Демократия и управление
Европа и её кризисы

Кризисы, с которыми Евросоюзу приходится иметь дело, отталкивают европейские государства друг от друга, что создаёт опасность фрагментации ЕС в следующие два десятилетия. Это также мешает Союзу действовать как единое целое и стать важным глобальным игроком. В своём нынешнем виде он остаётся экономическим и политическим гигантом, не имеющим реальной жёсткой силы, пишет эксперт Энес Байраклы.

После окончания холодной войны США зарекомендовали себя в качестве единственного глобального игрока. Вместе с США расширил свою мощь блок НАТО, хотя после распада Советского Союза ему пришлось ставить перед собой новые цели. С годами Европейский союз также рос параллельно НАТО в качестве нового альянса стран Европы. Его расширение на Восточную Европу и Балканы открыло новые возможности для европейских государств. В первые два десятилетия после окончания холодной войны у Евросоюза и его государств-членов был шанс утвердиться в качестве глобальных игроков отдельно от Америки. Но несколько кризисов помешали ЕС эффективно позиционировать себя в мировой политике.

Сегодня Европейский союз сталкивается с множеством различных проблем. Некоторые из них являются внутренними и имеют структурный характер. Другие носят внешний характер и создают серьёзные затруднения для стран ЕС, особенно в вопросах единства и солидарности. Евросоюз должен решить все эти проблемы, если хочет утвердиться в качестве глобального игрока или даже просто продолжить существовать как объединение.

События последних лет вылились в различные кризисы, с которыми ЕС пришлось справляться. Одним из первых и фундаментальных стал кризис идентичности. Он фундаментален, поскольку связан со многими другими кризисами. Изначально ЕС был только экономическим союзом. В своём нынешнем виде он был учреждён после подписания Маастрихтского договора в 1992 году и его вступления в силу в 1993 году. Именно этот договор установил так называемые «европейские ценности» и породил термин «европейская идентичность». ЕС определяет свободу, демократию, верховенство закона, права человека и основные гражданские права как фундаментальные европейские ценности. ЕС, который в настоящее время является союзом различных государств-членов и культур, также согласился стать мультикультурным сообществом.

Из-за демографических и экономических изменений Европейский союз стал зависимым от миграции. Европа уже давно принимает мигрантов.

Хотя ЕС делает упор на универсализм и мультикультурализм, ему трудно иметь дело с «другими».

В мире растёт популизм. Это можно видеть во многих странах мира, таких как Бразилия, США или Индия. Даже европейские ценности не смогли защитить ЕС от глобального шествия популизма. С ростом миграции и мультикультурного характера европейского общества ЕС оказался втянутым в кризис идентичности. Это привело к усилению правых популистов. С 11 сентября 2001 года европейские правые популисты для получения политического преимущества используют либо антимусульманский расизм, либо расизм против беженцев, либо расизм против иностранцев в целом.

Дальнейшие кризисы усилили эти тенденции, которые стали носить структурный характер. Одним из них является экономический кризис 2008 года. С одной стороны, он впервые подверг испытанию солидарность ЕС, а с другой – показал, что европейские политики не колеблясь обвиняют в экономических трудностях иностранцев. В странах, пострадавших от этого кризиса больше всего, таких как Греция и Италия, наблюдался рост ксенофобских высказываний со стороны политиков, и популярность стали набирать правопопулистские партии.

Ситуация вышла на новый уровень в ходе кризиса беженцев 2015 года. Тогда ксенофобия достигла своего пика и в других европейских странах. Правопопулистские лозунги стали социально приемлемыми, а структурный расизм в странах ЕС стал более заметным. Таким образом, мы можем наблюдать рост правых националистических партий в странах ЕС, в том числе в Германии, Франции, Австрии и Италии. В результате на первый план выходят националистические идеи, а так называемые европейские ценности всё больше задвигаются на второй план. Brexit также является следствием этого и ярким примером того, в каком направлении движется ЕС.

Помимо прочего, кризис с беженцами также выявил отсутствие европейской солидарности. Бремя кризиса взяли на себя несколько государств-членов, были предприняты попытки переложить проблему на плечи третьих стран (например, Турции). Это сильно повлияло, в частности, на Грецию, Италию и Испанию.

