Cмотреть
онлайн-трансляцию
Вечное возрождение

Застрявший в Суэцком канале суперсовременный гигантский контейнеровоз – очень наглядная и драматичная иллюстрация и того, что происходит на Ближнем Востоке, и того значения, которое имеет Ближний Восток для всего мира.

Название десятой Ближневосточной конференции Валдайского клуба «Ближний Восток в поисках утраченного возрождения» обрело дополнительную символичность: весь мир находится в поисках возрождения судоходства по одному из самых важных торговых путей. Нет, кстати, сомнений, что рано или поздно корабли вновь поплывут по Суэцкому каналу. Вопрос только в том, когда ситуация нормализуется и во что обойдётся нынешняя авария.

Также есть достаточно оснований полагать, что раньше или позже ситуация на Ближнем Востоке улучшится и процветание распространится на все страны региона. Конечно, полностью исключать катастрофический сценарий нельзя, но регион настолько давно сталкивается с разного рода проблемами, что, похоже, выработал некоторый опыт избегания наиболее опасных и разрушительных вариантов развития событий.

В сущности, ситуацию на Ближнем Востоке стоит рассматривать в контексте общемирового развития, а оно, как кажется, выходит на принципиально новый уровень.

И это, с одной стороны, даёт региону новый шанс, а с другой – сталкивает его с новыми вызовами.

Во времена ушедшего в прошлое противостояния социалистического и капиталистического блоков Ближний Восток был местом столкновения двух идеологически антагонистических систем, местом конкуренции, борьбы за разные модели будущего. Сегодня такого бинарного противостояния нет.

Зато теперь, как и весь мир, Ближний Восток оказался в ситуации неопределённого будущего, в ситуации отсутствия общего нарратива развития. И это чревато большими сложностями.

В силу необычайно быстрого технологического развития мира взаимозависимость стран друг от друга только растёт, человечество никогда прежде, если хотите, не было так внутренне связано, так погружено в разнообразные и интенсивные коммуникации. Но в то же время упомянутая взаимозависимость довольно слабо регулируется, полна перекосов и потенциальных проблем.

Застрявший контейнеровоз и тут оказывается мрачноватой иллюстрацией. Старенький и узкий Суэцкий канал, конечно же, не был рассчитан на плавание кораблей размером с небольшой город. Более того, как выяснилось, никто особенно и не думал о том, что делать в случае аварии корабля такого класса.

Если продлить аналогию, то можно сказать, что мировые элиты, прежде всего претендующие на лидерство элиты западного мира, пытаются проталкивать по Суэцкому каналу нынешней политики корабли нового мира.

И это может привести к последствиям куда более серьёзным, чем от застрявшего у берегов Синайского полуострова контейнеровоза. Так, последние заявления администрации США кажутся сделанными людьми, которые живут в какой-то мере в воображаемом мире. В мире, где существует моральное, политическое, экономическое и военное лидерство стран Запада, прежде всего самих США. Но беда воображения, порождающего подобные иллюзии, не только и даже не столько в стремлении к господству и доминированию. Эка тут невидаль! Беда в том, что это стремление никак не связано с образом будущего, с развитием, с перспективными моделями глобальности. Напротив того, складывается такое ощущение, что многие западные политики застряли в прошлом, пытаются воспроизвести конструкции времён противостояния СССР и США. Но это время ушло. Нужны новые нарративы и новое понимание того, что мир в самом деле становится многополярным, что неизбежная для развития человечества глобализация пошла новыми путями, что центров глобализации теперь много, что она растёт из региональных объединений и союзов. Очевидно, что у нас на глазах поднимается евразийский суперрегион. Его границы ещё не ясны, но есть серьёзная перспектива. Латинская Америка явно пытается играть собственную роль. Удивительные, но, увы, недостаточно обсуждаемые процессы идут в Африке.

Естественно, что и Ближний Восток, при всей своей дробности и разнообразии, оказался перед необходимостью переосмыслить самоё себя, свою идентичность, свои ценности, свою роль в мире в целом и роль окружающего мира в собственном развитии.

Такую ситуацию назвать лёгкой нельзя. Для того, чтобы понять, предсказать, смоделировать, как будет развиваться Ближний Восток, приходится учитывать огромное количество факторов. Тут и сложнейшая демографическая структура, и распад традиционного общества. Тут и многочисленные противоречия между странами региона. У Турции один взгляд на происходящее, у Ирана – другой, нет согласия и между арабскими странами. Тут и крайняя неравномерность экономического развития. Тут и застарелые конфликты, и многое другое.

Сложить всё это в более или менее гармоничную картину можно только в том случае, если появится общая интеллектуальная, мировоззренческая платформа. Платформа, на которой можно выстроить модель будущего региона, его связей с окружающим миром, принципов взаимодействия самых различных субъектов, оперирующих как в регионе, так и за его пределами.

В общем, трудно вообразить более противоречивый и вместе с тем перспективный регион мира. Регион, который, кстати, сыграл ключевую роль в развитии человеческой цивилизации. Да и продолжает играть.

Ближний Восток накануне
Андрей Быстрицкий
Вот только чего накануне Ближний Восток: нового витка напряжённости, грозящего глобальным конфликтом, или же новой структуры, нового Ближнего Востока – успешного и развивающегося региона?
От председателя