Разворот, доворот или поворот? Валдайский клуб о пути России к Великому Океану
Владивосток
Список спикеров

«Да, скифы – мы! Да, азиаты – мы», – пожалуй, именно эти строки русского поэта Александра Блока можно было бы вынести в эпиграф презентации новой Валдайской книги «К Великому Океану: хроника поворота на Восток», которая состоялась 4 сентября в рамках ВЭФ-2019. Многие участники этой необычной сессии-презентации спрашивали, а не миф ли вообще этот «восточный курс России»? И, если да, то что это всё-таки такое: «разворот», «доворот» или «поворот»? На это валдайские – российские и американские – эксперты отвечали вполне недвусмысленно: да, это «поворот к Востоку» и он состоялся. То, что казалось нереальным ещё 10 лет назад, сделано, и теперь нужно думать о том, как двигаться дальше.

В основе книги лежат шесть Валдайских докладов, объединённых общим слоганом «К Великому океану». О том, откуда вообще происходит «Поворот России на Восток», рассказал научный руководитель книги, декан факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, почётный председатель президиума Совета по внешней и оборонной политике Сергей Караганов. Изначально – 10 лет назад – это был чисто экономический проект. Тогда пришло осознание того, что Европа замедляется и экономическое взаимодействие с ней становится всё менее выгодным. Геостратегический аспект появился в российской политике на азиатском направлении позже и был связан с новыми международными обстоятельствами. Которые радикально изменились со времени начала новой политики России в Азии.

Первый Валдайский доклад, посвящённый движению России к Великому океану, вышел в 2012 году, а шестой – в 2019-м. Многие предложения из них уже воплощены в жизнь, но есть проблемы, которые ещё предстоит решить, как, безусловно, и резервы для дальнейшего развития этой политики.

В частности, на Валдайской сессии, которая также прошла в рамках ВЭФ-2019, говорили о том, что «поворот» случился, однако он был экономическим и политическим, но не культурным. По мнению Караганова, «ментальный сдвиг» должен произойти на уровне восприятия Дальнего Востока как интегральной части русского исторического и культурного пространства.

Есть ли жизнь на Дальнем Востоке
Виктория Панова
ВЭФ – это не только лакмусовая бумажка восприятия России за рубежом, предлагающая ответы по количеству и уровню прибывающих гостей. Это ещё и повод оценить пройденный нашей страной путь в рамках так называемого поворота на Восток, пишет Виктория Панова, проректор по международным отношениям Дальневосточного Федерального Университета, доцент кафедры Международных отношений ДВФУ.
Мнения экспертов

Другой аспект – Россия, хотя и «повернула на Восток», плохо знает Азию. Поэтому нам нужно развивать востоковедение в России.

Кроме того, движение к Азии изначально задумывалось и как проект «Сибирь». Подъём всей Сибири и её интеграция в международное экономическое пространство Азии были актуальными уже в самом начале «поворота», поднимаются сейчас и будут подниматься. Однако по искусственным причинам Сибирь была разъединена, хотя это единый регион. «Мы ждём, когда у нас будет единый поворот – как дальневосточный, так и сибирский», – уточнил Караганов.

Один из участников презентации, доцент кафедры международных отношений и заместитель директора по науке Восточного института – Школы региональных и международных исследований ДВФУ Артём Лукин, отметил, что не видит существенных изменений на Дальнем Востоке после объявления «поворота». В прошлом году с Дальнего Востока уехали 30 тысяч человек, люди голосуют против действующей власти. Это говорит о том, что деньги должны быть здесь, а не только в Москве, чтобы талантливая молодёжь не уезжала отсюда, как сейчас. «Пока сюда не придёт настоящий капитал, жизнь (простых людей) здесь не изменится, – сказал Лукин. – Хорошая новость в том, что Дальний Восток остаётся российским. Плохая – что прорыва никакого нет». Вторя Лукину, Павел Кадочников, модератор презентации, проректор по научной работе, Всероссийская академия внешней торговли Министерства экономического развития Российской Федерации, тоже спросил, а произошёл ли, собственно, «поворот» на Восток для жителей Дальнего Востока? Заметили ли они его?

