Корпорации и политика
Глобальная перестройка ценностей: как изменить институциональную структуру?

Думаю, что Всевышний сойдёт с небес и оштрафует цивилизацию за превышение скорости.

Стивен Райт

 

Любая цивилизация строится на том, что от людей требуется, а не на том, что им дано.

Антуан де Сент-Экзюпери

Пандемия наглядно показала, что глобальная безопасность не сводится к вопросу о том, кто контролирует ядерные боеголовки. Неядерные и невоенные проблемы на международной арене будут всё больше оттеснять на второй план вопросы военного соперничества. Аналогично вопросы социального обеспечения перестанут ограничиваться отслеживанием доходов и темпов экономического роста, а глобальное управление не будет привязываться исключительно к финансовой проблематике. О том, какие ценностные сдвиги нас ждут, пишет Ярослав Лисоволик, программный директор клуба «Валдай».

На фоне разворачивающегося сейчас кризиса международное сообщество, скорее всего, будет вынуждено переосмыслить ряд основополагающих ценностей и приоритетов в сфере безопасности, социального обеспечения и управления. Если говорить о безопасности, мир, возможно, придёт к осознанию, что это понятие не сводится к чисто военным аспектам и включает в себя куда более широкий спектр вопросов, среди которых всё большее значение приобретают проблемы здравоохранения и состояния окружающей среды. Аналогичным образом вопросы социального обеспечения перестанут ограничиваться отслеживанием доходов и темпов экономического роста, а глобальное управление не будет привязываться исключительно к финансовой проблематике. Текущий кризис может привести к ценностному сдвигу, который потребует переосмысления приоритетных направлений развития системы глобального управления, а также сложившейся сейчас системы международных организаций.

Есть основания утверждать, что кризис усугубили существенные недостатки, присущие системе глобального управления в её нынешнем виде. В первую очередь в ходе этого кризиса в полной мере проявилась несостоятельность «реальной политики» (Realpolitik) и подходов, основанных на следовании своим узкокорыстным интересам. В деле выработки действенных мер реагирования система глобального управления оказалась дезориентированной и неэффективной, будь то на уровне международных учреждений, региональных блоков или стран. Необходимо также пересмотреть приоритеты для решения проблемы дефицита общественных благ, в особенности в том, что касается услуг, связанных с развитием человеческого капитала. Как я писал в прошлом году в статье для клуба «Валдай», опубликованной Всемирным экономическим форумом, в рамках системы глобального управления «необходимо придать большее значение сформулированным ООН целям развития, в особенности тем из них, которые связаны с развитием человеческого капитала».

Заполнение пробелов и разрывов в глобальной системе управления
Ярослав Лисоволик
За прошедшие несколько десятилетий в «фундаменте» мировой экономики произошли колоссальные изменения, которые необходимо отразить и в «надстройке» системы глобального управления. Но чаще всего, вместо поиска путей преобразования механизма глобального управления, многие мечтают о восстановлении старой модели управления, преобладавшей в предшествовавшие десятилетия, очевидно рассчитывая на то, что маятник электорального цикла в США пойдёт вспять, и под его воздействием вдруг опять срастутся обломки прежнего мирового порядка. Однако надежды на отмену изменений в глобальной экономической архитектуре неосуществимы, пишет программный директор клуба «Валдай» Ярослав Лисоволик.
Мнения экспертов

 

Для заполнения присущих системе глобального управления лакун применительно к развитию человеческого капитала могла бы пригодиться функциональная прослойка глобальных организаций в лице международных организаций, охватывающих все ключевые сферы, в которых могут возникать глобальные риски. К таким организациям относятся Всемирная организация здравоохранения, которая бы занималась рисками, связанными с пандемиями, Международная организация по миграции (МОМ) для содействия международному сотрудничеству в сфере трансграничного перемещения людей, а также международные структуры, которые занимались бы вопросами кибербезопасности и экологической проблематикой, включая борьбу с глобальным потеплением. Эти международные организации должны быть укомплектованы профессионалами, наподобие МВФ и других организаций в рамках Бреттон-Вудской системы, способными отслеживать риски для международной системы. В случае возникновения в отдельной стране рисков системного характера, этих специалистов можно было бы направлять туда для снижения уровня угрозы.

Учитывая те сложности, с которыми столкнётся глобальная экономика после кризиса, включая жёсткие бюджетные ограничения, значительную роль в создании новых международных организаций при реорганизации системы международных учреждений придётся взять на себя Организации Объединённых Наций. Так, накануне празднования 75-летия ООН нынешний кризис показал необходимость наращивать международное сотрудничество за счёт активизации деятельности ООН. Это подразумевает повышение взаимосвязанности между ООН и региональными учреждениями, а также существование функциональной прослойки организаций, которые осуществляли бы мероприятия по снижению рисков в области здравоохранения, кибербезопасности и окружающей среды.

