Корпорации и экономика
Европейский зелёный курс и перспективы сотрудничества между ЕС и Россией в области энергетики

Европейский союз объявил о так называемом Зелёном курсе, чтобы способствовать энергетическому переходу и экологически безопасному восстановлению экономики после пандемии COVID-19. Для России, которая является ключевым экспортёром в ЕС ископаемого топлива и энергоёмких продуктов, Зелёный курс представляет проблему, пишет эксперт Марко Сидди.

В декабре 2019 года Европейская комиссия анонсировала Европейский зелёный курс, всеобъемлющую политическую дорожную карту, которая должна способствовать переходу на зелёную энергетику и привести ЕС к климатической нейтральности (нулевые чистые выбросы парниковых газов) к 2050 году. Реализация Зелёного курса влечёт за собой резкое сокращение потребления ископаемого топлива в ЕС, которое будет осуществляться постепенно в течение следующих трёх десятилетий.

ЕС взял на вооружение климатическую повестку с 1990-х годов. К 2020 году ему удалось сократить выбросы парниковых газов на 20% по сравнению с уровнем 1990 года, одновременно увеличив производство возобновляемой энергии и повысив энергоэффективность. После запуска Зелёного курса ЕС усовершенствовал свои цели. Цель климатической нейтральности к 2050 году была закреплена в Европейском законе о климате. К 2030 году планируется сократить выбросы как минимум на 55% (по сравнению с уровнем 1990 года).

Хотя переговоры по Закону о климате и по целям на период до 2030 года всё ещё продолжаются, нет никаких сомнений в том, что закон будет принят.

Пандемия COVID-19 не помешала планам ЕС в отношении зелёного энергетического перехода. В июле 2020 года ЕС увеличил финансовые ассигнования на климатическую повестку. Достигнуто согласие о том, что общий климатический целевой показатель в 30% будет применяться к общей сумме расходов как в рамках Многолетнего финансового бюджета – бюджета ЕС на период 2021–2027 годов в размере почти 1,1 триллиона евро, – так и в рамках плана восстановления после пандемии, с выделением 750 миллионов евро.

Почему ЕС сделал энергетический переход и Зелёный курс таким приоритетом? Опросы Eurobarometer показывают, что изменение климата стало важным предметом беспокойства для европейцев. Во многих государствах – членах Евросоюза она занимала видное место в кампании по европейским выборам 2019 года. Что наиболее важно, это стало основной темой для молодого поколения, которое вышло на улицы всего континента в рамках движения «Пятницы во имя будущего». Налицо рост проблем в области изменения климата, о чём свидетельствуют рекордно высокие летние и зимние температуры, лесные пожары в Швеции, Бразилии и Сибири, таяние ледников и полярных льдов. Всё это постоянно напоминает о том, что необратимый ущерб будет уже через несколько лет.

В определённой степени озабоченность по поводу изменения климата разделяется и в России. Согласно исследованиям Левада-Центра и ВЦИОМ, большинство россиян считает, что изменение климата вызвано деятельностью человека и имеет серьёзные негативные последствия для страны. Катастрофические лесные пожары в Сибири летом 2019 года, похоже, только усилили эти опасения. В своих обширных ежегодных докладах о состоянии окружающей среды Министерство природных ресурсов и экологии России подчёркивает, что в России потепление происходит вдвое быстрее, чем в среднем в мире, и что изменение климата принесёт в страну засухи, эпидемии и массовый голод, если их не остановить.

Как климатическая повестка изменит наш образ жизни
Антон Беспалов
Ещё недавно казалось, что проблемы изменения климата заботят лишь узкий круг учёных и активистов – защитников природы, но сегодня климатическая повестка прочно вошла в нашу жизнь. Как мы показали в первых двух частях проекта «Климат и политика», климатическими вопросами вплотную занимаются политики и бизнесмены. Третья часть посвящена тому, как изменение климата и усилия по борьбе с ним трансформируют общества.
Мнения экспертов


На этом фоне перед Россией и ЕС стоит задача постепенного преобразования своих энергетических связей, которые в настоящее время почти полностью базируются на углеводородах. В нынешнем контексте политической напряжённости торговля энергоносителями является одним из последних основных направлений сотрудничества между ЕС и Россией, поэтому эта тема очень деликатна.

