Cмотреть
онлайн-трансляцию
Импровизация на исторические темы: о новой резолюции Европарламента

Игнорирование вопросов исторической памяти, особенно столь судьбоносных для Европы, как Вторая мировая война – это путь забвения, путь в никуда, пишет программный директор клуба «Валдай» Андрей Сушенцов. Он обрекает на отставание и второстепенность. Россия не желает этого будущего для Европы.

Принятая на прошедшей неделе резолюция Европарламента «О важности европейской памяти для будущего Европы» являет собой прискорбный пример политизации истории. Ключевой вывод, который делает из него российский наблюдатель, состоит в том, что еврооптимисты настолько слабы в Европе, что в поиске платформы для общеевропейской идентичности они находят её только в антироссийских тезисах. Это представляет собой значительный контраст с периодом европейской эйфории, когда общность Европы была скреплена идеями преодоления разделительных линий и формирования общего будущего на конструктивных и позитивных основах.

Мы наблюдаем, что политическое лидерство Франции и Германии в ЕС натыкается на сопротивление национальных партий как в отдельных странах союза, так и у себя дома. Конечно, торжествуют восточноевропейцы, поскольку они смогли достичь своей цели и привить Брюсселю собственные исторические фобии и паранойю. Поляки и прибалты, по сути, заполнили идейный вакуум, который должны были занимать истории о великой Европе, освободившей себя от рабства.

Возможно, мы наблюдаем закономерное развитие событий. Ведь Вторая мировая война – это печальный опыт для Европы, поскольку в ходе неё континент утратил субъектность в большой международной политике. Судьбу континента решили Советский Союз и США. Вероятно, поэтому европейцы не дорожат памятью о Второй мировой войне и с большим размахом празднуют окончание Первой мировой войны, и в ходе этих торжеств главной эмоцией остаётся скорбь о погибших.

Но если нет истории о величии, то неизбежно возникает история о жертве. Образ жертвы тоже работает на объединение, но он инфантилен и даже сервилен, поскольку толкает на поиск поддержки сильных, в первую очередь, США. Тем самым Европейский союз сам ментально лишает себя субъектности в большой международной политике, скукоживается до масштаба восточноевропейских государств.

Произошедшее также стало следствием глубоко укоренившегося либерального заблуждения о том, что силовая политика в XXI веке устарела. Для большинства европейских элит события Второй мировой войны – это глубокое прошлое, не имеющее значения сейчас. Эта ошибка стала следствием «каникул от стратегического мышления», которые продолжаются для европейских элит с самого конца Второй мировой войны.

Когда мы забудем о Второй мировой войне, что придёт ей на смену?
Андрей Быстрицкий
Вторая мировая война началась восемьдесят лет назад. Но вот закончилась ли она спустя шесть лет после своего начала? Как война, в общем, закончилась, даже увенчалась Нюрнбергским и Токийским процессами. Но вот странно, она до сих пор активно присутствует в современной политике, культуре, социальной жизни. И это обстоятельство требует внимания, хотя Теодор Адорно сомневался в принципах существования культуры после Освенцима
От председателя

Но если Европа хочет играть роль в большой политике XXI века, её наиболее дальновидные лидеры должны вспомнить о европейских лидерах сопротивления нацистской Германии и о том, какое значение они уделяли союзничеству с Советским Союзом. Нелишне будет также вспомнить о том, что такое Атлантическая хартия, кто был её участником, и в каких обстоятельствах она впервые была принята. Наконец, пора пересмотреть свой взгляд на роль силы и осознать, что делегирование обеспечения собственной безопасности третьей стороне всегда ставит тебя в подчинённую позицию.

Пока Франция, Германия и другие дееспособные страны Европейского союза заполняют идейный вакуум эмоциями и фобиями своих восточноевропейских союзников, Европа не будет сильной. Она будет слабой, подчинённой и сервильной.

Хотя, возможно, в России избыточно внимательно следят за резолюциями Европарламента и Парламентской Ассамблеи Совета Европы. Может быть, это ошибка и эти организации давно утратили свой вес в политической жизни континента и становятся столь же второстепенными, как и идея о европейском лидерстве в XXI веке. В конце концов, национальные правительства стран Европейского союза могут и не заметить этих резолюций. Страны ЕС поглощены собой и собственной повесткой дня. Как видно по недавним заявлениям президента Франции Макрона, отдельные страны Евросоюза начинают осознавать значение инициативного и энергичного стратегического лидерства в новых международных условиях.

Игнорирование вопросов исторической памяти, особенно столь судьбоносных для Европы, как Вторая мировая война – это путь забвения, путь в никуда. Он обрекает на отставание и второстепенность. Россия не желает этого будущего для Европы.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.