Cмотреть
онлайн-трансляцию
Китай: выйти из тени, показать силу

Китай до сих пор находится в стадии переосмысления своей роли на мировой арене. И ответ на вопрос, какую роль он себе отводит, ещё не найден. Отчасти именно поэтому столь эффективна теория «китайской угрозы», которая в большей степени отражает страх перед неизвестностью и опасения за разрушения ценностей неолиберального порядка, чем реальную возможность КНР превратить отношения со своими партнёрами в аналог традиционной даннической системы, пишет Анастасия Пятачкова, научный сотрудник НИУ ВШЭ.

Отход от формулы Дэн Сяопина «копить силы, держаться в тени» – очевиден. И даже уже предприняты шаги, демонстрирующие более активную роль КНР в международных делах. В начале 2000-х была выдвинута идея о «мирном возвышении Китая», которая затем была заменена формулой «мирное развитие». Отсюда и обращения к традициям древности – попытке нащупать опору в сильном Китае прошлого и найти эффективные стратегии поведения в новой международной реальности.

Инициативу «Пояса и пути» можно рассматривать именно в этом качестве – как способ закрепить за собой проактивную роль КНР в международных делах (в противовес реактивной линии, которой она придерживалась ранее). География охвата «Одного пояса, одного пути» (ОПОП) также свидетельствует в пользу желания Китая сделать инициативу неотъемлемым элементом формирующегося мирового порядка, где у Китая была бы возможность предлагать собственные правила игры. Отсылка к историческому Шёлковому пути – дополнительная возможность придать легитимность инициативе, подчеркнуть её пользу и долгосрочный характер. На ОПОП Китай отрабатывает дипломатические практики, призывая к поиску совместного решения проблем на благо региона, что в случае успешности проекта может содействовать нивелированию теории «китайской угрозы» и работать на улучшение международного имиджа КНР, в том числе среди его соседей.

Форум высокого уровня: пояс и путь китаецентричного мира
Яна Лексютина
25–27 апреля 2019 года в Пекине состоится второй Форум высокого уровня по международному сотрудничеству в рамках «Пояса и пути». На Западе есть мнение, что эта инициатива создана Китаем и для Китая. За связанными с ней масштабными инвестициями алармисты видят скрытые замыслы Пекина: намерение установить сильную экономическую зависимость развивающихся стран от Китая, чтобы впоследствии использовать её в качестве рычага давления и создать китаецентричный мир. Подробнее о непростых отношениях Запада и Китая в преддверии пекинского форума пишет Яна Лексютина, доктор политических наук, профессор РАН, профессор СПбГУ.
Мнения экспертов

Тем не менее инициатива регулярно подвергается критике, а действия Китая больше напоминают метод «проб и ошибок», чем выверенную долгосрочную стратегию. Это ярко видно на примере Пакистана, Мьянмы и Малайзии, а также ряда других стран, которые сталкиваются со сложностями в процессе выполнения принятых в рамках ОПОП обязательств. В то же время именно способность КНР справиться с таким глобальным проектом и будет показателем её зрелости как международного игрока.

Таким образом, хотя «поиск себя» у Китая продолжается, в силу масштабности ОПОП вряд ли можно ожидать отказа КНР от её реализации, а значит – от эффективности развития инициативы будет зависеть как структура международных связей, так и собственно возможности КНР влиять на формирование международного порядка.

«Пояс и путь» в Европе: яблоко раздора?

В Европе ситуация с восприятием ОПОП также неоднозначна. Растущая вовлечённость КНР в европейские проекты влияет на изменение транспортных потоков, сложившиеся в регионе экономические связи и усиливает конкуренцию за инвестиции.

При этом рост китайских инвестиций часто происходит именно в рамках реализации ОПОП: так, например, при участии Фонда Шёлкового пути была приобретена итальянская компания Pirelli (подробнее об этом, в частности, писали в Валдайской записке №82 «“Один пояс, один путь” и его влияние на Европу»).

Учитывая и так непростую ситуацию с «европейским единством», неравенством потенциалов стран региона, ОПОП может играть в Европе двойственную роль: с одной стороны, создавать возможности для экономического роста, с другой – стать очередным «яблоком раздора», провоцируя разобщённость между теми европейскими силами, которые поддерживают приток китайских инвестиций, и теми, которые будут пытаться его сдержать.

Россия и китайский проект

Россия поддержала ОПОП и участвует в проекте в формате сопряжения Евразийского экономического союза и Экономического пояса Шёлкового пути (соответствующее соглашение было подписано в 2015 году), также в рамках ОПОП обсуждается и ряд двусторонних проектов.

Можно говорить о том, что участие в ОПОП отвечает российским интересам – как геополитическим в плане сохранения высокого уровня отношений с КНР, так и геоэкономическим, поскольку инициатива во многом имеет прикладной характер и направлена на улучшение условий жизни в регионе (включая совершенствование транспортной инфраструктуры, создание новых рабочих мест и другие).

В то же время содержание дискуссий с прошлого форума по большому счёту не изменилось. На восприятие ОПОП на текущий момент во многом влияет недостаток конкретных осязаемых результатов данной инициативы, а также общий фон дискуссии, связанный с реализацией ОПОП в других странах – её расплывчатость, во многом геополитический характер, невозможность ряда государств вернуть долги и так далее.

Учитывая важную для России идею создания «Большой Евразии», продвижение ОПОП может иметь успех только в случае координации совместных проектов и планомерной работы над их реализацией с учётом национальных приоритетов и нацеленности на достижение результата.

Китайский взгляд на создание Евразийского экономического пространства
Ли Синь
Мировая экономика ещё не отошла от последствий финансового кризиса, начавшегося в 2008 году в Соединённых Штатах. Продолжается столкновение различных тенденций и сил, восстановление экономик идет неравномерно, дифференциация между ними усугубляется. Развитые экономики демонстрируют признаки стабилизации, но большинство из них испытывают падение темпов роста. Меняется направление глобальных потоков капитала, что представляет собой новую угрозу для стабильности развивающихся экономик и мировой экономики в целом. Россия испытывает давление западных санкций и внутренний экономический спад, её экономика входит в «новую реальность». Признаки «новой реальности» ощутила и китайская экономика, вошедшая в состояние более медленных темпов роста.
Доклад_Китайский взгляд на создание Евразийского экономического пространства
pdf 0.75 МБ
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.