Европейский зелёный курс будет иметь два основных негативных последствия для России. Во-первых, это экспорт энергоносителей из России. Спрос на российское ископаемое топливо в Европе снизится. Как показали Игорь Макаров и его соавторы, это сначала повлияет на спрос на уголь, затем на нефть и – после 2030 года – на газ. В то время как Россия сейчас увеличивает экспорт в Азию, Европа всё ещё остаётся крупнейшим покупателем российской нефти, угля и газа. Более того, азиатские страны также приступают к энергетическому переходу: Корея и Япония стремятся достичь климатической нейтральности к 2050 году, Китай – к 2060 году. Следовательно, спрос Азии на ископаемое топливо также будет снижаться в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

Второе (вероятное) главное следствие Зелёного курса Европы касается энергоёмкого экспорта из России в Европу (например, металлов, химикатов, удобрений). ЕС планирует ввести механизм регулирования углеродной границы, а именно налог, связанный с объёмом выбросов, вызванных производством импортируемых товаров. С помощью данного налога ЕС стремится как предотвратить перенос углеродоёмкого производства в страны с более слабыми экологическими стандартами, так и побудить другие страны принять аналогичные стандарты. Это может существенно повлиять на стоимость российской металлургической и химической продукции, экспортируемой в Европу.

План ЕС по введению пограничного налога на выбросы углерода вызвал критику в России и других торговых партнёрах ЕС, где многие рассматривают этот налог как «зелёный протекционизм». Некоторые российские участники отметили, что спор может быть передан во Всемирную торговую организацию. Однако вполне вероятно, что другие крупные международные игроки примут аналогичные механизмы в рамках своей климатической политики.

Более дальновидным ответом, как заявил советник президента России по вопросам климата Руслан Эдельгериев, могло бы стать введение внутреннего механизма ценообразования на выбросы углерода, который обеспечил бы сбор платежей за выбросы углерода в России, а не в ЕС.

Для России инвестирование в энергетический переход имеет важные преимущества. Развивая специализацию в области чистых энергетических технологий, Россия сможет конкурировать за долю на растущем и многообещающем мировом рынке. Производство водорода, особенно из возобновляемых источников энергии, может открыть путь для нового типа партнёрства с европейскими странами, опирающегося на уже существующую сеть газопроводов для транспортировки. Как отметили Джеймс Хендерсон и Татьяна Митрова, Россия обладает огромным потенциалом для производства водорода и его экспорта в мировом масштабе.

Большой экспортный портфель, приобретённый Росатомом в области ядерной энергетики, показывает, что инвестиции в сложные энергетические технологии могут принести пользу и помочь представить Россию как ведущего поставщика энергии не только в секторе ископаемого топлива. Но по сравнению с атомными электростанциями развитие инфраструктуры чистой энергии было бы дешевле и менее рискованно.

Природные ресурсы на стороне России: у страны огромный потенциал для развития возобновляемой энергетики. Более того, возобновляемая энергия – например, энергия ветра – может быть задействована на местном уровне для удовлетворения потребностей небольших городских центров на огромном севере и востоке России. Это было бы более рентабельно, чем подключение их к централизованной электросети, растянутой на сотни километров.

Хотя энергетический переход требует переосмысления и постепенной трансформации сотрудничества между ЕС и Россией в области энергетики, нет необходимости начинать всё с нуля.

Некоторые европейские компании уже инвестировали в сектор возобновляемых источников энергии в России. Пример тому – итальянская компания ENEL: она строит ветряные электростанции в Мурманской области, Ставропольском крае и в районе Азова. Другие европейские компании, которые долгое время работали в секторе ископаемого топлива в России, теперь также озеленяют свои портфели и могут использовать опыт работы в России для осуществления новых, более экологичных инвестиций.

Кроме того, приверженность энергетическому переходу имеет более широкое политическое значение. Как объяснялось выше, изменение климата является важной проблемой в Европейском союзе, особенно для молодого поколения. Общая приверженность и совместные инициативы ЕС и России по борьбе с изменением климата и стимулированию перехода к зелёной энергетике могут стать значительным шагом на пути к восстановлению отношений, которые в последние годы были омрачены многочисленными кризисами.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.