Пандемия коронавируса лишь усилила уже имеющиеся тенденции. Некоторые страны ЕС боролись друг с другом за медицинское оборудование. Вместо того, чтобы работать вместе над поиском решений, Франция и Германия запретили или ограничили экспорт медицинского оборудования в другие страны Союза. Это привело к росту недоверия между членами ЕС.

Кризис 2008 года и кризис беженцев в 2015 году высветили экономический разрыв. В то время как, например, Германия и Нидерланды получают экономическую выгоду от ЕС и развиваются, страны южной Европы сталкиваются с экономическими проблемами. Греция, Испания и Италия всё ещё борются с последствиями экономического кризиса 2008 года. Франция тоже имеет ряд серьёзных экономических проблем. В этих странах высокая безработица, в некоторых случаях намного превышающая средний показатель по ЕС. Полным ходом идёт кризис распределения доходов, в результате которого северные страны экономически выигрывают, а южные получают лишь небольшую долю богатства ЕС.

Конфликт идей и идентичностей в мировой политике: итоги экспертной программы клуба «Валдай»
Олег Барабанов
2019 год стал годом появления значительного числа новых конфликтов. Во многих странах мира особую остроту получили гражданские внутриполитические столкновения, выплеснувшие наружу противоречия между обществами и элитами. Олег Барабанов, программный директор Валдайского клуба, подводит итоги года, рассказывая об исследовательских проектах Клуба и о том, почему в фокус большинства современных конфликтов попадают ценностные и исторические разломы.
Мнения участников


Политика безопасности ЕС представляет собой ещё один кризис. После 11 сентября и участия некоторых европейских стран в операциях на Ближнем Востоке Союз столкнулся с угрозой террористических актов. После чего начались поиски общей политики безопасности. Кризис с беженцами в 2015 году поставил на повестку дня ЕС защиту границ. Чтобы предотвратить повторный приток беженцев, была пересмотрена система охраны. В начале 2020 года окончательно стало ясно, как работает Европейская пограничная служба. В Греции силы безопасности применили чрезмерную силу для «защиты от беженцев» и в итоге застрелили несколько беженцев на турецко-греческой границе, что вызвало критику со стороны различных правозащитных организаций и ООН. Председатель Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен, напротив, высоко оценила действия Греции как «щита ЕС». Это показывает, насколько ЕС отошёл от своих первоначальных ценностей, таких как права человека.

Наконец, ЕС столкнулся с кризисом лидерства. Можно заметить, что государства-члены находятся в постоянном соперничестве друг с другом. Являясь частью одного союза, в международной политике они преследуют национальные интересы. Это можно увидеть в Ливии, где у Франции и Италии разная политика, а Германия пытается сохранить нейтралитет и действовать в качестве посредника. Бессилие ЕС проявилось и в сирийской войне. Поскольку разные государства-члены преследовали разные цели, ЕС не смог проводить действенную политику, хотя европейский континент напрямую пострадал от последствий сирийского кризиса – волн беженцев и террористических актов. Пока Турция, США и Россия проводили свои решения, отсутствие политического руководства не позволяло ЕС разрабатывать стратегию и её реализовывать.

В заключение отметим, что упомянутые выше кризисы отталкивают государства ЕС от постулируемых ими же ценностей и друг от друга, что создаёт опасность фрагментации ЕС в следующие два десятилетия. Это также мешает ЕС действовать как единое целое и стать важным глобальным игроком. В своём нынешнем виде Евросоюз остаётся экономическим и политическим гигантом, не имеющим реальной жёсткой силы.

Запад: форпост (не)либерализма?
Лев Сокольщик
Популистская оппозиция либерализму возвращает в международную практику силовую политику и вносит серьёзный раскол в идейное единство Запада, ставя под сомнение его статус форпоста международного либерализма. Можно даже говорить о том, что популизм несёт угрозу для эффективности коллективной безопасности в рамках трансатлантических отношений и перспективе стабильного развития ЕС, особенно восточных его членов, пишет Лев Сокольщик, научный сотрудник Факультета мировой экономики и мировой политики Центр комплексных европейских и международных исследований (ЦКЕМИ) НИУ ВШЭ.
Мнения участников

 

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.