Конфликт и лидерство
НАТО на Тихом океане: как будет работать пятая статья устава?

Мы будем наблюдать постепенное втягивание европейских союзников США в амбивалентное противостояние с Китаем, которое неизбежно начнёт обостряться. Страны Восточной Европы успешно справились с торпедированием отношений России и Запада. Не исключено, что с Китаем получится не хуже, пишет Андрей Сушенцов, программный директор Валдайского клуба.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг недавно призвал рассматривать Россию и Китай как единый вызов для Организации Североатлантического договора. НАТО сейчас работает над новой концепцией, которая должна быть принята по итогам очередного саммита. В ней Китай будет объявлен одной из ключевых угроз. Энтузиазм НАТО по переориентации своего интереса на Восточную Азию трудно понять и тем более разделить.

У большинства стран НАТО разное восприятие угроз. Страны на востоке блока опасаются России, на юге миграции из Африки, Греция находится в состоянии замороженного конфликта с Турцией, а Британия и вовсе конфликтует с Ирландией по вопросам о правах на рыболовство в регионе. Ни у одной из этих стран нет в противостоянии с Китаем жизненного интереса, за который она была бы готова воевать. Специфическим исключением является Литва, которая недавно резко обострила свои отношения с Пекином и готовится открывать посольство Тайваня.

Как будет работать пятая статья устава Организации Североатлантического договора в борьбе за полупроводники Тайваня? Парадоксальность постановки такого вопроса толкает некоторые страны НАТО к тому, чтобы воспринимать приоритизацию Китая как вопрос, находящийся «ниже пятой статьи» (below the Article 5). То есть эти страны считают, что статья не применима на восточноазиатском театре. Однако в этом случае происходит ещё большее размывание смысла НАТО и её операциональной эффективности. С тем же успехом НАТО может распространить свою озабоченность на Западное полушарие, например на Перу, Колумбию или Аргентину. Главное, чтобы эта озабоченность оказалась более результативной, чем бесславно закончившаяся военная кампания в Афганистане.

Конфликт и лидерство
Почему советский опыт не пригодился США в Афганистане и Ираке?
Андрей Сушенцов
С точки зрения американского дискурса советский подход по вовлечению в сотрудничество бывшего врага, основанный на комбинации силового давления и системы компромиссов, не является постконфликтным урегулированием. А на наш взгляд, это просто способность к здравому смыслу и интерес к политической культуре той среды, в которой ты оказался. О том, почему США не воспользовались советском опытом в Афганистане и Ираке, пишет программный директор Валдайского клуба Андрей Сушенцов.

Мнения экспертов


К противостоянию с Китаем европейские страны НАТО толкает Вашингтон. Однако американское понимание проблем безопасности в Восточной Азии также глубоко ошибочно. Многие десятилетия США исповедовали стратегию вовлечения Китая, стремясь управлять его возвышением и развитием. Когда они убедились в том, что это неработающая стратегия, то перешли к сдерживанию Китая, недопущению его технологического развития, сотрудничества со странами Евросоюза и тем более недопущению овладения им ключевым производителем полупроводников в мире – Тайванем.

Что дальше? Американские аналитики не исключают и начала военного давления. Но здесь также много вопросов. Как может выглядеть военная победа над Китаем? Не пострадают ли в результате этого конфликта США и их союзники больше, чем могут получить в результате ненадёжной победы? В этих обстоятельствах Китай выступает скорее пассивным наблюдателем, чем активным участником конфронтации.

Со своей стороны, Пекин сделал Вашингтону предложение, которое не было услышано. Он предложил строить отношения на принципах, которые были опробованы в двустороннем формате с Россией: стабильность, предсказуемость, равноправие, невмешательство во внутренние дела, уважение интересов друг друга. Китай называет это отношениями нового типа, не направленными против третьих стран. Впервые их примат был провозглашён в российско-китайских декларациях начала 2000-х годов. В дополнение к этим принципам Россия и Китай согласились провести демилитаризацию границы на достаточную глубину и предоставить взаимные гарантии безопасности малым странам, находящимся между Россией и Китаем. В совокупности эти обстоятельства позволили вывести российско-китайские отношения на беспрецедентный уровень доверия и стратегического партнёрства.

Россия также предлагает Западу развивать отношения на указанных принципах. Однако и её призывы последовательно не находят ответа. Шансы на то, что Китай будет услышан США или Западом, также невелики. А значит, мы будем наблюдать постепенное втягивание европейских союзников США в амбивалентное противостояние, которое неизбежно начнёт обостряться по мере нарастания частоты инцидентов. Активисты вроде Литвы и Польши могут поставить вопрос о такой мере обострения китайско-европейских отношений, к которой страны Западной Европы могут оказаться совсем не готовы. Как мы хорошо знаем по опыту, страны Восточной Европы успешно справились с торпедированием отношений России и Запада. Не исключено, что с Китаем получится не хуже.

Глобальный Китай и страхи его соседей
«Скрывай свою силу, дожидайся удобного часа», – говорил Дэн Сяопин. В последние годы Китай всё громче заявляет о себе на мировой арене. Удобный час настал? По мнению многих наблюдателей, посредством своей масштабной инициативы «Пояс и путь» Китай перестраивает Евразию под свои нужды. Так ли это и насколько интересы азиатского гиганта сопрягаются с интересами его соседей – объясняют эксперты клуба «Валдай».
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.