Корпорации и экономика
Макроэкономика развития человеческого капитала

Развитие человеческого капитала может повысить не только результативность внутриэкономического развития России, но и эффективность внешнеэкономической политики РФ, в том числе и её стратегии «мягкой силы», пишет Ярослав Лисоволик, программный директор клуба «Валдай».

Среди стандартных ориентиров экономической политики, как правило, фигурирует или максимизация темпов экономического роста (ускоренная модернизация, так называемое «догоняющее развитие»), или макроэкономическая стабилизация (снижение инфляции, бюджетных дисбалансов и госдолга). Но есть «третий путь», а именно – развитие человеческого капитала, который имеет более долгосрочные ориентиры и служит основой для согласования всех других макроэкономических приоритетов.

Развитие человеческого капитала может даже быть признано самоцелью экономического развития, так как в конечном счёте именно такое развитие повышает потенциальный рост экономики при снижении дисбалансов, связанных с неравенством и низким уровнем развития институтов.

В основе экономической стратегии, ориентированной на развитие человеческого капитала должна обязательно быть стратегия долгосрочного развития экономики, с которой согласованы и соизмеряются все краткосрочные и среднесрочные экономические приоритеты. В рамках такого рода долгосрочной стратегии развития необходимо разработать экономические правила, которые подкрепляли бы курс на последовательное развитие человеческого капитала даже несмотря на периоды волатильности и нестабильности. Таким образом, к числу основных элементов долгосрочной стратегии развития экономики следует отнести:

  • стратегию долгосрочного развития экономики, которая приоритизирует развитие человеческого капитала и согласована со среднесрочными и краткосрочными ориентирами/программами экономической политики;

  • плановые ориентиры по снижению бедности, повышению уровня образованности и грамотности населения, снижению смертности;

  • долгосрочный бюджет, содержащий основные параметры расходов на долгосрочной основе и в том числе предусматривающий защищённость ряда приоритетных статей по развитию человеческого капитала;

  • бюджетные правила: создание «фискального якоря», который основывался бы на расчёте «безопасного уровня госдолга», а также траекторий динамики общего бюджетного дефицита и государственных расходов, необходимых для поддержания безопасных уровней госдолга.

Фискальное правило применительно к развитию человеческого капитала могло бы быть встроено в общий ограничитель по ненефтяному бюджетному дефициту, а также включать в себя следующие элементы:

  • установление неснижаемой доли расходов на развитие человеческого капитала как доли ВВП;

  • установление критериев эффективности государственных расходов на образование и здравоохранение на федеральном, региональном и муниципальном уровне;

  • создание системы обусловленных грантов на развитие образования для стимулирования конкуренции между регионами за человеческий капитал;

  • установление целевых ориентиров по доле расходов на образование и здравоохранение в общих расходах бюджета всех уровней, а также в процентах от ВВП;

  • создание системы стимулов и грантов для обмена и перетока человеческого капитала между регионами;

  • установление целевых ориентиров для ежегодных темпов роста расходов на развитие человеческого капитала для достижения среднесрочных и долгосрочных ориентиров по уровню расходов.

Структура расходов государства и их адресность – ключевой фактор, влияющий на доверие населения к государству и на готовность населения платить налоги с получаемых в своей стране доходов.

Именно адресные, эффективные расходы государства на развитие образования и здравоохранения (как никакая другая категория государственных трат) являются для населения показателем своих инвестиций (в виде налогов) в развитие страны.

Если растёт налоговое бремя, но это сопровождается ростом качества предоставляемых услуг в области образования и здравоохранения, то такой рост налогового бремени будет восприниматься не так болезненно и не с такими издержками для экономики (в виде роста «теневого сектора», ухода от налогов и оттока капитала), как это было не раз в нашей экономической истории, прежде всего в 1990-х годах, когда размеры и эффективность расходов на человеческий капитал снижались.

Возможно, что на сегодняшний день Россия вплотную подошла к рубежу принятия решения о росте налогообложения, в том числе за счёт роста налогообложения доходов физических лиц. Сделать это необходимо как для получения дополнительных средств на развитие экономики, в первую очередь в регионах, так и для снижения уровня неравенства в стране. Но сделать это без существенного роста «теневого сектора» можно только при условии, если такого рода решение будет предваряться ростом доли расходов на развитие человеческого капитала в течение нескольких лет. При этом государство должно также будет продемонстрировать умение осуществлять мониторинг эффективности расходов и повышать степень их адресности.

