На кого России опереться в Ливии?

Саиф аль-Ислам Каддафи, сын убитого в 2011 году ливийского лидера Муаммара Каддафи, по информации Bloomberg, обратился к российским властям с просьбой поддержать его президентские амбиции в Ливии. Ещё ранее, в декабре 2017 года, представитель семьи Каддафи Басем аль-Хашими заявлял, что сын ливийского лидера выдвинет свою кандидатуру на пост президента страны, поэтому он ищет в России финансовую помощь и посредничество для создания коалиций с другими центрами власти в Ливии.

К подобным предложениям со стороны Саифа аль-Ислама следует относиться с большой настороженностью. Надо учитывать, что до сих пор нет проверенной информации о том, где находится Каддафи-младший, на кого опирается, самостоятельно ли он действует или остаётся заложником той или иной ливийской группировки, которая пытается использовать его в собственных целях, в том числе и для привлечения внешнего финансирования. Кроме того, под сомнением и его возможность стать кандидатом на президентских выборах. Саиф аль-Ислам по-прежнему находится в розыске Международного уголовного суда, а его положение в Ливии не урегулировано. Несмотря на предоставленную ему правительством в Тобруке (фактически правительство действует в городе аль-Байда) амнистию, есть сомнения в её законности, на что, в частности, указывал и.о. генпрокурора страны Ибрагим Масуд. Поэтому отношение Москвы к Саифу аль-Исламу можно рассматривать исключительно через призму готовности РФ вести диалог со всеми легальными политическими силами Ливии, включая и отдельные группировки (достаточно вспомнить визит представителей коалиции «аль-Буньян аль-Марсус» и бригад Мисраты в апреле 2017 года в Москву).

Ливия на распутье: гнев, силы защиты и дорожная карта ООН
Нурхан Эль-Шейх
Сообщения СМИ о предполагаемом письме Саифа аль-Ислама, сына бывшего ливийского лидера Муаммара Каддафи, к президенту Владимиру Путину с просьбой о поддержке российских властей поднимают много вопросов о нынешней политической ситуации в Ливии и о будущем урегулировании.
Мнения экспертов

В настоящее время в Ливии многие группировки и их командиры, обретшие легальный статус, располагают значительно бо́льшим влиянием и возможностями, чем Каддафи-младший. По-прежнему наиболее крупной и влиятельной зонтичной структурой в Ливии остаётся Ливийская национальная армия (ЛНА) во главе с Халифой Хафтаром, контролирующая восток и некоторые южные районы страны и формально подчинённая временному правительству в Тобруке. В то же время Хафтар, несмотря на свои амбиции навести порядок во всей Ливии, не способен осуществлять полный контроль даже над вверенной ему территорией. Так, правительство в Тобруке вынуждено было 22 декабря объявить особое положение в Бенгази – крупнейшем городе восточной Ливии и ввести туда дополнительные силы безопасности для проведения операций против местных криминальных группировок и картелей, во власти которых этот город оказался.

Глава Президентского совета и Правительства национального единства (ПНЕ) в Триполи, признанного ООН легитимным переходным органом, Фаиз Сарадж также опирается на широкую поддержку кланов и группировок западной Ливии, которые благодаря этому обрели легитимность. Крупнейшие и наиболее влиятельные из них – это бригады Триполи («Большая четвёрка Триполи»), бригады Мисраты – образующие Центральное военное командование и бригады Зинтана – формирующие Западное военное командование ПНЕ. Бригады Зинтана, в плену у которых и находился Саиф аль-Ислам, на определённом этапе поддерживали Хафтара, но затем большинство из них во главе с Усамой аль-Джувейли переориентировались на поддержку ПНЕ. Усама аль-Джувейли также провёл ряд успешных операций в западной Ливии против неподконтрольных ПНЕ группировок, что способствовало росту его влияния и популярности. Представитель Мисраты Ахмед Майтыг – также достаточно влиятельная фигура – является вице-премьером и фактически вторым человеком в ПНЕ.

При определённых условиях не исключён альянс зинтацев и мисратцев и создания ими «третьей силы» – например, в случае несоблюдения их интересов по итогам возможных выборов в стране.

Завершившаяся безрезультатно, а по некоторым оценкам – даже провалом, конференция по Ливии в Палермо, выявила отсутствие точек соприкосновения между ПНЕ и структурами Тобрука.

Конференция в Палермо: Москва в поисках политического консенсуса по Ливии
Григорий Лукьянов
Сенсационных заявлений в ходе международной конференции по Ливии в Палермо так и не прозвучало. Но первое появление России на встрече по Ливии такого уровня выглядит более чем успешным, поскольку не ограничилось лишь символическим присутствием, а обозначилось активной включённостью в практическое обсуждение острых вопросов.  
Мнения экспертов

В таких условиях, даже при условии того, что выборы в Ливии всё же состоятся в 2019 году, они могут дать обратный эффект, если одна из сторон их результаты не признает, как это уже было в 2014 году. Это способно привести к новому этапу вооружённого противостояния.

Единственным сдерживающим фактором, вокруг которого строятся отношения между Триполи и Тобруком, является ливийская нефть. Доходы от её экспорта распределяются между основными игроками на ливийском поле, каждый из которых не способен в одиночку добывать и экспортировать углеводороды.

Внешние акторы, заинтересованные в доступе к добыче ливийской нефти, делают различные ставки на ливийских игроков. Франция, Египет и ОАЭ поддерживают Хафтара и правительство в Тобруке. Италия, пытаясь выстраивать отношения со всеми сторонами конфликта, всё же склоняется к взаимодействию с ПНЕ и группировками западной Ливии, с которыми ей удалось наладить конструктивное сотрудничество по противодействию нелегальной миграции. Турция и Катар оказывают поддержку ПНЕ. США пока дистанцируются от активного участия в ливийских делах.

Россия до последнего времени пыталась проводить сбалансированную политику в Ливии, развивать взаимодействие как с ПНЕ, так и с Хафтаром и структурами Тобрука. Однако визит в Москву Хафтара в преддверии конференции в Палермо – при отсутствии соответствующих контактов в этот период с Сараджем – заставляет делать предположения о возможном изменении подходов РФ в пользу большей поддержки Тобрука. При этом в Москве понимают опасность складывать все яйца в одну корзину в ливийских делах, учитывая неустойчивый баланс сил в этой стране, который может в любой момент измениться в пользу той или другой стороны.

В России рассчитывают на участие в проектах нефтегазовой сферы Ливии, а также на реанимацию контрактов, подписанных ещё во времена Каддафи, в частности – по строительству железных дорог. Есть заинтересованность в возобновлении военно-технического сотрудничества и использовании ливийских портов для захода российских военных кораблей с созданием там соответствующей инфраструктуры. Однако большинство этих вопросов можно решить только при формировании в Ливии общих для всей страны и признанных легитимными ООН и мировым сообществом институтов власти.

Основные стороны ливийского конфликта
В 2017 году Россия активизировала свою политику на ливийском направлении. Курс на «равноприближенность» к различным сторонам ливийского конфликта нашел конкретные проявления в многочисленных визитах в Россию представителей Триполи, Тобрука, Мисураты и других политических центров. Москва заявляет о своей поддержке плана ООН по урегулированию конфликта, тем не менее стратегия и интересы России в этой стране до сих пор вызывают много вопросов у внешних наблюдателей, а перспективы международного взаимодействия по ливийскому урегулированию остаются неясными.
Инфографика
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.