На это Сергей Караганов сказал, что знает все цифры, однако в данном случае работает не только экономика, но и моральный аспект. По его мнению, даже если поднять здесь экономику, люди все равно будут уезжать, как и из любых других регионов, поскольку они едут к лучшей жизни – в столицы. Именно поэтому, чтобы не уезжали и они, предлагается создать третью столицу, что позволит привлечь дополнительные инвестиции в регион.

Одной из неизбежных проблем дальневосточной политики России (и об этом говорится в шестом «великоокеанском» докладе) стало то, что «поворот» начался из Москвы, и только на последних этапах она стала вовлекать в него дальневосточников, которые обладают уникальным опытом жизни в Азии. «Это должен быть поворот не московский, а владивостокский», – подчеркнул Караганов.

Тимофей Бордачёв, научный редактор Валдайской книги и программный директор клуба «Валдай», добавил, что не стоит по русской традиции спешить получить прибыль раньше вложений. Тем более что о промежуточных итогах усилий по подъёму Дальнего Востока и о том, что ещё предстоит сделать в этом направлении в ближайшее время, говорил в этот день на сессии клуба «Валдай» Юрий Трутнев, заместитель Председателя Правительства Российской Федерации и полномочный представитель Президента РФ в Дальневосточном федеральном округе. Подробнее об этом вы можете прочитать в аналитической записке, опубликованной нашем сайте.

Желая, видимо, подлить масла в огонь дискуссии Павел Кадочников спросил, был ли поворот добровольным или принудительным? Сергей Караганов иронически отметил, что «поворот» был вполне добровольным: часть российской элиты заставила другую часть российской элиты повернуться к Востоку. И добавил, что ухудшение отношений с Западом, которое не предвиделось в такой степени, лишь ускорило «поворот».

Поворот России на Восток: взгляд с Запада
Ханс-Йоахим Шпангер
В интервью ru.valdaiclub.com в рамках проекта «Восточный ракурс» Ханс-Йоахим Шпангер, глава научной группы и член исполнительного комитета Франкфуртского института исследований мира, делится своим видением «поворота России на Восток».
Мнения экспертов

Завершая этот раунд дискуссии, Тимофей Бордачёв сказал, что в словосочетании «поворот России к Востоку» ключевое слово – Россия. Не «поворот» и не «Восток». Они – это источники для реализации приоритетов национального развития, в первую очередь – на уровне того региона, который географически находится в этой части мира.

Говоря об уникальности проекта «К Великому океану» и, собственно, книги как результате семилетней работы, Тимофей Бордачёв отметил, что многие идеи, осмысленные в докладах, не только получили развитие, но и стали результатом работы десятков российских экспертов. Это доказывает, что экспертное сообщество и власти работают вместе, и новый способ работы себя оправдал. Книга отразила поворот России на Восток в интеллектуальном, экспертном ключе. «Если бы мы хотели собрать здесь авторов этой книги, нам бы не хватило трёх таких комнат», – сказал Бордачёв.

Другая уникальность заключается в том, что у этого большого восточного проекта не было внешнего спонсора. У России хорошие отношения со всеми азиатскими странами, нет такой страны, с которой бы Россия не вела бы работу. Но нет и какой-то отдельной страны, которая была бы ведущей и способствовала бы «повороту». И ещё важна независимость и неангажированность экспертов, задействованных в написании докладов и самой книги, каждая из шести глав которой дополнена статьями иностранных экспертов, оценивающих усилия России со стороны.

«Многое предстоит сделать, но, я полагаю, что методология нами определена правильно – это демократичность и транспарентность. У нас всё получится, и Россия будет адекватна окружающему миру», – добавил Бордачёв.

Среди спикеров Валдайской «книжной» сессии был управляющий директор Kissinger Associates Томас Грэм, который высказал свою точку зрения относительно всего Валдайского проекта «К Великому океану» и представленной книги. «Это интересные доклады, представляющие глубокий анализ», – сказал Грэм.

