Азия и Евразия
Либеральный ревизионизм в международной практике: чешско-китайские отношения

Либеральное правительство Чешской Республики превратило страну в один из форпостов борьбы против «автократических» государств и в базу, где разворачивается политическая и военная деятельность китайской, российской и белорусской оппозиции. Тем самым оно сделало из страны потенциальную цель для возмездия со стороны Пекина, Москвы и Минска, пишет Ладислав Земанек, аналитик Института Китай – ВЦЕ, созданного Китайской академией общественных наук в Будапеште.

Недавние изменения в характере чешско-китайских отношений произошли именно из-за пересмотра Чехией своего внешнеполитического курса, а также под влиянием геополитических перемен и нового витка соперничества между крупнейшими державами.

Подрыв стратегического партнёрства: Тайвань и Синьцзян

В 2016 году, когда в Праге побывал с визитом председатель КНР Си Цзиньпин, отношения между Чешской Республикой и Китаем были возведены в степень стратегического партнёрства, что ознаменовало собой достижение наивысшей точки в развитии двусторонних связей и дало Чехии возможность участвовать в инициативе «Пояс и путь», в механизме 16+1 (система сотрудничества между Китаем и странами Восточной и Центральной Европы) и во множестве совместных проектов. Однако в 2018 году в стране развернулась долгосрочная кампания нападок на стратегическое партнёрство с Пекином, инициатором которой стали определённые группы влияния. Но тогдашнее правительство страны, возглавляемое премьером Андреем Бабишем, стремилось проводить независимую и прагматичную политику, отчего антикитайская деятельность какое-то время оставалась уделом нескольких парламентариев, СМИ и НПО. Тем не менее события прошедшего года привели к возникновению дотоле небывалой ситуации, когда либерально-демократический мейнстрим обрёл преобладающее влияние на все ключевые органы государства – правительство, обе палаты парламента, а также службы безопасности и разведки.

Правда, кабинет министров включает в себя членов пяти политических партий, но это ровным счётом ничего не меняет, ибо все они являются представителями движения, которое всё чаще называют «экстремистским центризмом», «либеральным экстремизмом» или «либеральным авторитаризмом». Нынешняя властная коалиция осуществила пересмотр национального внешнеполитического курса, что привело к всплеску активности антикитайской партии, позиции которой с 2018 года постепенно укреплялись. В её активе первый в своём роде официальный визит, с которым в 2020 году на Тайване побывал председатель сената Милош Выстрчил, являющийся по конституции вторым лицом в государстве. Визит положил начало политическим обменам высокого уровня между Прагой и Тайбэем. В 2021 году в Чешскую Республику прибывает тайваньская делегация во главе с министром иностранных дел Джозефом Ву. Роман развивался по нарастающей; в июле, незадолго до визита в Тайбэй Нэнси Пелоси, Прагу посетил председатель тайваньского парламента Ю Сикунь. Эти контакты высокого уровня, противоречащие принципу «одного Китая», являются самым ярким свидетельством пересмотра Чешской Республикой её внешнеполитического курса.

Недавно депутаты парламента и сенаторы призвали правительство произвести переоценку политики в отношении Китая, заново оценить необходимость участия в механизме 16+1 и выработать чёткую позицию в пользу развития отношений с Тайванем. В мае члены комитетов по иностранным делам обеих палат парламента высказались в поддержку участия Тайваня в деятельности Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), Рамочной конвенции ООН об изменении климата (РКИК), Международной организации гражданской авиации (ИКАО) и Международной организации уголовной полиции (Интерпол). Председатель Сената публично признал, что в стране на высшем уровне обсуждается сценарий выхода из механизма 16+1 и что с партнёрами из стран Центральной и Восточной Европы и с Вашингтоном проводятся консультации на предмет выработки скоординированного плана действий, способных смягчить эффект ответных мер Китая. Более того, политики собираются обсуждать вопрос об экономической и культурной миссии Тайбэя в Праге, представляющей интересы Тайваня в Чешской Республике. Пока это учреждение не обладает дипломатическим статусом. Однако при нынешних обстоятельствах нельзя исключать того, что на правительство будет оказано давление в пользу изменения нынешнего положения дел и предоставления представительству Тайбэя статуса официальной дипломатической миссии. Естественно, это вызовет открытый дипломатический конфликт между Прагой и Пекином.

Правительство Чехии проводит двусмысленную политику в отношении не только Тайваня, но и Синьцзяна. В ноябре 2021 года в Праге состоялось заседание Генеральной ассамблеи Всемирного уйгурского конгресса. Заседание сопровождалось многочисленными акциями агитационного характера, в том числе конференциями и публичными дискуссиями, проводившимися при поддержке со стороны США. Дипломатическая миссия США совместно с такими институциями, как Национальный фонд поддержки демократии, Государственный департамент США и фонд Джорджа Сороса «Открытое общество», оказывают щедрую финансовую помощь местным НПО, тем самым оказывая влияние на политическую повестку центральноевропейской страны.

