Think Tank
Индия и ШОС: действуй на Востоке

Успех попытки ШОС (и Индии) создать регион взаимовыгодного сотрудничества в Евразии будет измеряться и подкрепляться значением общих ценностей и связей между народами региона, пишет Асоке Кумар Мукерджи, Чрезвычайный и Полномочный Посол; постоянный представитель Индии в ООН (2013–2015). Статья подготовлена в продолжение сотрудничества между клубом «Валдай» и аналитическим центром Observer Research Foundation (ORF) в рамках Валдайского проекта Think Tank.

15-й саммит Шанхайской организации сотрудничества (далее «Саммит»), виртуально проведённый Россией 10 ноября 2020 года, и 19-е заседание Совета глав правительств ШОС (далее «Заседание»), виртуально проведённое Индией 30 ноября 2020 года, подтвердили значимость трёх вопросов, актуальных для Индии как для члена ШОС. Это (i) прогресс ШОС в расширении сотрудничества в социально-экономическом пространстве, в том числе проекты в области транспортной связности и цифровые технологии; (ii) эффективность ШОС в противодействии транснациональному терроризму, направленному против Индии; (iii) роль ШОС в обеспечении безопасности и стабильности в Азии.

Социально-экономическое сотрудничество

С момента создания ШОС в 2001 году на стремление организации к более тесному социально-экономическому сотрудничеству, усиленное распадом Советского Союза в декабре 1991 года, прежде всего оказывал влияние Китай. Соглашения о границе между Китаем и Россией, Казахстаном, Киргизией и Таджикистаном, заключённые в 2001–2012 годах. обеспечили политическую основу для заинтересованности Китая в использовании широкого региона ШОС в качестве стабильного источника природных ресурсов и рынка для своей растущей экономики.

В обширном меню социально-экономического сотрудничества, содержащемся в декларациях Саммита и Заседания, для Индии актуальны две области. Это проекты в области транспортной связности и формирующаяся цифровая экономика, движимая высокими технологиями (в том числе информационными) и укрепляющая устойчивое экономическое сотрудничество.

Декларации, принятые как Саммитом, так и Заседанием, поддержали проекты в сфере транспортной связности в рамках китайской инициативы «Пояс и путь». Индия воздержалась от обоих этих решений из-за нарушения её суверенитета и территориальной целостности в Джамму и Кашмире Китайско-пакистанским экономическим коридором (CPEC), создаваемым в рамках «Пояса и пути». На обеих мероприятиях также была одобрена инициатива России по развитию связей ШОС с Евразийским экономическим союзом и АСЕАН. Это означает, что, помимо транспортных проектов «Пояса и пути», соединяющих Восток и Запад, Россия предлагает работать над транспортным соединением Севера и Юга.

Такая ситуация позволяет Индии избрать своим приоритетом поддержку трёх крупных проектов по связи с Севера и Юга со своим участием. Это Международный транспортный коридор «Север – Юг», соединяющий Европейский союз через Россию и Иран с Индией и АСЕАН; порт и железная дорога Чабахар, соединяющие Индию через Иран с Афганистаном, Центральной Азией и Россией; морской транспортный коридор «Владивосток – Ченнаи», соединяющий Индию с Дальним Востоком России, а также со странами, являющимися партнёрами Индии в её политике «Действуй на Востоке» (Act East).

Односторонние санкции Запада в отношении России и Ирана в настоящее время препятствуют успешной реализации этих проектов в ущерб интересам Индии. Саммит одобрил создание рабочей группы для продвижения предложения о расчётах в национальных валютах между «заинтересованными» членами ШОС как одного из вариантов решения этой проблемы.

На обеих встречах была подчёркнута роль формирующейся цифровой экономики как движущей силы более тесного социально-экономического сотрудничества в регионе ШОС. 20–21 августа 2020 года Индия провела первое виртуальное собрание Консорциума экономических аналитических центров ШОС для анализа факторов, влияющих на экономическое сотрудничество в рамках ШОС. На встрече было уделено первоочередное внимание предложенному Индией созданию Специальной рабочей группы ШОС по инновациям и стартапам, а также приветствовался первый Конклав молодых учёных ШОС, виртуально проведённый Индией 24–26 ноября 2020 года.