Однако, по его мнению, есть три фактора: которые необходимо учитывать в российской политике в Азии.

Первый фактор – это сам Дальневосточный регион и его будущее, как регион совместного развития. Интеграция России в экономическую зону Азии возможна прежде всего с помощью Дальнего Востока, который является частью Азии.

Второй – напряжённые отношения с Европой, хотя, как уже говорилось выше, это и послужило толчком «поворота России на Восток».

Третий фактор. По словам американского эксперта, с геополитической точки зрения Азия – один из самых опасных регионов мира, и России нужно тщательно взвешивать каждое своё действие. Южная Корея, Китай, Япония, Индия тратят всё больше средств на оборонную промышленность, и даже у соседних стран есть опасения на этот счёт. Конечно, война в этом регионе маловероятна, но всё же не стоит такой возможности исключать. Поэтому перед Москвой стоит задача извлечь экономические преимущества из «поворота» и при этом избежать рисков.

«Как американец я должен говорить о Китае, – поиронизировал Грэм. – Владимир Путин говорил, что за всю историю российско-китайских отношений они никогда не были лучше. Китай становится крупнейшим экономическим партнёром России. Но если бы я представлял Москву, а не США, то увидел бы, что есть асимметрия между Россией и Китаем». Да, Китай – наиболее крупный партнёр России, однако Россия не входит даже в десятку торговых партнёров Китая. Ей нужно подумать о том, как избежать торговой зависимости от Китая.

Часто звучит тезис, что поворот России на Восток не значит, что Россия отворачивается от Запада. Разумеется, это правильно – если Россия хочет баланса, считает Грэм, ей нужно наладить отношения с Европой и прежде всего думать о том, как развивается её внешнеполитическая стратегия в целом. Нужно диверсифицировать экономические и политические связи в Азии. Да, ни одна азиатская страна не является врагом России, но Россия не должна зацикливаться на какой-то одной стране, важно развивать отношения со всеми.

Также было бы опасным возникновение отдельных блоков в Азиатско-Тихоокеанском регионе, и это в равной степени касается и политики США в этом регионе. Мир знает, к чему приводит появление таких блоков. Исторические примеры есть: это Первая мировая, Вторая мировая и холодная войны.

Сотрудничество на фронте Индо-Тихоокеанской безопасности
Пунди Шринивасан Рагхаван
Дискуссии об индо-тихоокеанской безопасности следует продолжать. У каждой страны-участницы этого диалога есть свои интересы и заботы. Их цели могут во многом совпадать, но содержание и средства достижения этих целей могут сильно разниться. Чтобы примирить различные конфликтующие точки зрения и выработать общую стратегию, всё ещё требуются немалые усилия дипломатов, пишет Рагхаван Пунди Шринивасан, координатор Национального консультативного совета по обороне, спикер первой сессии Азиатской конференции Валдайского клуба.
Мнения экспертов

«Мы можем говорить о “повороте России на Восток” как об успешном проекте, но не должны почивать на лаврах, поскольку этот “успех” может перестать быть успехом», – завершил Грэм свою устную рецензию на Валдайскую книгу.

В свою очередь Павел Кадочников отметил, что сборник докладов Валдайского клуба – это интеллектуальное топливо для «поворота» и поблагодарил американского эксперта за скептицизм. Однако Грэм сказал, что это был вовсе не скептицизм, а опасения по поводу будущего: «поворот» совершён, но необходимо ещё многое делать.

Этим Россия и собирается заняться: осенью 2019 года должна быть принята новая стратегии развития Дальнего Востока, и авторы Валдайской книги надеются, что их предложения будут учтены в ней, хотя бы частично.

Из доклада «К Великому океану – 6. Люди, история, идеология, образование: путь к себе»:

Двигаясь к Востоку, Россия не просто открывает новые возможности для развития. Это и «путь к себе», и к самосознанию страны не как окраины Европы, как считала большая часть её элиты на протяжении последних трёх столетий, а как самостоятельного геостратегического центра, уникальной цивилизации и одновременно – амальгамы Византийской, западноевропейской и азиатской культур.