Китаем и США в области высоких технологий, а также стратегическое сдерживание Китая Соединёнными Штатами. Основной вопрос заключается в глобализации науки и информационных технологий.

Первоначально в этом витке глобализации доминировали Соединённые Штаты, но по мере ускорения процесса они также столкнулись с большими трудностями. Конечно, в отношениях между США и Китаем есть некоторые противоречия, но наука должна стоять выше этого. В ситуации с Huawei Великобритания первой решила последовать примеру Соединённых Штатов и оказать давление на компанию, далее к этому процессу присоединились Франция и другие европейские страны. Сколько европейских стран могут противостоять компании Huawei в этом конфликте, а сколько – придерживаться относительно независимой дипломатической линии в контексте крупных стратегических изменений в отношениях США и Китая (например, гонконгский вопрос после введения в действие Закона о национальной безопасности в Гонконге)?

Корпорации и политика
Не свобода, а гегемония: случай Гонконга
Нельсон Вонг
При всём уважении к США как самой могущественной стране на земле, народ Китая задаётся вопросом, почему правительство США считает, что имеет моральное право навязывать свою систему и ценности Китаю. Похоже в Америке убеждены, что все люди созданы равными и наделены неотъемлемым правом на свободу, за исключением случаев, когда форма свободы не соответствует американским представлениям. Но это уже не свобода, а гегемония. О ситуации в Гонконге пишет Нельсон Вонг, вице-президент Шанхайского Центра стратегических и международных исследований.

Мнения экспертов


Европа уже более шестидесяти лет движется по пути интеграции, но на этом пути ей встречается всё больше препятствий. Сегодня её разрывают споры относительно единой для всех стран ЕС политики применительно к ситуации с компанией Huawei и к Китаю в целом. Самым существенным внешним фактором является, конечно, то, что Соединённые Штаты изменили свою стратегию в отношении Китая.

Когда речь заходит о компании Huawei, Великобритания проявляет самую активную позицию. Она стоит особняком не только в конфликте с Huawei, но и в ситуации с Гонконгом. У этой страны всегда имеется свой комплекс так называемых стратегий и политик. После Brexit для Великобритании самым важным являются англо-американские отношения и урегулирование отношений с Европейским союзом. При этом несомненно, что отношения с Китаем также важны. На самом деле, она всё ещё сомневается насчёт Huawei. По вопросу Гонконга Великобритания взяла на себя так называемую «моральную ответственность». По воросу Huawei она проявляет большую решительность. Однако британский премьер-министр Борис Джонсон недавно заявил, что Великобритания не воспринимает Китай как противника. Таким образом, сможет ли эта страна продолжать придерживаться реалистического подхода или последует за Соединёнными Штатами?

Нам ещё предстоит увидеть изменения общей международной структуры. В конце концов, обстоятельства всегда сильнее нас. Наиболее важным моментом нового витка глобализации является то, что, наряду с товарами и капиталом, развитие информационных технологий и науки в Китае также идёт семимильными шагами, выходя за его пределы. Технология 5G и компания Huawei – яркий тому пример. Для них характерно быстрое развитие, внедрение и популяризация. Соответствующие трансформации и обновления также не заставляют себя долго ждать. В таких условиях европейским странам будет тяжело противостоять этому процессу поодиночке.

Если на этом этапе глобализации Соединённые Штаты продолжат следовать политике Дональда Трампа, направленной на торговый протекционизм, дипломатический изоляционизм и социально-политический популизм, и рассматривать Китай как главного стратегического конкурента или даже в одностороннем порядке разорвут отношения либо войдут в состояние так называемой «новой холодной войны», то Великобритания, которая является последователем США и занимает второе место в англоязычном мире, безусловно, пойдёт по пути Соединённых Штатов.

