Cмотреть
онлайн-трансляцию
На пути к прекрасному будущему

Общее ощущение дисгармонии и отсутствия взаимопонимания в мире всё усиливается. И это связано не только и даже не столько с разногласиями, к примеру, между странами, сколько с расколом в ценностной сфере, в понимании того, куда мы все идём и зачем, что за цивилизацию мы хотим видеть в современном мире.

Недавно в Швейцарии прошёл референдум о том, можно ли закрывать лицо в публичных местах не в медицинских целях. Если проще, о том, дозволено ли мусульманкам носить хиджаб, никаб, паранджу и прочее. Результат, надо сказать, удивил существенную часть швейцарских политиков, даже расстроил их. Они всячески старались переиграть швейцарскую народную партию, то есть других политиков, которые призвали швейцарцев на этот референдум. Старались, но большинство – 51,21 процента – поддержало запрет на закрытые лица. Лозунг победивших – остановить экстремизм.

Впрочем, сам по себе результат референдума – дело граждан страны. В конце концов, подобные ограничения есть, например, и во Франции (правда, с некоторыми отличиями), да и не только в ней. Важнее – реакция на этот референдум. И в этой реакции выделяется одна черта, которая производит смешанное впечатление. Многие СМИ, особенно те, которые можно отнести к леволиберальному лагерю, высказались отчётливо критически по поводу результатов референдума. В многочисленных статьях (сдержанных и не очень) приводятся доводы против референдума, цитируется позиция Amnesty International, различных организаций, учёных и так далее. Все они, понятно, осуждают результаты референдума. И только в некоторых публикациях можно найти, например, сведения, что есть мусульмане, которые за запреты закрытых лиц, потому что они за эмансипацию женщин, в том числе и мусульманок, или доводы большинства швейцарцев, что поддержали запрет.

Можно сказать, что налицо пренебрежение результатом такой демократической процедуры, как референдум.

Конечно, даже CNN тяжело прямо критиковать демократически, плебисцитарно высказанное мнение. Но совершенно очевидно, что мнение медийных элит (а их роль трудно переоценить) прямо противоречит воле большинства, в данном случае швейцарского.

Не менее любопытно и развитие дела Джорджа Флойда, точнее – дела полицейского, обвиняемого в его убийстве, Дерека Шовина. Баталия развернулась вокруг отбора присяжных. Потенциальным членам большого жюри раздали анкеты, в которых масса интересных вопросов. Например, поддерживают ли они движение BLM, участвовали ли они в протестах против полицейского насилия, а если участвовали, то несли ли плакаты. В общем, 16 страниц анкеты. И само по себе это неплохо: нужно же разобраться в том, пристрастны или нет участники процесса. Лучше всего, чтобы люди были непредвзяты и разбирались по существу дела, а не выносили политические вердикты. Увы, так, видимо, не получится. Поскольку в СМИ, а они уже давно политизировались, развернулась кампания, фактически настаивающая на политизации дела, на том, что и так, мол, ясно. Удушили невинного человека, дескать. А те, кто не поддерживает это мнение, по меньшей мере – недостойные члены общества. И их нельзя допускать до принятия решений.

Получается, что из-за партийно-политических предпочтений в случае Швейцарии подрывается доверие к институту прямой демократии, а в случае суда по делу Флойда – к основам правосудия.

В общем, ценностный раскол и радикальная борьба, особенно со стороны левых, оказываются большой проблемой, причём особенно большой – для общества западного, претендующего на то, чтобы быть своего рода эталоном демократических ценностей. Джозеф Байден прямо призывает своих союзников объединиться в деле поддержки свободы и демократии.

Вообще-то, вокруг базовых ценностей, которые сформировали современную цивилизацию, стоило бы объединиться всем. Проблема в том, что сегодня вакантны места не только лидеров цивилизационного развития современного мира, но и самого цивилизационного развития.

Похоже, потерян сам общий нарратив развития мира, модели будущего, который нужен если не всем людям на земле, то хотя бы уверенному большинству.

Я уже писал, что при всём противостоянии социалистического и капиталистического блока ещё лет сорок назад и СССР, и США, например, как минимум декларативно, стремились к общим ценностям: свободе, равенству, братству, процветанию, творческому развитию людей. Спор был не о свободе или о несвободе, спор был о путях достижения примерно одинаково понимаемого будущего. Нужны ли частная собственность, многопартийность, разделение властей?

И когда барьеры рухнули, а Варшавский блок распался, возникли иллюзии, что все сейчас договорятся и мы помчимся семимильными шагами в волнующее будущее научного прогресса, гуманизма, преодоления самых застарелых конфликтов на основе всеми разделяемых гуманистических ценностей. Этого, как известно, не произошло.

Более того, процесс глобализации (как его ни понимай), необходимый для общего развития, распался. Система мирового лидерства, то есть разумной иерархии, без которой не может быть настоящего развития, оказалась, в общем-то, разрушенной, мировые элиты – разобщены, усилились старые и возникли новые линии разломов.

Даже элиты наиболее развитых стран оказались вынуждены перейти к самообороне и вследствие этого – к отчаянной борьбе за своё положение.

Приведённые мною выше примеры есть отражение, на мой взгляд, этих процессов, причём во всей их противоречивости.

Ну вроде бы все за преодоление неравенства, за свободу религии, политических взглядов, высказываний. Но до той поры, пока эти взгляды, например, не подрывают временный консенсус левых в западной медийной, интеллектуальной элите. А страх потери этого консенсуса связан с тем, что реальная расстановка сил в современном человечестве весьма сложна, что именно сейчас идёт сложнейший процесс моделирования будущего. Отсюда скептически-пренебрежительное отношение к референдуму в Швейцарии или стремление удалить несогласных с левацкими взглядами из состава жюри по делу Флойда.

Удивительно, но подобное отношение в состоянии подорвать вроде бы самые устойчивые общества.

Слепота элит просто поразительна: в своей эгоистической борьбе они, похоже, сильно переоценивают надёжность и силу обществ, в теле которых они схватились друг с другом.

Увы, это люди уже видели, например, во время Первой мировой войны. Передрались же тогда между собой родственники, члены правящих домов Европы. А последствия оказались смертельными для многих из них.

Кстати, нынешняя борьба с пандемией, перипетии вакцинации весьма ярко, хотя и печально, иллюстрируют этот процесс. Выяснилось, что ни о каком глобальном лидерстве речь не идёт. Даже вроде бы сплочённый Евросоюз не очень-то справляется с вызовом. А об общемировой консолидации для преодоления последствий ковида и думать не стоит.

Тем не менее это не первое, и, дай Бог, не последнее испытание человечества. Самые глубокие кризисы разрешались интеллектуальным и политическим прорывом, способностью увидеть ситуацию по-новому.

И потому, как мне кажется, самый существенный вопрос сегодня заключается в том, как будет происходить развитие человеческой цивилизации, кто и какие инициативы в этой сфере будет выдвигать, какой окажется их поддержка. От этого зависит очень многое: регулирование возникающих проблем, улаживание конфликтов, технологический прогресс и так далее.

Пока ясного ответа на этот вопрос нет. Места лидеров вакантны. Претенденты есть.

Камо грядеши
Андрей Быстрицкий
И в самом деле, куда движется мир? Точный ответ едва ли кому-либо известен, разве что высшим силам. Но на земной взгляд, ничего особенно хорошего ожидать не стоит. Во всяком случае, в ближайшие годы. Люди, увы, не очень умелы в создании удобного и счастливого мира, пишет председатель Совета Фонда клуба «Валдай» Андрей Быстрицкий.

От председателя