Квантовые технологии: новое поле битвы в технологическом противостоянии?

Глобальное противостояние двух сверхдержав – США и Китая – сдерживает развитие технологий. Какое место в новом «технологическом» мире может занять Россия? Об этом пишет руководитель проектного офиса по квантовым технологиям Госкорпорации «Росатом» Руслан Юнусов по итогам тематической сессии, которая состоялась 21 октября в рамках XVII Ежегодного заседания Валдайского клуба.

Технологически мир уже становится биполярным. Несмотря на то, что США продолжают удерживать монополию в ряде ключевых секторов (микроэлектроника, биотехнологии), Китай всё более увеличивает отрыв от других технологически развитых держав (Япония, Германия, Южная Корея) и напрямую угрожает мировому технологическому доминированию США.

Однако остаются области, в которых США продолжает доминировать. В частности, в области производства интегральных чипов, то есть микропроцессоров (того, что мы называем «железом», hardware), Китай не на первом месте. У этого есть объяснение: правительство КНР сделало развитие микроэлектроники национальным приоритетом ещё в 1980-х, однако страна столкнулась с мощными сдерживающими факторами – ограничениями на транснациональную поставку оборудования. Позднее ситуация немного улучшилась, но в любом случае сегодня США доминируют на рынке hardware и начинают оказывать давление на своих оппонентов, в том числе и на Китай. Показательный пример – ситуация с Huawei: сначала китайский производитель перестал иметь возможность пользоваться ОС Android, а теперь производители чипов должны получать лицензии у правительства США на то, чтобы поставлять эти чипы Huawei. Можно ожидать, что поставки смартфонов Huawei в 2021 году сильно упадут только потому, что компания не может закупить «железо».

Текущий уровень развития технологий не просто позволяет США забирать с рынков большую часть прибыли, но и позволяет контролировать использование этих технологий. Суть современных технологических войн обусловлена желанием США задержать процесс технологической эволюции в главных странах-конкурентах.

Первый этап нерыночного технологического противостояния происходит на уровне корпораций. Патентование тривиальных технологий и патентный троллинг затрудняют вход на рынок новых игроков, снижают качество и ассортимент продукции. Второй этап подразумевает вовлечение правительства.

Пример Huawei показывает, как торговая война превращается в технологическую. Концептуально схожие по своему влиянию на рынок, торговые войны и технологическая конкуренция различаются по своим мотивам. Торговые войны ведутся экономически заинтересованными сторонами, а технологическая конкуренция поддерживается набором интересов, основанных на национальной безопасности. Так, в 2019 году США впервые внесли ряд возникающих (emerging) технологий в перечень экспортного контроля. В нашей области это, например, постквантовая криптография, классические алгоритмы защиты. Такой контроль препятствует технологическому и даже научному сотрудничеству между государствами в тех областях, где ещё не появились готовые решения.

Квантовые технологии – новое поле битвы в этой технологической войне, потому что именно они будут выступать драйвером технологического развития в ближайшие 15 лет.

Есть серьёзные основания полагать, что именно квантовое превосходство откроет путь к новому технологическому доминированию. Правительство КНР сделало квантовые технологии национальным приоритетом десять лет назад, и к настоящему времени Китай существенно обогнал США в области патентования. Одновременно с этим США лидирует в области научных публикаций. С технологической точки зрения мир становится биполярным, и в связи с этим Россия неизбежно оказывается в сфере влияния.

Технологическая война: как далеко она зайдёт? Четвёртая сессия XVII Ежегодного заседания
21.10.2020


Важно отметить следующее: Россия имеет отставание по ряду ключевых технологий и скромный внутренний рынок, который делает многие виды проектов экономически нежизнеспособными. Тем не менее с учётом технологических рисков она может эффективно развиваться за счёт концентрации на действительно важных направлениях – исторически сильных отраслях (атомные, военные, космические технологии) и в новых перспективных сферах (искусственный̆ интеллект, квантовые технологии).

Квантовые технологии имеют огромный «подрывной потенциал», что подтверждает гигантская динамика развития за последние пять лет. Это одна из областей, где Россия способна играть на равных с ведущими странами мира, но для этого включение в программы зарубежных партнёров должно происходить при условии сохранения на российском рынке конкуренции нескольких иностранных игроков, чтобы исключить зависимое положение от одного из партнёров. Несколько месяцев назад стало известно, что Индия запустила свою квантовую программу, и создание общего рынка квантовых технологий с Индией может стать одним из вариантов решения.

Эра 5G: технологии как ресурс геополитического лидерства
Елена Маслова
Основная дилемма, которую предстоит разрешить Европе, состоит в том, каким образом сочетать риски в отношении безопасности, якобы исходящие от компании Huawei, евроатлантическую солидарность с желанием внедрить новую передовую технологию, которая имеет решающее значение для развития собственной экономики и общества, пишет эксперт клуба «Валдай» Елена Маслова.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.