Cмотреть
онлайн-трансляцию
Месть за генерала Сулеймани: исчерпан ли инцидент?

8 января в отместку за убийство генерала Касема Сулеймани Иран нанёс серию ракетных ударов по военным базам США в Ираке, после чего обе стороны решили пойти на деэскалацию и заявили о готовности к переговорам. О том, считать ли данный конфликт исчерпанным, изменится ли политика двух стран в отношении друг друга и чего ждать в ближайшем будущем, клубу «Валдай» рассказал старший научный сотрудник Лаборатории анализа международных процессов МГИМО МИД России, редактор издания Al-Monitor (США) Максим Сучков.

Сложившаяся ситуация – закономерный исход той политики, которую администрация Дональда Трампа проводила в отношении Ирана последние несколько лет, с самого начала его президентства. В принципе эта стратегия «мягкого удушения» была нацелена скорее на постепенное нагревание ситуации внутри Ирана с тем, чтобы люди восстали и свергли правящий режим. Кроме того, американцы предпринимали ряд действий по всему региону – особенно в странах, которые важны для Ирана и входят в так называемую «ось сопротивления», – чтобы сдерживать его претензии на доминирование. В последнее время иранцы предприняли ряд смелых шагов, которые, по мнению американцев, ослабили позиции США и сильно подвинули «порог сдерживания» не в их пользу.

Мораль и право
США – Иран: дипломатия ответного удара
Олег Барабанов
События последней ночи, когда были нанесены удары по двум американским базам в Ираке, – это ещё один шаг к эскалации конфликта между Ираном и Соединёнными Штатами. Угроза его перерастания в серьёзные боевые столкновения увеличилась. Однако быстрого ответного удара американцы не произвели, и это даёт надежду на то, что ситуация не выйдет из-под контроля. Тем не менее в ближайшие пару дней стоит понаблюдать за тем, как поведут себя американцы в Ираке. Варианта два: либо они резко активизируют эвакуацию своих баз, либо наоборот – начнут их усиливать. В последнем случае шансы на эскалацию конфликта, на то, что американцы будут жёстко отвечать, вырастут, считает программный директор клуба «Валдай» Олег Барабанов.  
Мнения экспертов

Именно поэтому Соединённые Штаты пошли на беспрецедентно дерзкий и коварный шаг – убийство второго по влиянию человека в стране. Тем самым они перепрыгнули сразу через несколько ступенек лестницы эскалации и направили Ирану отчётливый сигнал, что его региональное доминирование и ядерная программа недопустимы, и единственный выход, который у него остаётся – умерить свои амбиции, сесть за стол переговоров и вступить с американцами в сделку, хотя чётких параметров этой сделки у американцев пока нет.
Основная цель США – обратить Иран из враждебной страны минимум в нейтральное, максимум – в кооперабельно-сговорчивое государство. Этой цели нельзя достичь посредством войны, поэтому максимально эффективным для этого видится принуждение – политическое или экономическое.

Физическое устранение Касема Сулеймани, возможно, на какое-то время снизит способность иранцев создавать проблемы американцам и их союзникам: это был очень влиятельный человек, адекватную замену придётся ещё поискать. Не ответить на эту акцию Тегеран не мог, но и ответить так, чтобы спровоцировать войну и вступить в симметричный конфликт – тоже не мог. В итоге Иран выбрал меру, которая в публичном и медийном пространстве выглядела довольно ярко – обстрел американской военной инфраструктуры. Однако эта акция была проведена довольно осмотрительно: иранцы уведомили об этом иракцев, а те уведомили американцев – хотя источники в регионе говорят, что некоторая паника на их базах всё же имела место.

Самое главное – это был публичный эффект: иранские СМИ для внутреннего потребления заявили о жертвах; Трамп – опять же для внутреннего потребления – сказал, что никаких жертв нет, и показал себя смелым лидером, который может вовремя выходить из критических ситуаций, которые, впрочем, сам же и создаёт. Это хорошо повлияло на его внутреннюю аудиторию и даже в некоторой степени повысило его шансы на переизбрание – хотя если бы американцы встряли в прямой военный конфликт, это бы их наоборот сильно понизило.

Признание Пентагона и армии США «террористическими организациями» – также симметричная и во многом символическая акция для внутреннего потребления, которая ни на что по большому счёту не повлияет. Однако же здесь есть юридические аспекты: после признания КСИР террористической организацией американские военные должны были соблюдать определённые правила взаимодействия – не подпускать их к своим объектам ближе определённых расстояний и не вести переговоров без соответствующей санкции сверху. По букве закона это должно осложнять контакты и взаимодействие в целом, хотя Дональд Трамп и заявил о необходимости сотрудничества США и Ирана в борьбе с ИГИЛ.

Представляется, что обе стороны вышли из этой «странной войны» с минимальным набором выигрышей: Иран показал, что может бросить вызов супердержаве и даже напасть на неё, а США показали, что несмотря на всю критику, они действительно остаются супердержавой, которая по своей воле может уничтожать людей, которых считает опасными для своих интересов – даже если это государственные деятели – и не нести при этом политической или иной ответственности.

Гибридные двадцатые. Как обмен ударами между США и Ираном меняет расклад сил
Дмитрий Суслов
Нанеся удары по аэропорту Багдада, в результате которых погиб Касем Сулеймани, США снова показали себя непредсказуемым и безответственным партнёром, доверие к которому со стороны других ключевых игроков будет снижаться, пишет эксперт клуба «Валдай» Дмитрий Суслов. Соединённые Штаты застали врасплох всех, включая своих союзников, и это будет стимулировать страны региона обращать внимание на других игроков и пытаться диверсифицировать свои внешнеполитические и военно-политические связи. Что автоматически усиливает позиции России, поскольку именно в ней будут видеть альтернативу.
Мнения экспертов

Данная ситуация открывает возможность двигаться дальше. В целом стороны от своих стратегических интересов не отказываются – иранцы сохранят свои амбиции на региональное доминирование, даже если прямо сейчас будут вынуждены перестроиться. Американцы – сохранят свои намерения подогревать иранский режим изнутри. Ничего нового нет и в призыве Дональда Трампа к переговорам: он хочет войти в историю в качестве «организатора сделок», но как этого добиться конкретно с иранцами – не совсем ясно. Важнейший пункт программы американцев состоит в том, что они хотят ограничить не только ядерную, но и ракетную программу Ирана – которая, как видно из обстрела баз, действует и развивается. Со стороны Ирана главным пунктом является снятие санкций или компенсация их тягот третьими игроками.

При этом вряд ли какая-либо серьёзная сделка будет заключена до ноября текущего года, то есть до конца нынешнего срока Трампа. Когда Иран говорит, что конфликт не исчерпан, – он не лукавит. Текущая фаза завершилась, стороны решили пойти на деэскалацию – однако же противостояние будет продолжаться. Вполне может статься, что новое обострение на этом направлении случится летом или осенью, когда иранцы захотят в очередной раз ослабить трамповские позиции или преподнести ему какой-нибудь неприятный «сюрприз» перед выборами.

Нужна ли США и Ирану политически дорогостоящая битва?
Гюней Йылдыз
Иран на протяжении десятилетий готовился к тому моменту, когда он может подвергнуться нападению США. И хотя США способны нанести поражение Ирану военным путём благодаря подавляющему превосходству в воздухе, Тегеран и контролируемые им военизированные группировки могут превратить конфликт в длительную и политически дорогостоящую битву, пишет Гюней Йылдыз, внештатный научный сотрудник Института Ближнего Востока в Вашингтоне (США).
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.