Макрон и США: антиамериканизм поневоле

Отношения Франции и США в формате «Макрон – Трамп» – это история о том, как два лидера постепенно теряли взаимопонимание и отдалялись друг от друга. Разочарование, раздражение, досада – именно такие чувства сейчас, похоже, преобладают во франко-американском диалоге (по крайней мере – в его французской части), пишет Алексей Чихачёв, эксперт Российского совета по международным делам.

На полях заседания Европейского совета 11 апреля президент Франции Эммануэль Макрон заявил, что не поддержит начало торговых переговоров Евросоюза с США, пока американская сторона находится вне Парижского соглашения по климату. Ещё через четыре дня, когда эта тема обсуждалась на совещании министров сельского хозяйства стран ЕС, только французский представитель проголосовал против. Подобное поведение руководства Пятой Республики вызывает вопрос: ощущает ли Париж сегодня какой-то искренний «антиамериканизм» или такова сила обстоятельств?

Отношения Эммануэля Макрона с Дональдом Трампом к настоящему моменту можно условно разделить на три этапа.

Первый символично обозначился в середине 2017 года, когда французский президент принимал американского коллегу на национальном празднике 14 июля. Для Макрона это было своего рода время надежд: только-только придя к власти, он рассчитывал быстро наладить с Трампом личный контакт, который можно будет использовать в собственных целях. Новый хозяин Елисейского дворца предполагал, что он сможет закрепиться в роли если не главного европейского союзника Вашингтона, то хотя бы «понимающего» и влиятельного собеседника.

Личная химия. Жизнеспособны ли отношения между США и Францией?
Игорь Деланоэ
Президент Франции Эммануэль Макрон не будет пытаться давить на президента США Дональда Трампа, чтобы поставить его в трудное положение, так как его цель – наилучшим образом использовать трудную ситуацию, считает Игорь Деланоэ, заместитель руководителя аналитического центра «Обсерво» при Франко-российской торговой палате. По мнению Деланоэ, Иран останется яблоком раздора, особенно если президенты Франции и США попытаются найти ключ к решению сирийской проблемы.
Мнения экспертов

Маркером второго этапа стал государственный визит Макрона в Вашингтон в апреле 2018 года. Здесь уже преобладала настороженность: старые противоречия не решались, а новые (угроза торговой войны США и ЕС, выход Штатов из ядерной сделки по Ирану) только добавлялись. Хотя внешне президенты всё так же демонстрировали дружбу, сущностная разница между ними росла. Одному был ближе принцип «America First», второй настаивал на «сильном мультилатерализме».

Третий этап, продолжающийся по сегодняшний день, начался в ноябре 2018 года. Тогда Трамп проигнорировал Парижскую конференцию по делам мира (за исключением официальной части, посвящённой Первой мировой войне), затем позволил себе несколько комментариев о недостаточной популярности Макрона во Франции и даже намекнул на своё сочувствие «жёлтым жилетам». Подобные демарши не могли вызвать у французского руководства уже ничего, кроме разочарования и раздражения.

Словом, отношения Франции и США в формате «Макрон – Трамп» – это история о том, как два лидера постепенно теряли взаимопонимание и отдалялись друг от друга. Разочарование, раздражение, досада – именно такие чувства сейчас, похоже, преобладают во франко-американском диалоге (по крайней мере – в его французской части). С одной стороны, Париж не может и не хочет полностью порывать с США: вопрос о новом выходе из НАТО пока точно не стоит на повестке дня, и Вашингтон всё равно воспринимается как важнейший стратегический союзник. Более того, Макрон никогда не высказывается в негативном ключе о США как о стране и культуре. Любопытно, что он сам весьма активно использует английский язык, обогащая родную речь частыми заимствованиями, и внедряет в своей команде управленческие практики по образцу американских бизнес-структур или НКО. С другой стороны, французской дипломатии приходится наблюдать, как Трамп расчётливо разрушает всё то, что она так скрупулезно выстраивала. В частности, в Иране «Airbus» и «Total» уже потеряли выгодные сделки из-за опасений перед американскими санкциями. Соглашение по климату 2015 года тоже является в этом плане точной иллюстрацией: то, что Франция воспринимает как один из главных дипломатических успехов последних лет и свидетельство собственной глобальной значимости, для Трампа послужило разменной монетой ради поддержки американской экономики. С каждым односторонним решением Белого дома Париж чувствует болезненный удар по своему престижу.

Смогут ли Париж и климат на планете пережить Трампа?
Ричард Лахманн
Трамп построил свою предвыборную кампанию на отрицании всего, что было достигнуто Обамой за время его пребывания у власти, а в более широком смысле – на отрицании профессиональной пригодности высокообразованных учёных и государственных служащих, которые, по мнению многих сторонников Трампа, всех их глубоко презирают.
Мнения экспертов

Отсюда самые разные попытки французского руководства как-то себя противопоставить американскому напору – заявлять о строительстве «европейского суверенитета», укреплять оборонное измерение ЕС или «неожиданно» вспоминать об интересах европейской и французской промышленности (авиационной, аграрной и так далее) против конкурентов из-за океана. К слову, именно такие намерения принесли Макрону репутацию убеждённого европеиста, в чём-то даже переигрывающего эту роль, что показало одиночество французской делегации на голосовании 15 апреля.

Однако, если в этом и есть некий «антиамериканизм», то скорее вынужденный, с постоянной оглядкой, а не преднамеренный. Слишком резко оттолкнуть от себя США означает остаться один на один с торгово-экономической мощью Китая, что и в Париже, и в Брюсселе вряд ли назвали бы самым удачным сценарием (хотя, откровенно говоря, и не самым плохим, учитывая взаимный интерес на двустороннем треке). Высказывая свой скепсис в адрес нынешней американской администрации, Макрон подчёркивает различия, но не фундаментальную противоположность Франции и Европы с Америкой.

Как ко всем этим спорам следует относиться России? Вероятно, лучшей линией поведения есть и будет отсутствие каких-либо завышенных ожиданий. История напоминает, что, когда Шарль де Голль обменивал в 1965 году доллары на золото, в 1966 году выводил свою страну из военной компоненты НАТО и параллельно запускал связи с СССР, он тоже не стремился навсегда расстаться с США – только занять более независимую позицию в рамках западного лагеря. В чём-то похожая ситуация развивается и сегодня. «Вынужденный антиамериканизм» Макрона вряд ли приведёт к подлинному разрыву Франции с США и не означает автоматической переориентации на Москву (с которой экономическое сотрудничество, безусловно, есть, но тоже не лишено санкционных рисков). Французский президент разыгрывает на разных досках несколько взаимосвязанных партий, но всё-таки важнее для него та, в которой участвуют он, Европа и Трамп.

США – Европа: диалог сверхдержавы с вассалами
Андрей Коробков
Дональд Трамп продемонстрировал миру контраст между разговором с Путиным, который, может быть, и оппонент, но глава великой державы, и разговором с ведущими европейскими лидерами, которые рассматриваются им как вассалы. На встрече с Жан-Клодом Юнкером 25 июля американский президент просто в очередной раз назвал вещи своими именами и послал Европе чёткий сигнал: «Европа и США – это уже не союз равных». Чем бы торговая война ни закончилась для Европы, правила игры изменились, отметил в интервью ru.valdaiclub.com профессор политологии Университета штата Теннесси (США) Андрей Коробков.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.