Cмотреть
онлайн-трансляцию
Размытые полюсы и туманные горизонты: от плоского мира к круглому

Люди без внятного разделения на чёрное и белое, на плохое и хорошее жить не любят, и неважно, что это грубое и во многих случаях неверное упрощение. В результате отсутствия полюсов, то есть исчезновения глобального, более или менее всеми разделяемого нарратива, мы оказались в хаосе конфликтов, не имеющих общего знаменателя, в мире, в котором практически идёт война всех против всех. И хотя это пока ещё не война, но мы, как кажется, приближаемся к кошмару Гоббса. Предпосылки мировой гражданской войны налицо, пишет председатель Фонда клуба «Валдай» Андрей Быстрицкий.

Похоже, после распада биполярного мира мы вовсе не перемещаемся на новую многополярную планету равных возможностей и открытого сотрудничества стран. Скорее мы оказались в туманном океане безо всяких полюсов и, соответственно, системы координат.

Считается, что в целом люди стремятся к спокойствию, миру, безмятежному счастью. И отчасти это так. Но одновременно они стремятся и к доминированию, победе и агрессии. Как заметил однажды Ларошфуко, в невзгодах наших лучших друзей мы всегда находим нечто даже приятное для себя.

Сказанное относится и к поведению стран, причём даже в большей степени, чем индивидов.

Хаотическая мозаика международных конфликтов впечатляет, причём кажется, что множится не только число конфликтов, но количество их типов. Торговые, военные, социальные, религиозные, этнические, ценностные, идеологические, Бог весть ещё какие. Словно идёт состязание за самый оригинальный и бессмысленный повод для конфликта. И, наверное, пора вручать премию Дарвина не только наиболее неосторожным и глупым людям, но и отдельным человеческим сообществам, может быть, даже целым странам.

Стремление людей к порождению конфликтов не вызывает сомнения. Трудно найти такое место на земле, где не происходили бы те или иные, более или менее кровавые конфликты. Несчастная Шри-Ланка довольно долго, после разрешения проблемы с «Тиграми Тамил-Илама», жила мирно. Но это счастье кончилось. Недавно в Африке, на границе с Буркина-Фасо погибли два французских солдата, освобождая заложников, захваченных в Бенине и транспортируемых в Мали. Надежд на то, что в Венесуэле всё как-то успокоится, крайне мало. До достижения устойчиво безопасной ситуации на Корейском полуострове ещё очень далеко. Американские корабли и ракеты придвигаются к Ирану, и последний, в свою очередь, грозит ответными мерами. Не приходится ожидать и стабильно мирной ситуации в Израиле. Гремят выстрелы в далёкой Новой Зеландии. Даже в Европе то и дело гибнут люди от террористических атак, не говоря уж о конфликте на Украине. В общем, список можно продолжать и продолжать, поскольку, повторю, количество конфликтов множится: и новые возникают, и старые, вроде затихшие, оживают.

Более того, в мире воцарилось откровенное хвастовство оружием и всяческой способностью уничтожить максимальное количество людей в минимальное время.

Всякий конфликт предполагает поляризацию: конфликтует всегда кто-то с кем-то, даже если конфликт многосторонний, всегда есть набор противостоящих пар. Но как понимать ситуацию, в которой этих пар становится очень много?

Во времена холодной войны локальных конфликтов тоже было достаточно, но в тогдашнем мире были два главных полюса. И как железные опилки выстраиваются в упорядоченное сообщество под действием полюсов магнита, так и большая часть конфликтов более или менее соотносились с доминирующими силами. Равно как на земном шаре: есть северный и южный полюсы, экватор посредине между ними, тропики и тому подобное.

В нынешнем же мире – такое ощущение, что оба полюса исчезли. Компасом пользоваться уже нельзя, экватор можно провести в любом месте, в общем, сплошная тропическая по накалу страстей средняя полоса.

Чёрное зеркало: новая оптика для нового мира
Андрей Быстрицкий
Человечество входит в фазу критических преобразований. Конфликт между разными политическими силами углубляется. Но самое важное – необычайно расширилось коммуникационное поле политических сражений. Прежде малозначительный игрок – широкие мировые массы – обрели пространство для политического действия. Традиционные политические элиты, образованные и богатые, рискуют потерять контроль над мировым процессом.
От председателя

Вместе с тем люди без внятного разделения на чёрное и белое, на плохое и хорошее жить не любят, и неважно, что это грубое и во многих случаях неверное упрощение. В результате отсутствия полюсов, то есть исчезновения глобального, более или менее всеми разделяемого нарратива, мы оказались в хаосе конфликтов, не имеющих общего знаменателя, в мире, в котором практически идёт война всех против всех. И хотя пока это ещё не война, но мы, как кажется, приближаемся к кошмару Гоббса. Предпосылки мировой гражданской войны налицо.