Встреча пятёрки основателей Совбеза ООН. Возрождение великого альянса?
Жак Сапир
Президент России Владимир Путин предложил провести в 2020 году встречу глав государств – постоянных членов Совета Безопасности ООН – России, Китая, США, Франции и Великобритании «в любой точке мира». «Забвение прошлого, разобщённость перед лицом угроз могут обернуться страшными последствиями», – заявил российский лидер. По мнению Жака Сапира, профессора экономики Парижской Высшей школы социальных наук, основной смысл предложения Путина заключается в том, чтобы превратить неформальную группу постоянных членов Совбеза ООН в своего рода мировое квазиправительство или форум, на котором можно будет обсуждать вопросы, связанные с мировой безопасностью.
Мнения экспертов


Активизация международного сотрудничества также поставит на повестку обеспечение более справедливого соотношения сил в глобальном управлении между странами и регионами, в особенности в том, что касается таких главных органов ООН, как Совет Безопасности. Это может привести к необходимости реформировать СБ ООН, чтобы его деятельность была основана на более широком участии, в частности за счёт подключения к его работе региональных структур и представителей регионов/континентов. Первым шагом могло бы стать создание расширенного формата работы СБ ООН в виде консультативного совета региональных/межрегиональных объединений, в которых представлены постоянные члены СБ ООН в его нынешнем виде. Такой совет региональных объединений занимался бы невоенными аспектами проблематики международной безопасности, в том числе кибербезопасностью, энергетической безопасностью, а также вопросами совместного реагирования регионов на пандемии.

Одним из вариантов могло бы стать включение в такой совет ЕС (охватывает Францию, а также Соединённое Королевство, хотя и в меньшей степени), БРИКС (Россия, Китай) и Соглашения о свободной торговле между Соединёнными Штатами, Мексикой и Канадой (USMCA). В таком формате в обсуждении вопросов глобальной безопасности могло бы участвовать большинство стран «Группы двадцати». Следующим шагом стало бы расширение межрегионального формата сотрудничества за счёт подключения к нему других региональных объединений (формат БРИКС+, а также, возможно, Транстихоокеанское партнёрство и другие мегаблоки). В долгосрочной перспективе при комплектовании регионального совета и Совета Безопасности можно было бы всё больше опираться на географический/континентальный принцип , чтобы определяющим фактором выступало не субъективное соотношение сил, а объективные соображения географического характера.

Создание в рамках СБ ООН регионального формата взаимодействия способствовало бы построению более открытой и всеобъемлющей системы глобальной безопасности. Дополнительным аргументом в пользу такого решения стоит считать развитие интеграционных процессов на всех континентах и во всех крупных регионах мира (включая Евразию, где существуют такие важные интеграционные проекты, как ШОС и инициатива «Пояса и пути»). Кроме того, региональные деления уже и так учитываются при формировании состава СБ ООН, поскольку непостоянные места в нём распределены между Африкой и Азией (5 мест), Восточной Европой (1), Латинской Америкой (2), Западной Европой и другими государствами (2).

В конечном счёте СБ ООН в своём современном виде не совсем соответствует долгосрочным задачам по обеспечению глобальной безопасности и приданию его деятельности более открытого характера. Сейчас структура СБ ООН не только архаична, но и не сбалансирована из-за господства в ней фактора силы, по сути, делающего из СБ ООН клуб ведущих ядерных держав. Однако события этого года, связанные с пандемией, показали, что глобальная безопасность не сводится к вопросу о том, кто контролирует ядерные боеголовки. По мере роста значимости на международной арене неядерных и невоенных проблем в области безопасности, они будут всё больше оттеснять на второй план вопросы военного соперничества. В итоге старое ядро, вокруг которого формируется СБ ООН, будет постепенно вытеснено более открытым форматом взаимодействия регионов и континентов, которые бы могли заниматься широким набором вопросов международной безопасности, требующих трансграничного и межрегионального сотрудничества.

Ещё одним аспектом при реформировании системы глобального управления и роли ООН должно стать обеспечение сбалансированности глобальных приоритетов в области развития и повышение значимости целей по развитию человеческого капитала. Один из ключевых уроков текущего кризиса заключается в том, что глобальное управление не сводится к финансовой проблематике. Необходимо сдвинуть центр тяжести в международном сотрудничестве в сторону развития человеческого капитала, в том числе в области здравоохранения. Скорее всего, ключевым проводником таких перемен станет ООН, при участии учреждений Бреттон-Вудской системы, а также ВОЗ, МОМ и других глобальных организаций. При этом смещение приоритетов на макроуровне стран и системы глобального управления также должно происходить на микроуровне компаний. В каком-то смысле этот процесс уже запущен.

Частота и глубина кризисов, поразивших глобальную экономику за последнее десятилетие, явно свидетельствует о том, что сохранение привычного порядка вещей ведёт в тупик, а значит, давно назрела необходимость двигаться в направлении построения новой архитектуры международных учреждений и достижения приоритетов в области развития.

Корпорации и политика
Новые экономические парадигмы на фоне глобального кризиса
Ярослав Лисоволик
2008–2009 годы оказались весьма тяжёлыми, но не такими значительными в плане преобразования долгосрочных контуров мировой экономической системы. Нынешнее время совсем иное, поскольку, несмотря на беспрецедентные антикризисные меры, масштабы спада экономической активности в этом году перекроют всю глубину падения, которая наблюдалась более десяти лет назад, пишет Ярослав Лисоволик, программный директор клуба «Валдай».
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.