Основной переменной здесь являются выборы президента США. В случае победы Джо Байдена возможны изменения. Игра, которую ведёт Трамп, – не дипломатия и не торговая война против Китая. Эта игра ведёт к технологической и дипломатической борьбе. Трамп стремится удержаться на посту президента и сохранить экономику и мировой статус Соединённых Штатов. Но если эпидемия в США не будет взята под контроль, экономика не начнёт восстанавливаться, а вспыхнувший этнический конфликт будет продолжать обостряться, то результат выборов окажется под вопросом. Если Трамп потерпит неудачу и на его место придёт Байден, адепт традиционной демократической политики в отношении внутренних и внешних вопросов страны, то Великобритания и Европейский союз также последуют за США. На сегодняшний день Америка непредсказуема. Будет ли она придерживаться традиционной демократической политики? Сохранится ли так называемая система «двухпартийного консенсуса» (включая консенсус в отношении Китая) и останутся ли Соединённые Штаты главным стратегическим конкурентом Китая и России? Во всяком случае, это не просто игра между Китаем и Соединёнными Штатами, поскольку помимо них в мире ещё есть целый ряд игроков, в частности – Европа и Россия.

Для ЕС прежде всего важно то, будет ли продолжена так называемая интеграция внутри самого Союза, а также – насколько Европейский союз, обладающий на сегодняшний день довольно большой частью суверенитета, переданного ему европейскими странами, готов им поступиться. Интеграция наиболее значима с точки зрения внутреннего механизма. Самым большим препятствием на пути интеграции сегодня является финансовый вопрос и то, в какой степени страны ЕС готовы поступиться своим экономическим суверенитетом.

Наиболее актуальной задачей является борьба с эпидемией, а затем восстановление экономики и возвращение к нормальной социальной жизни. Сейчас всё находится в подвешенном состоянии. Пандемия стала самым непредсказуемым событием за последние сто лет, это своего рода «чёрный лебедь». Причём это проблема не только Европейского союза. Всё мироустройство оказалось неэффективно перед лицом распространения коронавирусной инфекции.

Главная проблема ЕС – различия в устремлениях, приоритетах и интересах стран, входящих в его состав. Стоило ли Евросоюзу увеличивать число стран-членов с пятнадцати до двадцати пяти в 2004 году? Это не интеграция в полном смысле этого слова, а экспансия. У такого большого количества стран – двадцать семь без Великобритании – совершенно различные интересы и приоритеты. Интеграция у них вызывает лишь внутреннее сопротивление. Как в сложившихся условиях достичь «общеевропейского консенсуса» по вопросам внешней политики и отношений с Китаем?

Изменения и перестройку переживает всё мироустройство: меняется порядок, картина мира, реорганизуются международные отношения, переписываются международные правила. И у Европы, и у Америки есть проблемы, связанные с социальной аномией, политической неразберихой, экономическим дисбалансом, потерей контроля над безопасностью, халатностью руководства и так далее. Для ЕС это вылилось в кризис беженцев, долговой кризис, терроризм, Brexit, а также отразилось на отношениях с США, Китаем и крупнейшим соседом – Россией. «Лидер западного мира», Соединённые Штаты, в свою очередь, столкнулся с этническими конфликтами, нерациональной миграцией, деструкцией экономической сферы, неравенством доходов. Поэтому США не могут не использовать Европу, а также другие страны и регионы в своих интересах. С одной стороны, Трамп пошёл по пути «Америка превыше всего» и отдалился от своих союзников, что вызвало негативную реакцию Европы. С другой – Соединённые Штаты изо всех сил стараются оказывать влияние на Европу, особенно в вопросе отношений с Китаем.

Китай и Европа являются крупнейшими экономиками, рынками, мировыми силами и важнейшими цивилизациями. Если смотреть на вещи объективно, на мировом уровне Европейский союз по-прежнему остаётся одним из ключевых партнёров Китая по основным международным вопросам и нетрадиционным сферам безопасности, таким как изменение климата и зелёная экономика. Конечно, в отношениях между ними всегда были противоречия. Но они не идут ни в какое сравнение с разногласиями между Китаем и США. Сотрудничество между Китаем и Европой в целом обладает огромным потенциалом и перспективами. Оно может принести множество плодов.

