Опасны ли «бензиновые» протесты для правительства Ирана?

Пока рано говорить о серьёзной угрозе существованию режима ИРИ изнутри. Государственные властные и силовые структуры достаточно уверенно контролируют обстановку в стране, не допуская критического обострения ситуации в экономической и социальной сфере и в области безопасности. Моральный авторитет правящего духовенства по-прежнему достаточно высок, чтобы обеспечивать единство иранцев на религиозно-националистической основе в противодействии реальным внешним угрозам, считает Александр Марьясов, российский дипломат, бывший Чрезвычайный и Полномочный Посол России в Иране.

С середины ноября Иран охватили массовые волнения, вызванные двукратным повышением цен на бензин и его нормированием. Протестные выступления состоялись во многих городах страны. Они сопровождались поджогами и разгромом витрин магазинов, банков и заправочных станций. Правоохранительные органы жёстко пресекали эти волнения. Имеются убитые и раненые. Около тысячи демонстрантов арестованы.

Вопрос о повышении цен на бензин уже давно стоял в повестке дня правительства. Благодаря многомиллиардным государственным субсидиям бензин в Иране стоил намного дешевле, чем в остальных странах Ближнего Востока. Это вело к его бесконтрольному расходованию, контрабанде в соседние страны. После резкого ухудшения экономического положения Ирана ввиду ужесточения американских санкций и особенно после введения эмбарго на продажу иранской нефти правительство ИРИ было вынуждено сократить дотации на покупку бензина, чтобы перенаправить средства на удовлетворение других острых нужд населения, особенно его беднейших слоёв. И хотя после повышения цены бензин по-прежнему намного дешевле, чем в странах-соседях, этот шаг правительства на фоне неуклонно снижающегося уровня и качества жизни иранцев вызвал резкие протесты. Возможно, властям следовало своевременно провести работу по разъяснению мотивов своих действий, что могло снизить напряжённость. Но это было сделано уже после начала протестов.

Следует отметить, что при подавлении волнений правоохранительные органы действовали более решительно и жёстко, чем ранее, оперативно выявляя и нейтрализуя зачинщиков и организаторов беспорядков. С учётом уроков масштабных протестных выступлений 2009 года и роли электронных коммуникаций в их организации, властями был отключён интернет и введена жёсткая цензура в СМИ. Эти меры в совокупности с разъяснительно-пропагагандистской работой руководителей всех трёх ветвей власти, включая верховного руководителя и президента ИРИ, дали свои результаты. Протесты пошли на спад. Этому способствовало и начало обещанных правительством денежных выплат нуждающимся категориям населения.

Почему антииранская стратегия США не сработает?
Александр Марьясов
Иранцам не привыкать к жёстким действиям США в отношении своей страны – с небольшими перерывами это длится вот уже почти 40 лет. Иранская революция 1979 года нанесла жесточайший удар по тщеславию и самолюбию «единственной сверхдержавы» и породила стойкий антииранский синдром у американского истеблишмента. США продолжают считать ниже своего достоинства нормализацию отношений с единственной ближневосточной страной, которой они так и не смогли навязать свою волю в политической, экономической, идеологической и других областях.
Мнения экспертов

Госдеп США и американские СМИ использовали ноябрьские протестные выступления в Иране для дальнейшего нагнетания антииранских настроений, обвинения властей ИРИ в нарушении прав человека, оправдания своих призывов к смене «жестокого и коррумпированного» режима ИРИ. В этом потоке обвинений терялись резонные высказывания ряда западных, в том числе и американских аналитиков об одной из главных причин последних протестов – ужесточающейся американской политике «максимального давления» на Иран. Ухудшение социально-экономического положения иранцев, сильная девальвация национальной валюты, рост безработицы и цен, просчёты властей в экономической политике и растущая коррупция безусловно подпитывают рост недовольства среди населения.

Правительство ИРИ, признавая все вышеуказанные факторы и пытаясь выправлять ситуацию с помощью имеющихся внутренних резервов и возможностей, стремится перевести стрелки на первопричину иранских социально-экономических и финансовых проблем – удушающие санкции США.

Складывающаяся внутриполитическая ситуации заставляет соперничающие группировки иранского истеблишмента – реформаторов и радикалов – объединять усилия в противодействии внешнему давлению и попыткам США экономически и политически изолировать ИРИ.

Пока рано говорить о серьёзной угрозе существованию режима ИРИ изнутри. Государственные властные и силовые структуры достаточно уверенно контролируют обстановку в стране, не допуская критического обострения ситуации в экономической и социальной сфере и в области безопасности. Моральный авторитет правящего духовенства по-прежнему достаточно высок, чтобы обеспечивать единство иранцев на религиозно-националистической основе в противодействии реальным внешним угрозам.

Ситуацию в Иране вряд ли можно рассматривать в контексте обострения обстановки в других странах региона, в частности в Ираке и Ливане. Хотя определённая схожесть развития волнений и протестов против экономической политики правительств этих стран и просматривается, однако власти ИРИ имеют больше возможностей быстро купировать протестные выступления без серьёзных негативных последствий, чем руководство Ирака и Ливана, отягощенное религиозно-этническими и политическими разногласиями и противоречиями.

США – Иран: на каждое действие будет жёсткое противодействие
Александр Марьясов
Выход США из СВПД, ужесточение американских санкций и их распространение на европейские и другие страны, безусловно, серьёзно осложнят экономическую и внутриполитическую ситуацию в Иране. Но каждое новое ужесточение действий против Ирана встретит его жёсткое противодействие. Снять напряжённость в регионе возможно через компромиссы при развязках существующих конфликтов и проблем, к чему и призывает Россия.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.