Дипломатия после институтов
Корейский полуостров: на стыке двух полей политической гравитации

Реальной задачей сегодня может быть не объединение, а мирное сосуществование двух корейских государств. Шансы на это, однако, сейчас невелики. Юг не хочет и не может помогать Северу, а Север нуждается в такой помощи меньше обычного. Как долго обеим сторонам удастся сохранять статус-кво, пишет Андрей Ланьков, профессор Университета Кукмин (Сеул), в преддверии валдайской дискуссии, посвящённой ситуации на Корейском полуострове.

Итак, эпоха глобализации, о которой так много говорили последние тридцать лет, то ли закончилась, то ли поставлена на паузу, причём пауза эта может затянуться надолго. Мир внезапно изменился, и изменения эти затронули и Корейский полуостров.

С момента окончания холодной войны, то есть с начала 1990-х годов, Корейский полуостров находился на стыке двух полей политической гравитации – американского и китайского. Если говорить о Южной Корее, то она чувствовала себя в этом пересечении силовых линий вполне уютно. За последние 25–30 лет сложилась ситуация, которую сами корейцы описывали следующей формулой: «В экономической области – опора на Китай, а в области безопасности – на США» (характерно, кстати, что это выражение было сформулировано на древнекитайском языке, который образованные корейцы и поныне неплохо понимают). Экономика Южной Кореи росла во многом благодаря возможностям гигантского китайского рынка, а безопасность страны обеспечивал военный союз с Соединёнными Штатами.

Северная Корея чувствовала себя на этом пересечении двух гравитационных полей не столь уютно. Отношения Пхеньяна с Пекином всегда были непростыми: официальная риторика говорила о «дружбе» и «солидарности», но особого доверия между КНР и КНДР никогда не было. Впрочем, для Китая сохранение стабильности на Корейском полуострове всегда было важной геостратегической задачей, так что, даже будучи недовольным Северной Кореей, он продолжал оказывать ей экономическую помощь. Отношения Северной Кореи с США тоже были неоднозначными. С одной стороны, северокорейская пропаганда постоянно повторяла, что США – «это вечный враг корейского народа, с которым невозможно существовать под одним небом». С другой стороны, северокорейские дипломаты часто намекали, что в перспективе не возражали бы против установления дружественных и даже квазисоюзных отношений с США.

Всё это, однако, сейчас в прошлом. Для Кореи главным событием последних лет стало начало новой холодной войны, которую на этот раз ведут между собой США и Китай. Это обстоятельство оказало – и будет оказывать – огромное влияние на оба корейских государства.

Резко упростилось отношение Китая к Северной Корее, которое десятилетиями было неоднозначным. В условиях долгосрочной конфронтации с США для Китая Северная Корея является в первую очередь важнейшим стратегическим буфером. Это означает, что Китай готов идти на определённые расходы, чтобы поддерживать статус-кво на Корейском полуострове и в первую очередь обеспечивать внутриполитическую стабильность в КНДР. Именно этим вызвано решение китайского руководства (принятое на рубеже 2017 и 2018 годов) взять Северную Корею на содержание. В последние годы Китай отправляет в Северную Корею скромную, но достаточную для поддержания внутриэкономической стабильности экономическую помощь, причём её предоставление не сопровождается почти никакими условиями.

Китайская помощь состоит в основном из продовольствия (рис и кукуруза), удобрений и нефтепродуктов. Это означает, в частности, что Северная Корея не сталкивается более с угрозой голода: китайцы его не допустят просто потому, что голод может стать триггером для внутриполитического кризиса в Северной Корее. Такой кризис стал бы кошмаром для китайского руководства. В Пекине не хотят революций и переворотов в Северной Корее и уж тем более не хотят объединения Кореи. При нынешнем соотношении сил «объединение страны» неизбежно произойдёт по германскому сценарию и будет означать фактический захват бедного Севера богатым Югом. В результате власть Сеула распространится на всю территорию Корейского полуострова. Учитывая, что Сеул и при таком повороте событий, скорее всего, сохранит союз с США, у Пекина нет никаких оснований радоваться такому сценарию.

Конфликт и лидерство
«Господин Пак» и окружающий его мир
Андрей Ланьков
Получив доступ к информации о внешнем мире и некоторую свободу выражения собственных взглядов, северокорейцы поведут себя примерно так, как повели себя восточные немцы в 1989–1990 годах: станут требовать немедленного объединения с Южной Кореей, которую они будут воспринимать как обетованную землю. Андрей Ланьков, профессор Университета Кукмин (Сеул), пишет о том, как относятся в Южной Корее к Корее Северной.
Мнения экспертов


В новых условиях Северная Корея, опираясь на китайскую поддержку, может больше особо не беспокоиться об эффективности своей экономики – убытки всё равно покроют китайцы. Ким Чен Ын и его окружение отлично это понимают и беспокоятся теперь не столько о том, как добиться экономического роста, сколько о том, как бы усилить контроль над населением. Экономические реформы, которые с немалым успехом проводились в КНДР с 2012 года, после 2018 года были свёрнуты. Сейчас северокорейская печать постоянно говорит о необходимости повышать роль государства в экономике. Значительно усилен пограничный контроль, а «компетентные органы» развернули масштабную кампанию по борьбе с нелегальным распространением в стране иностранной (в первую очередь южнокорейской) аудио- и видеопродукции.