Конечно, инстинкт самосохранения действует, до по-настоящему крупных столкновений дело не доходит. Но эту угрозу чувствуют все. И совершенно не случайны разговоры о новых договорах, ограничивающих вооружения. Понятно, что причин таких разговоров много, многое тут сугубо конъектурно, но всё же… Все чувствуют угрозу.

Сложившаяся мировая ситуация уникальна. Как, впрочем, и всегда – не уникальных ситуаций не бывает. В одну и ту же реку, как известно, дважды не войти. Но всё же есть ощущение, что уровень новизны нынешней ситуации очень высок. Причём едва ли мы в состоянии трезво оценить этот уровень. Мы видим очень много нового, но какую принципиальную новизну в целом несут все эти новые явления нашего мира – технологические прежде всего – большой вопрос.

Можно только гадать, что – помимо общей агрессивности людей – ведёт к умножению числа и типов конфликтов. Одно из предположений, что это прежде всего столкновение своего рода варварства и просвещения, гуманизма и жестокости, стремления к свободе и эмансипации человека – с желанием сохранения прежних социальных иерархий, привилегий элит. Но может быть и такой подход – упрощение.

Самое существенное другое – новая информационно-коммуникационная среда, которой никогда прежде не было. Именно коммуникационная революция сопоставила все конфликты друг с другом, свела всё в один хаотический список. Как у Борхеса в «Аналитическом языке Джона Уилкинса»:

Эти двусмысленные, приблизительные и неудачные определения напоминают классификацию, которую доктор Франц Кун приписывает одной китайской энциклопедии под названием «Небесная империя благодетельных знаний». На её древних страницах написано, что животные делятся на а) принадлежащих Императору, б) набальзамированных, в) прирученных, г) сосунков, д) сирен, е) сказочных, ж) отдельных собак, з) включённых в эту классификацию, и) бегающих как сумасшедшие, к) бесчисленных, л) нарисованных тончайшей кистью из верблюжьей шерсти, м) прочих, н) разбивших цветочную вазу, о) похожих издали на мух. В Брюссельском библиографическом институте также царит хаос; мир там разделён на 1000 отделов, из которых 262-й содержит относящееся к папе, 282-й – относящееся к Римской католической церкви, 263-й – к празднику Тела Господня, 268-й – к воскресным школам, 298-й – к мормонству, 294-й – к брахманизму, буддизму, синтоизму и даосизму. Не чураются там и смешанных отделов, например, 179-й: «Жестокое обращение с животными. Защита животных. Дуэль и самоубийство с точки зрения морали. Пороки и различные недостатки. Добродетели и различные достоинства».

Классификация современных конфликтов, согласитесь, похожа на приведённую Борхесом. Но, в отличие от времён великого писателя, сегодня вместо энциклопедии для единиц – «Википедия» для всех, для миллиардов. Легко тут растеряться и простым людям, и элитам.

Конечно же, хаос конфликтов существовал и во времена Римской империи, но всё же тогдашние патриции не имели доступа к мессенджеру WeChat, не знали о создании водки в Китае и не подозревали об игре в футбол отрубленными головами в Чичен-Ице. У каждой культуры, локальной цивилизации была своя ойкумена. И жили они, в сущности, на плоской земле.

Новые коммуникации впервые сделали мир действительно круглым и очень компактным. С таким миром, в отсутствие внятной поляризации, то есть господствующего конфликта, люди дела никогда не имели и как обращаться с ним – не знают. Пока играют в мяч из земного шара по никому не известным правилам, если хотите.

И в тоже время нынешние наши проблемы, угрозы мировой гражданской войны, хаоса зверских конфликтов есть следствие невиданного прогресса и успехов. А ведь известно, что ничто так не подводит, как процветание. Как шутили стоики, не стоит привыкать жить хорошо.

Плоды легкомыслия: политика и мировое зло
Андрей Быстрицкий
В самом деле никогда прежде не жили люди так хорошо и не имели таких возможностей к развитию и самосовершенствованию, к решению самых тяжёлых и застарелых проблем. Вместе с тем никогда прежде не было возможностей у людей к такому саморазрушению и самоуничтожению. Или с помощью невероятного современного оружия. Или из-за вроде бы мирных технологий, приводящих к необратимым и смертельно опасным – по многим причинам – изменениям окружающей среды. Или, что особенно существенно, с помощью современных коммуникаций, благодаря которым всё труднее и труднее отделить истину от лжи.
От председателя