Мировая экономика
Малые страны как посредники в урегулировании конфликтов

На фоне всплесков геополитических рисков, наблюдавшихся в последние годы, возникает необходимость в изучении некоторых вариантов международного посредничества и дипломатии, в том числе связанных с посреднической ролью региональных организаций и малых стран с развитой экономикой, пишет Ярослав Лисоволик, программный директор Валдайского клуба.

Отличительной чертой, объединяющей некоторые из малых открытых экономик, является то обстоятельство, что они выполняют важную посредническую роль не только в своих регионах, но и в глобальном масштабе. Некоторые из этих развитых малых экономик также приобрели нейтральный статус в международных отношениях, что позволило им стать заслуживающими доверия посредниками в ключевых международных спорах. В частности, у Австрии и Швейцарии в Конституции закреплён принцип нейтралитета. В случае Австрии Декларация нейтралитета была принята в 1955 году как конституционный акт. В Швейцарии нейтралитет как внешнеполитическая норма был включён в конституции 1848, 1874 и 1999 годов, а также фигурировал в заявлении страны о вступлении в ООН в 2002 году.

В Сингапуре нейтралитет де-факто был провозглашён ключевым направлением внешней политики, особенно в отношении конкурентной напряжённости между США и Китаем в регионах Юго-Восточной Азии. Благодаря этому фактическому нейтралитету, Сингапур смог стать площадкой для переговоров между США и Северной Кореей в 2018 году, а также между лидером Китая Си Цзиньпином и лидером Тайваня Ма Инцзю в 2015 году. Как сказал министр иностранных дел Сингапура Вивиан Балакришнан, когда речь идёт о внешней политике страны и её усилиях быть надёжным и последовательным партнёром, «ключом к этому является наш нейтралитет… Мы не будем ничьей марионеткой, мы не будем действовать от имени какой-либо другой державы. Нас нельзя купить, и нас нельзя запугать». Именно этот нейтралитет позволяет Сингапуру расширять сеть союзов в мировой экономике и повышать свой вес в международных делах. Ещё в 2009 году архитектор модернизации Сингапура Ли Куан Ю заметил: «У малых стран мало возможностей изменить регион, не говоря уже о мире. Маленькая страна должна искать максимальное количество друзей, сохраняя при этом свободу быть суверенной как независимая нация. ... Мы должны сделать себя значимыми, чтобы другие страны были заинтересованы в нашем дальнейшем выживании и процветании как суверенной и независимой нации».

Демократия и управление
Бывают ли у империй союзники?
Тимофей Бордачёв
В силу своего драматизма события последних месяцев естественным образом заставляют нас обратиться к феномену союзнических отношений во внешней политике великих держав. Изменение баланса сил на Южном Кавказе произошло в результате военного столкновения, один из участников которого – Армения – состоит в двух региональных организациях с участием России – ЕАЭС и ОДКБ. Более того, на национальной территории Армении находится российская военная база. Эти формальные отношения создают почву для дискуссии о том, насколько далеко должна была пойти Москва в предоставлении одной из сражающихся сторон преференций в области безопасности. И в целом, что из себя представляет феномен союзнических отношений в современной международной политике? Об этом пишет Тимофей Бордачёв, программный директор клуба «Валдай».

Мнения экспертов


Объединённые Арабские Эмираты также значительно активизировали свои миротворческие усилия в последние годы. Так, они выступили посредником в переговорах между Пакистаном и Индией, в результате которых стороны объявили о готовности соблюдать соглашение о прекращении огня 2003 года.

Ранее в 2018 году ОАЭ вместе с Саудовской Аравией посредничали в мирном урегулировании 2018 года между Эритреей и Эфиопией. В 2020 году наследный принц Абу-Даби Мухаммад бен Заид сыграл ключевую роль в достижении соглашений между Израилем и несколькими арабскими государствами. ОАЭ также ищут дипломатические решения по ликвидации напряжённости вокруг таких стран, как Сирия, Ливия и Йемен.

У малых стран, действительно, есть важные преимущества в посредничестве в конфликтах по сравнению с крупными экономиками. Как отмечают Дэвид Ланц и Саймон Мейсон, «малые государства обладают уникальными сравнительными преимуществами в области посредничества, поскольку они, как правило, более проворны, чем более крупные посреднические структуры . Мейсон и др. также отмечают, что «маленькие государства выигрывают от того, что они не представляют большой угрозы. Считается, что они имеют меньше геополитических интересов и придерживаются более ценностного подхода в посредничестве» .

В то же время малым странам необходимо сотрудничать и создавать сети «с другими посредниками, чтобы повысить эффективность и минимизировать негативную конкуренцию» .

В том же духе, как утверждал МикаэльВигелл, «координация деятельности различных направлений посредничества необходима, чтобы избежать дублирования и перегруженности посредников, что приведёт к растрате ресурсов и неэффективным операциям» .

Потенциал малых государств для успешного посредничества в конфликтах ещё больше возрастает, если они смогут привлечь к участию региональные организации, важной частью которых они являются. На самом деле региональные организации заметно увеличили свой вклад в разрешение кризисов за последние несколько десятилетий – согласно ТоукоПиипаринену и Вилле Бруммеру, «региональные и субрегиональные организации в последнее время стали более активными в управлении конфликтами и разрешении конфликтов» – «до 1975 года региональные организации проводили в среднем только два посреднических проекта в год. Между 1985 и 1995 годами региональные организации предприняли 116 попыток посредничества, что составляет почти двадцать попыток в год» . Сейчас на переговорах и форумах по разрешению споров региональные группы неизменно представляют крупнейшие страны, но, возможно, более мелкие страны могли бы выполнять эту роль с большей эффективностью.

Малые государства и их интересы при строительстве Большой Евразии
Муратбек Иманалиев
Перед странами Евразийского континента стоит стратегическая задача формирования принципиально нового исторического процесса. Строительство Большой Евразии – полигон создания новой концепции лидерства, и хотелось бы, чтобы в конструировании этой концепции приняли бы участие и те страны и народы, которые по ряду объективных и субъективных причин претендовать на лидерство не могут.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.