Тем временем северокорейские ядерщики и ракетчики продолжают свою работу. В последние годы ими были разработаны МБР, способные наносить удары по любой точке на территории США. Насколько можно судить, удалось создать и ядерные боеголовки для этих МБР. Сейчас северокорейские ядерщики ведут работу над созданием тактического ядерного оружия, то есть ядерного оружия поля боя. В апреле этого года Ким Чен Ын и его сестра Ким Ё Чжон уже объяснили, для чего нужно КНДР тактическое ядерное оружие: оно позволит нейтрализовать ощутимое превосходство южнокорейских вооружённых сил в современных высокотехнологических вооружениях.

Если в Пхеньяне в целом довольны переменами, то для Южной Кореи они стали неприятным сюрпризом. Существовавшая до недавнего времени ситуация была в целом, как уже говорилось выше, выгодна Югу, а вот новая ситуация, напротив, на руку Северу.

Сеул больше не может сидеть на двух стульях, то есть «опираться на Китай в экономике и на США в вопросах безопасности». США оказывают на южнокорейское правительство давление, требуя, чтобы Корея отказалась от многих видов сотрудничества с Китаем в сфере высоких технологий. Причина проста: США не хотят, чтобы через Корею в Китай попадали как высокотехнологичные изделия, так и ноу-хау, необходимые для их производства.

Бросить вызов Вашингтону и отвергнуть его требования в Сеуле и не могут, и не хотят. Связано это в первую очередь с соображениями безопасности. Северокорейская ядерная программа не только продвигается вперёд с впечатляющей скоростью, но и принимает всё более отчётливую антиюжнокорейскую направленность – понятно, что тактическое ядерное оружие объективно направлено именно против Южной Кореи. В этих условиях у Южной Кореи остаётся два выхода: либо создание собственного ядерного оружия (вариант, о котором в последнее время в Южной Корее говорят на удивление много), либо же максимальное укрепление союза с США. Поскольку в силу ряда причин создание собственного ядерного оружия не представляется возможным, то единственной реальной альтернативой в Сеуле считают укрепление союза с США. Ради этого в Сеуле готовы идти на немалые жертвы – в частности, готовы свёртывать то сотрудничество с Китаем, которое было важнейшей частью экономической стратегии страны.

Новая ситуация не способствует развитию межкорейских отношений. Речь тут идёт, конечно, не о пресловутом «объединении». Разговоры о «мирном и поэтапном объединении страны», издавна являющиеся частью официальной риторики в обоих корейских государствах, не имеют отношения к геополитической реальности. Объединения сейчас не хотят ни на Севере, ни на Юге – причём, что любопытно, на Юге боятся даже объединения по германскому сценарию, то есть, иначе говоря, боятся своей собственной победы (понимая, что эта победа в итоге станет тяжелейшим бременем для южнокорейской экономики).

Таким образом, реальной задачей может быть не объединение, а мирное сосуществование двух корейских государств. Шансы на это, однако, сейчас невелики.

В новой ситуации Север не заинтересован в экономических контактах с Югом. С одной стороны, острых материальных потребностей в таких контактах (в ходе которых Юг практически всегда выступал донором) у Северной Кореи больше нет: её базовые потребности обеспечиваются за счёт китайской помощи. С другой стороны, жёсткий санкционный режим, установленный решениями Совета Безопасности ООН, делает для КНДР почти невозможной торговлю и экономическое взаимодействие с внешним миром, в том числе и с Южной Кореей. Почти все мыслимые формы торговли и сотрудничества сейчас попадают под санкции, а нарушать санкционный режим Южная Корея не собирается. Дело тут не только в том, что в Сеуле у власти сейчас находятся правоконсервативные силы, которые традиционно ориентировались в своей внешней политике на США. Южная Корея слишком зависит от международной торговли и не может открыто бросать вызов решениям ООН и международных организаций, а также сталкиваться с риском введения вторичных санкций со стороны США. Иначе говоря, Юг и не хочет, и не может помогать Северу, а Север нуждается в такой помощи меньше обычного.

На Корейском полуострове мы сейчас наблюдаем ситуацию, которая в кратко- и среднесрочной перспективе является тупиковой. Северокорейское руководство, опираясь на китайскую поддержку, будет стараться сохранять статус-кво на протяжении многих лет, а если повезёт, то и нескольких десятилетий. С другой стороны, Южная Корея, которая и ранее была активным союзником США, всё более втягивается в американскую сферу влияния. Тем временем северокорейские ракетчики и ядерщики продолжают свою работу – и возможно, что в обозримом будущем начнут работать и ядерщики южнокорейские.

Дискуссия, посвящённая ситуации на Корейском полуострове
27.07.2022
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.