Результат интереса Индии к использованию цифровых технологий и платформ для расширения социально-экономического сотрудничества ШОС в целях устойчивого развития будет зависеть от реакции Индии на явную заинтересованность Китая в доминировании в цифровой экономике ШОС, в том числе в рамках инициативы по глобальной безопасности данных, упомянутой президентом Си Цзиньпином на саммите, не говоря уже о предложении о Центре трансфера технологий государств-членов ШОС в Циндао, одобренном премьер-министрами.

Активное партнёрство Индии с такими членами ШОС, как Казахстан, предложивший создание пула технопарков ШОС, и Узбекистан, предложивший платформу ШОС для взаимодействия между главами ведомств по информационным технологиям, будет актуальным для обеспечения присутствия Индии в цифровом пространстве организации. Конкретные области для индийских цифровых инициатив в ШОС будут включать такие секторы, как образование, здравоохранение, малое и среднее предпринимательство. Такое сотрудничество поможет построить устойчивые общества, в том числе за счёт расширения прав и возможностей женщин и детей и преодоления цифрового разрыва, способствуя достижению целей Повестки дня ООН в области устойчивого развития на период до 2030 года.

На Саммите и Заседании лидеры говорили о необходимости усиления сотрудничества ШОС в вопросах противодействия угрозе COVID-19, которая имеет «социально-экономические последствия». И Индия, и Китай предложили создать в рамках ШОС структуру по традиционной медицине для содействия медикам в борьбе с COVID-19, что было одобрено участниками Заседания.

На Саммите было принято заявление о «совместных мерах реагирования» на COVID-19, в котором перечислены национальные усилия его участников по противодействию пандемии. Лидеры призвали к «международному сотрудничеству в борьбе с её распространением, а также в преодолении её глобальных политических и социально-экономических последствий». Поддерживая роль Всемирной организации здравоохранения в обеспечении общей платформы для международного сотрудничества, участники обоих мероприятий обошли молчанием основные структурные недостатки ВОЗ, которая явно нуждается в срочной реформе, чтобы предотвратить будущие крупномасштабные сбои в случае подобных пандемий. Они также не уделили первоочередного внимания мерам социального характера по борьбе с COVID-19, направленным на простой и доступный доступ к вакцинам.

Вебинар клуба «Валдай» и ORF «Будущее ШОС»
26.11.2020


Противодействие терроризму

Успехи ШОС в борьбе с терроризмом посредством международного сотрудничества до сих пор были весьма ограниченными. Создание в 2004 году в Ташкенте Региональной антитеррористической структуры (РАТС) ШОС позволило организации добиться определённых результатов. В 2017 году бывший генеральный секретарь ШОС Рашид Алимов говорил о предотвращении террористических атак, направленных против государств-членов, проведении совместных антитеррористических учений, создании базы данных по контртеррористическим операциям и содействии в экстрадиции 213 человек, связанных с террористическими или экстремистскими организациями.

В рамках контртеррористической политики ШОС доминирует китайская концепция «трёх зол» – терроризм, сепаратизм и религиозный экстремизм. Пока что ШОС не приняла видимых контртеррористических мер против основной угрозы, с которой сталкиваются её члены. Она исходит от террористов и террористических организаций, расположенных в регионе Афганистан – Пакистан.

Двойственное отношение ШОС к террористической угрозе из региона Афганистан – Пакистан дополнительно осложняется положением двух её членов (Китая и России) в Совете Безопасности ООН (СБ ООН). 17 июня 2011 года СБ ООН единогласно принял Резолюцию 1988 о снятии санкций с ряда террористических организаций из санкционного списка ООН, чтобы облегчить реинтеграцию талибов («Талибан» – запрещённая в России организация, – прим. ред.) в политические структуры Афганистана после вывода войск США. Это стратегическое соглашение продолжает влиять на общую контртеррористическую политику ШОС вплоть до сегодняшнего дня, несмотря на продолжающееся насилие и разрушения, причиняемые террористами в этом регионе.