Китай, Европа и соединение четырёх стихий
Ван Ивэй
Европа должна сосредоточить своё внимание на росте, а не на хранении. Эффекты «Пояса и пути» в Европе умножаются, а не просто складываются. Ни одна сторона не потеряет свою долю, потому что весь торт целиком становится больше. Если задуматься о будущем, то станет понятно, что разумнее принять китайскую инициативу, пишет директор Института международных отношений и Центра европейских исследований при Народном университете Китая Ван Ивэй.
Мнения экспертов


Китай и Европейский союз находятся на разных этапах развития и имеют разные приоритеты. На сегодняшний день консенсус между странами в наибольшей степени достигнут в таких глобальных сферах как экология, охрана окружающей среды, устойчивое развитие и научно-техническое сотрудничество, направленное на борьбу с изменением климата. Однако существуют разногласия в том, каким образом данное сотрудничество следует реализовывать. Европейский союз, по сравнению с Китаем, предлагает более высокие стандарты. Китай является развивающейся страной, поэтому необходимо учитывать, что цели и ответственность должны быть как общими, так и раздельными. Например, Евросоюз должен понимать, что Китай всё ещё остаётся развивающейся страной в вопросе изменения климата и не может обладать равной степенью ответственности. ЕС настаивает на так называемом «паритете». Китай также придерживается равенства, но делает упор на наличии как общих, так и раздельных задач. Недавно ЕС принял новые правила проверки иностранных инвестиций. Это говорит о том, что он не признаёт статус Китая ни как рыночной экономики, ни как развивающейся страны. Поэтому неизбежны разногласия и споры. Китай и Европа решают их не через конфронтацию и уж тем более не прибегают к таким решительным мерам, как «новая холодная война». Добиться успеха можно только в условиях мирного сосуществования и гармонии, принимая различные взгляды и обучаясь друг у друга.

Пандемия ещё раз доказала, что традиционный западный подход относительно международных отношений не работает. Глобализация привела к тому, что глобальные транснациональные проблемы не могут быть решены каждым государством по отдельности. Видно, что для борьбы с эпидемией необходимы глобальное сотрудничество и совместные усилия. Текущий виток глобализации начал формироваться в 1980-х годах. В этом процессе Китай и Европа являются непосредственными участниками и несут ответственность за дальнейшее развитие ситуации. Ни одной стране не выгодно идти против течения, даже если её путь сопровождается большим количеством неопределённостей, вызовов, рисков и кризисов. На этом этапе глобализации ни одна страна не сможет в одиночку бороться с пандемией, противостоять деспотии и финансовым рискам. Для того чтобы решить все эти проблемы, необходимы сотрудничество и совместные усилия.

Каким же должен быть новый мировой политический порядок? Может быть, стоит придерживаться традиционного национального суверенитета, национальной независимости и не вмешиваться во внутренние дела других государств, не забывая о равенстве всех стран, независимо от их статуса, и стремиться к единению при сохранении различий для достижения взаимовыгодного сотрудничества? Или лучше вернуться в джунгли и беспорядочно бороться друг с другом?

Война – это не всегда вооружённый конфликт. Существуют финансовые и торговые войны, а также конфликты интересов и ценностей. Если в условиях пандемии мы продолжим перекладывать друг на друга ответственность и предъявлять претензии, то неизбежно станем врагами и вернёмся к закону джунглей. Нужно ли нам это? Или некоторые действительно думают, что закон джунглей принесёт им победу? На сегодняшний день холодная война больше не является и не должна быть неизбежным выбором стран. Если с этого момента и до середины нынешнего века нам удастся создать новый мировой порядок, это нас возвеличит. Путешествие в тысячу миль начинается с одного шага, и этот шаг нужно сделать прямо сейчас. К примеру, можно начать с диалога и взаимного обмена достижениями в экономической, торговой и научно-технической областях, решить проблему безопасности во всём мире, предотвратить начало «новой холодной войны» и создать организацию здравоохранения по вопросам борьбы с эпидемией.

США – Китай: «сообщество единой судьбы»?
Ван Ивэй
Президент США Дональд Трамп и вице-премьер Госсовета КНР Лю Хэ подписали соглашение о первой фазе торговой сделки между двумя странами. Это событие стало благой вестью для всего мира. Но не повредит ли оно другим странам? Об этом в интервью клубу «Валдай» рассказал директор Института международных отношений и Центра европейских исследований при Народном университете Китая Ван Ивэй.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.