Чтобы «семёрка» заработала в полную силу, её члены должны координировать свои действия

В сообщениях СМИ по итогам саммита «Большой семёрки» (G7), прошедшем во французском курортном местечке Биарриц всего в десяти милях от границы с Испанией, подчёркивалось наличие разногласий между президентом США Дональдом Трампом и участвовавшими в заседаниях главами других государств. Вполне вероятно, однако, что государства G7 намного более сплочены, чем может показаться на первый взгляд, пишет Пол Сондерс, старший научный сотрудник по вопросам внешней политики США в Центре национальных интересов в Вашингтоне.

Как и следовало ожидать, предложение Трампа вновь пригласить Россию в члены «Группы семи» не вызвало единодушного одобрения участников и было отвергнуто. Мало кто был готов сделать этот символический жест без урегулирования российско-украинского кризиса, возникшего из-за событий на востоке Украины и в Крыму.

Более важным, однако, представляется то, что Россия так и не стала органической частью «семёрки». Её включение в группу произошло по инициативе бывшего президента США Билла Клинтона, пожелавшего сделать красивый жест в адрес тогдашнего президента Бориса Ельцина на фоне первого цикла расширения НАТО на Восток. Оглядываясь назад, можно утверждать, что российские элиты, имей они в то время право выбора, скорее предпочли бы остаться за рамками «восьмёрки» и предотвратить расширение НАТО на Восток.

Похоже, сегодня и Москва, и участники «семёрки» понимают, что Россия придётся там не ко двору. Члены клуба трактуют общие ценности таким образом, что вписать в них российскую систему правления и внешнюю политику вряд ли удастся. Да и непохоже, чтобы к этому стремился сам Кремль. Впрочем, если отвлечься от специфического формата саммитов G7, большинство лидеров «семёрки» (если не все), наверное, согласились с замечанием Трампа о том, что «лучше, если Россия будет с нами в этой комнате, чем вне этой комнаты».


Германия и Франция заявили о готовности провести новый раунд переговоров с Россией и Украиной в так называемом «нормандском» формате. Япония вовлечена в отдельный диалог с Россией, её волнуют собственные интересы в Восточной Азии, которая находится далеко от Украины, – то есть Москва не является для Токио главной проблемой. Если взглянуть на встречу G7 с этой точки зрения, то, выступив против конкретного предложения Трампа, лидеры Канады, Франции, Германии, Италии, Японии и Соединённого Королевства вполне могли согласиться с ходом его мыслей в контексте более широких договорённостей с российским правительством, учитывающих западные озабоченности относительно поведения Москвы на международной арене.

Точно так же, вопреки сообщениям СМИ, ставящим под вопрос позицию Трампа по американо-китайским торговым спорам и отражающим беспокойство лидеров «семёрки» относительно возможных глобальных экономических последствий нынешней торговой войны между двумя крупнейшими экономиками мира, в кратком итоговом коммюнике встречи прямо говорится о том, что G7 намерена реформировать ВТО, с тем чтобы повысить её эффективность в области защиты интеллектуальной собственности, обеспечить более оперативное решение споров и покончить с недобросовестной торговой практикой. Написанное дипломатическим языком, это заявление тем не менее отражает коллективную позицию Запада по проблеме мировой торговли, которая включает наиболее серьёзные претензии Трампа к условиям американо-китайских коммерческих отношений. Это говорит о том, что озабоченности Америки по поводу данного принципиального вопроса разделяются и поддерживаются другими членами G7. В контексте недавних протестных выступлений в Гонконге становится понятно, что в коммюнике подтверждается приверженность Запада Объединённой китайско-британской декларации 1984 года о передаче суверенитета от Великобритании Китаю и создании основы для дальнейшего управления городом.

Насколько хрупкий гигант?
Тимофей Бордачёв
Гонконг – это искажённая миниатюра всего Китая. Однако происходящее там не отражает проблем развития всей КНР и, таким образом, не может иметь эффекта на континенте. Поэтому применять к протестующим действительно жёсткие меры, опасаясь того, что волна погромов и демонстраций перейдёт на остальной Китай, правительству не имеет смысла, считает программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай» Тимофей Бордачёв.

Мнения экспертов

По проблеме Ирана, которая вызвала открытые разногласия между Трампом и европейскими лидерами, в коммюнике говорится, что члены G7полностью поддерживают усилия по достижению двух целей: не допустить приобретения ядерного оружий Ираном и обеспечить мир и стабильность в регионе. Здесь члены «семёрки» вновь подтверждают наличие общих стратегических целей, несмотря на то что согласовать наилучшую тактику пока не удалось. В обсуждении вопроса об изменении климата, по которому мнения Вашингтона и других западных столиц также расходятся, Трамп решил не участвовать, что позволило избежать ненужной публичной огласки.

Из всего вышесказанного не следует делать вывод, что G7 представляет собой тесно сплочённую группу и разногласия между её членами не имеют никакого значения. В конце концов, невозможно действовать сообща, согласовав общие цели, но не договорившись о методах их достижения. Чтобы «семёрка» заработала в полную силу, её члены должны координировать свои действия. Одновременно, было бы ошибкой считать, что по резким публичным заявлениям Трампа и реакции на эти заявления (а именно это и составляет основное содержание сообщений СМИ) наблюдатели и аналитики могут судить о состоянии международных отношений. Стоит копнуть чуть глубже, и выяснится, что это совсем не так.

Кризис солидарности: «Группа семи» разделена по вопросу о России
Андрей Сушенцов
Президент США Дональд Трамп демонстрирует удивительную последовательность в спорных вопросах. Вновь поставив на обсуждение возможное приглашение России в состав «Группы семи», он вернулся к теме, которую обсуждал ещё в начале своего президентского срока. Впервые он предложил вернуть Россию в G7 в 2017 году. Это стало одним из оснований для выдвижения в адрес Трампа обвинений в сговоре с Москвой. Среди других инициатив, которые выдвигал новый президент США, была отмена антироссийских санкций. Интересна будет судьба этого предложения, если Трамп продолжит быть последовательным и в будущем, пишет программный директор клуба «Валдай» Андрей Сушенцов.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.