Война никогда не меняется?
Дискуссионная площадка клуба «Валдай» (Москва, улица Большая Татарская, дом 42)
Список спикеров

27 августа в клубе «Валдай» состоялась презентация доклада «Будущее войны». Его авторы представили своё видение того, как можно исследовать войну сегодня, чем нынешние войны отличаются от прошлых и чего нам следует ждать – или, лучше сказать, опасаться, – в ближайшем будущем.

Вопреки известному афоризму о том, что «война никогда не меняется», именно о таких изменениях вот уже около тридцати лет твердят аналитики. Некоторые из них называют то, что мы видим сейчас, «новыми» войнами – асимметричными, идеологизированными, технологичными и не делающими различий между военными и гражданскими объектами, другие же говорят об «обломках» войны или об исчезновении этого социального института в принципе. По словам модератора дискуссии, программного директора клуба «Валдай» Андрея Сушенцова, сегодня стоит задача понять, изменилась ли сама суть войны – или же все эти дроны, кибератаки и группы иностранных наёмников являются только фасадом? И что это значит для международной политики?

Основные тезисы и концептуальные решения доклада представил Сим Тэк – один из двух его авторов, аналитик компании Stratfor (США) и главный военный аналитик консалтинговой компании Force Analysis (Бельгия). «Для того, чтобы представить будущее войны, мы посмотрели в её прошлое с целью понять, как она менялась раньше, – рассказал эксперт. – Мы пытаемся разобраться, что остаётся в ней неизменным, и как действует сам процесс изменений, которые в итоге складываются в отчётливую циклическую картину».

Двумя ключевыми категориями анализа стали характер и природа войны: первая описывает её «внешний вид», меняющиеся условия и частную ситуацию. Так, повсеместное использование пулемётов в годы Первой мировой войны породило затяжные окопные бои, а те, в свою очередь, были преодолены с появлением танковых дивизий. Однако самая суть войны, то есть стратегическая реальность победы и поражения либо цели воюющих сторон, остались неизменными. Подобная двухчастная модель, по убеждению эксперта, позволяет понять то, что происходит сегодня на поле боя – и даже что это «поле боя» собой представляет, – и как на это могут повлиять новые технологии и процедурные изменения.

 Максим Сучков – соавтор доклада, старший научный сотрудник Центра анализа международных процессов МГИМО МИД России, доцент кафедры прикладного анализа международных проблем МГИМО, – в своём выступлении наложил эту концептуальную рамку на сегодняшний мир. Нынешнюю ситуацию спикер описал как «двойное разочарование». Его первый элемент – «постъядерное разочарование»: долгое время весь мир находился под впечатлением от ядерного оружия и связанных с ним рисков, в связи с чем доминирующей стратегией была оборонительная, направленная на лишение противника возможности победить. Сегодня эта базовая установка движется в сторону наращивания максимума конкурентных преимуществ с целью победы в потенциальном конфликте.

Второе «разочарование» касается баланса сил. «В последние десять лет, достигнув баланса сил и упершись в ядерные тупики, государства начали искать выход в новые пространства конкуренции, – рассказал эксперт. – Все больше государств ведут напористую, агрессивную политику. Сейчас война развивается по трём осям: это новые технологии, освоение новых измерений – таких как киберсфера, – и тотальный характер противоборства. Сегодня мы наблюдаем переход от войн государств к войнам общества: побеждает не армия, а история. В этом смысле войну будущего можно определить как сочетание кибернетического и кинетического воздействия вкупе с подрывом морального духа противника».

Один из важнейших вопросов, поднятых во время открытой дискуссии, коснулся понятия «гибридной войны», весьма популярного равно у политиков и экспертов. Авторы доклада относятся к нему довольно скептически. «Само это понятие – ленивая попытка объяснить перемены в войне, – заявил Сим Тэк. – Например, когда люди смотрят на события в Восточной Европе, на Украине, то не понимают, что именно там происходит и каков смысл этой войны. Кто-то говорит об её комплексности, что в ней сочетаются разведка, тайные операции и пропаганда в киберсфере, но ведь всё это было и раньше». По мнению Сучкова, это попытка не столько «ленивая», сколько политизированная, тогда как само это понятие описывает достижение военных целей невоенными средствами. «Сегодня это означает прежде всего давление в сфере нематериальных вещей – то есть капитала, движения ресурсов, контроля над критическими областями промышленности. Более ригидные общества будут здесь уязвимее более гибких, которые принимают новые практики ведения войны и защиты», – заключил он.

Как избежать войн в киберпространстве? Мнение китайского эксперта
Ши Цзэ
Чтобы минимизировать вероятность войн в киберпространстве, а также обеспечить стабильность в сфере кибербезопасности, Россия и Китай должны объединить усилия, считает Ши Цзэ, директор Центра безопасности и развития Евразии в Китайском институте по исследованию международных проблем.
Мнения экспертов

Другой принципиальный вопрос коснулся новых факторов неопределённости, возникающих в связи с последними инновациями. Таких факторов Максим Сучков выделил три: это то, за что могут вестись войны, как меняется понятие победы и в какую сторону изменится порог начала войны – иначе говоря, увеличивают ли новые технологии шанс начала войны или наоборот. «Пока мы не поймём эти три компонента, ответить на вопрос о глобальности войны мы не сможем. Ни у одного из игроков, которые могут развязать войну, нет очевидного желания в неё вступать или делать её глобальной, – заявил он. – Войны часто возникают по случайным поводам, но учитывая количество таких удобных поводов за последние годы, можно сказать, что война-катастрофа будет, скорее всего, вполне явной и преднамеренной».

Однако же та «современная» война, которая предшествует «будущей», является куда более размытой и зачастую невидимой. Большинство участников дискуссии сошлись на том, что сегодня контуры войны размываются, она всё больше осваивает новые сферы. Возможно, вскоре для использования ядерного оружия не нужно будет даже физического обладания, отметил модератор в заключение – однако это один из тех факторов, о которых нужно размышлять, но не хочется проверять на практике.