В скандинавских странах уровень налогообложения доходов населения – один из самых высоких в мире, однако именно эффективность расходов на образование и здравоохранение делает экономическую систему работающей высокоэффективно.

Привлекательность «скандинавской модели» (журнал The Economist в 2014 году провозгласил именно «скандинавскую модель» самой успешной в мире) подкрепляется не только устойчивостью скандинавских экономик в условиях мирового финансового кризиса, но и большей «человечностью» экономической модели, которая в отличие от развитых стран, ставших эпицентром финансового кризиса, ориентировалась не столько на раздувание пузырей, сколько на сбалансированное развитие, имеющее более долгосрочные и более человечные ориентиры.

Скандинавская модель стала также важным ориентиром в период кризиса пандемии, который в очередной раз подчеркнул важность развития «человеческого капитала».

Как показывает опыт скандинавских стран, помимо расходной части бюджета, важную роль в формировании человеческого капитала может играть налоговая политика, при этом данный инструмент экономической политики может использоваться по целому ряду направлений:

  • налоговые льготы для развития перспективных направлений развития здравоохранения, образования и инновационной деятельности;

  • увеличение акцизов на алкоголь и табачные изделия. Данные меры активно используются в развитых и развивающихся странах. Одним из недавних примеров такой стратегии стали Филиппины, где в конце 2012 года было принято решение о повышении налогов на табачные изделия и алкоголь. В течение первого года рост налогов дал дополнительные бюджетные поступления в размере 1,2 миллиарда долларов, что позволило стране предоставить доступ к медицинскому обслуживанию для 14 миллионов семей. При этом доходы от повышения налогов на алкоголь и табачные изделия привязаны к финансированию программ в области здравоохранения – 15 процентов доходов направляется на финансирование программ помощи занятым в табачной индустрии найти альтернативную занятость, в то время как оставшиеся 85 процентов направляются на поддержку общенациональной системы медицинского обслуживания, обучение медицинского персонала, повышение качества оборудования и инфраструктуры в области медицины. В результате реализации данной программы доля населения, которая получила доступ к государственной программе медицинского обслуживания, выросла примерно с 74 до 82 процентов;

  • введение налогов на вредные для здоровья пищевые продукты: такая практика принята в ряде стран – в том числе в Мексике (с 2014 года), Венгрии, Финляндии и Франции. В Дании налог, введённый в 2011 году в размере 2,15 евро на каждый килограмм пищи быстрого приготовления и полуфабрикатов, привёл к снижению потребления данных товаров на 10–15 процентов в течение первых девяти месяцев. Собранные налоговые поступления от данного налога составили более 96 процентов от запланированного уровня. Однако в конце 2012 года налог был отменён под давлением лоббистских групп.

Помимо регулирования налогового режима, важной составляющей деятельности государства должна стать жёсткая политика в области санитарно-эпидемиологических норм применительно к продуктам питания, которые несут угрозу здоровью населения страны. Необходимы также более активные меры, которые информируют потребителей относительно состава продуктов питания, а также угрозы здоровью, которую могут нести вредные компоненты.

В заключение следует отметить, что в нынешних сложных для экономики условиях, крайне важно, чтобы выработка приоритетов российской бюджетной политики, как и всей российской экономической политики, решала не только конъюнктурные, текущие задачи, но и в должной степени ориентировалась бы на достижение более долгосрочных целей устойчивого экономического развития. При этом важно иметь в виду, что фактор развития человеческого капитала может повысить не только результативность внутриэкономического развития России, но и эффективность внешнеэкономической политики РФ, в том числе и её стратегии «мягкой силы».

Корпорации и экономика
Макроаспекты парадигмы ESG
Ярослав Лисоволик
Социальные проблемы, а также проблемы управления демонстрируют восходящую динамику с точки зрения общественного беспокойства. Это способно привести к трансформации потребительских предпочтений населения в пользу товаров и услуг с более высокими экологическими и социальными стандартами. На макроуровне основной платформой для реализации повестки ESG в России являются национальные проекты, ключевые компоненты которых могут быть связаны с соответствующими элементами парадигмы ESG, пишет Ярослав Лисоволик, программный директор Валдайского клуба..

Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.