Азия и Евразия
Дерусификация и «либеральный авторитаризм»: выбор Чехии
Ладислав Земанек
Либерально-демократические элиты Чехии сделали выбор в пользу своеобразного «либерального авторитаризма» и сопротивления первооткрывателям новой эры международных отношений – Китаю, России и другим странам «остального мира». В то время как Чехия выбрала увядающее прошлое, Россия выбрала будущее, пишет Ладислав Земанек, аналитик Института Китай – ВЦЕ.
Мнения экспертов


Международное прибежище для оппозиции

Переоценка чешско-китайского стратегического партнёрства идёт рука об руку с замораживанием отношений с Россией, установлением полицейского режима внутри страны и разворотом в сторону авторитаризма. Ревизионистский дух либеральной политики зиждется на наследии первого посткоммунистического президента страны Вацлава Гавела, который проигнорировал тягу народа к национальному суверенитету и приступил к установлению крепких трансатлантических связей с Вашингтоном. Чешский либеральный истеблишмент стремится получить признание в качестве ведущего актора в деле обеспечения торжества во всём мире западных принципов прав человека и либеральной демократии. Министр иностранных дел ЧР Ян Липавский призывает к созданию международного трибунала для суда над Россией за якобы совершённые ею преступления, а также к полной изоляции и военному поражению России. Между тем в июне был принят чешский вариант «Акта Магницкого», а месяц спустя правительство позволило провести конференцию российских сепаратистов, которые съехались в Прагу, чтобы заявить о необходимости уничтожения Российской Федерации, её раздробления на отдельные части и демилитаризации.

В то же время официальные власти не только мирятся с деятельностью белорусских оппозиционеров, но даже её поддерживают. Высшие представители государства то и дело встречаются с президентом самопровозглашённого Координационного совета Светланой Тихановской, ведут подготовку к учреждению в Праге штаб-квартиры белорусской оппозиции, рассматривают план создания параллельных дипломатических структур. Последнее относится не только к Белоруссии, но также и к Китаю в связи с Тайванем. Недавно были преданы огласке факты, свидетельствующие о том, что военная организация Координационного совета использует территорию ЧР для подготовки диверсантов с целью свержения Александра Лукашенко. Эта же организация участвует в конфликте на Украине и сотрудничает с украинскими силами безопасности.

Либеральный кабинет министров ЧР поддерживает американский дискурс и, чтобы набить себе цену, с готовностью подыгрывает «ястребиным» тенденциям в руководящих кругах США. Появившееся в марте совместное заявление Стратегического диалога США – Чешская Республика определяет основу их нынешнего сближения и роль Чехии в глобальной политике США. Теоретическая подоплёка политики ЧР в отношении Китая совпадает с индо-тихоокеанской доктриной США, в которой делается упор на необходимость американского участия в жизни региона, концепцию неделимости евроатлантической и индо-тихоокеанской безопасности, а также глобальную роль НАТО. Это и есть та призма, через которую чешский министр иностранных дел рассматривает Индо-Тихоокеанский регион как новое поле битвы между демократиями и автократиями, как «место, где будет решаться судьба нашей свободы, наших ценностей и нашего образа жизни».

У чешского либерального ревизионизма имеются как внутренние, так и внешние причины. Что касается Китая, то идущую сейчас ревизию следует оценивать в свете американских инициатив по сдерживанию крупнейшей социалистической державы. Концептуальные и юридические основы этой стратегии изложены в военных доктринах и доктринах в области безопасности, Акте о международной инициативе по защите и усилению союзников Тайваня, подписанному Дональдом Трампом, и особенно Акте о стратегическом соперничестве 2021 года (Strategic Competition Act of 2021), принятом по инициативе Джо Байдена. В этих законах воплощён американский двухпартийный консенсус, который в свою очередь поощряет ревизионизм в странах либеральной демократии. В этой связи проясняются и главные цели будущих правительств Чехии. Это, в числе прочего, отказ от гегемонизма в международных отношениях, осуществление прагматичного пересмотра внешней политики на основе принципов мирного сосуществования и последнее, но не менее важное – адаптация страны к условиям глобального полицентризма.

Дипломатия после институтов
Недипломатичная дипломатия Запада: геополитический покер, эмоции и принуждение
Грегори Саймонс
Современная крайне недипломатичная форма дипломатии, которую ведёт Запад во главе с США, осуществляется не с позиции силы, а скорее с позиции слабеющего влияния и мощи. Она похожа на глобальную игру в геополитический покер с очень высокими ставками, где проигрывает тот, кто первым моргнёт, и где восприятие реальности и фактов намного важнее, чем фактическая реальность, пишет Грегори Саймонс, доцент Института исследований России и Евразии (IRES) Уппсальского университета (Швеция).

Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.