Саммит призвал к «центральной и координирующей роли ООН» в помощи ШОС в противодействии терроризму и обсуждал «координацию внешней политики в формате ШОС в рамках ООН». С 1 января 2021 года Индия становится непостоянным членом СБ ООН, и одним из её заявленных приоритетов является повышение эффективности СБ ООН в борьбе с терроризмом, в том числе посредством сотрудничества с органами, не входящими в систему ООН, такими как Группа разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ). Три страны ШОС (Китай, Индия и Россия) будут оставаться членами как СБ ООН, так и ФАТФ в течение двухлетнего срока полномочий Индии в Совете. Любая инициатива Индии в СБ ООН по обеспечению соблюдения санкций Совета против базирующихся в Пакистане террористов и террористических образований, в том числе путём применения норм ФАТФ, станет проверкой текущих геополитических приоритетов Китая в ШОС.

Азиатская стабильность

С момента проведения Конференции по азиатским отношениям в марте-апреле 1947 года Индия последовательно стремилась создать совместную и инклюзивную основу для азиатского единства и стабильности во имя поддержки национальных целей социально-экономического развития. В 1999 году Индия присоединилась к группе из 15 стран, которые создали Совещание по взаимодействию и мерам доверия в Азии (СВМДА) по инициативе Казахстана с целью содействия миру, безопасности и стабильности в Азии. СВМДА привлекла в свой Секретариат профессионалов из Индии, России и Казахстана, а его двумя официальными языками являются английский и русский. Активные стратегические партнёры Индии, такие как Афганистан, Бангладеш, Шри-Ланка, Иран, Южная Корея, Объединённые Арабские Эмираты и Вьетнам, являются членами СВМДА.

На этом фоне, а также принимая во внимание призыв Индии к «реформированию мультиполярности», делающий акцент на равноправном участии членов в многостороннем процессе принятия решений, весьма актуальны одобренные саммитом тезисы «многополярного мирового порядка», который поможет членам ШОС создать «сообщество единой судьбы человечества». Саммит призвал к «укреплению равной и неделимой безопасности в Евразии на основе принципов верховенства международного права, невмешательства во внутренние дела и мирного урегулирования споров». Примечательно, что он подтвердил необходимость «дальнейшего расширения отношений между ШОС и СВМДА».

По мере того как ШОС пытается справиться с последствиями нынешней разрушительной поляризации между США, Россией и Китаем, усиление синергии между ШОС и СВМДА (которое в настоящее время насчитывает 27 членов, включая всех восьмерых членов ШОС) может обеспечить жизнеспособную основу для обеспечения стабильности в Азии. Индия имеет хорошие возможности для сотрудничества с единомышленниками – членами ШОС в определении областей сближения, особенно в социально-экономической сфере, которые в состоянии заложить основы для реализации целей.

Успех попытки ШОС (и Индии) создать регион взаимовыгодного сотрудничества в Евразии будет измеряться и подкрепляться значением общих ценностей и связей между народами региона, укрепляющих принципы Хартии ШОС. В этом контексте открытие 30 ноября 2020 года в Нью-Дели цифровой выставки ШОС, посвящённой общему буддийскому наследию, является примером того, как Индия может сыграть свою роль в поддержании единства и стабильности в регионе.

ШОС как фундамент Большой Евразии
Тимофей Бордачёв
В наши дни международные организации и институты – наиболее значимое политическое порождение XX века – переживают сложные времена. В первую очередь это касается универсальных институтов, таких как ООН или ВТО, но также и более компактных региональных форматов. Новая политика США, олицетворением которой стал носорог мировой политики Дональд Трамп, поставила под вопрос устойчивость даже наиболее прочных, казалось бы, международных форматов, основанных не только на общих интересах, но и на общих ценностях.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.