Трампизм может стимулировать перестройку американской политической системы

13.09.2017

Приход к власти Дональда Трампа является выражением системного кризиса, поразившего американскую двухпартийную систему. Трампизм неустойчив и раздираем противоречиями, но ожидать его стремительного распада не стоит. К таким выводам пришли участники презентации доклада клуба «Валдай» «Глобальный правый бунт: трампизм и его база», прошедшей 13 сентября на дискуссионной площадке клуба в Москве.

Представляя доклад, руководитель авторского коллектива Олег Барабанов, программный директор клуба «Валдай», отметил, что новый научный труд является продолжением серии исследований «глобального бунта», происходящего на наших глазах. Трампизм является одним из проявлений этого бунта. Он, как отмечается в докладе, стал реальностью в силу того, что слишком высок был спрос на фигуру, способную консолидировать протестные настроения и выразить чаяния многих очень значимых в электоральном плане групп интересов. В то же время секрет успеха правого популизма, олицетворяемого Трампом, не сводится только к фигуре бунтаря, отвергающего истеблишмент. Те избиратели и группы интересов, которые привели Трампа в Белый дом, формулируют более широкий запрос на трансформацию американской политической системы.

Говоря о причинах избрания Трампа, один из авторов доклада, директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий указал на исчерпанность американской неолиберальной политики на двух направлениях. Во-первых, политика защиты меньшинств в США привела к парадоксу, при котором социально-экономическое положение этих самых меньшинств за последние годы только ухудшилось. Это связано с возникновением в составе меньшинств, которые предполагается защищать (например, афроамериканцев) субэлит, сливающихся с традиционными элитами. Их статус в социальной иерархии резко повышается, но это не влияет не положение основной массы представляемого ими меньшинства, голоса которого они «продают» белой либеральной элите. Следствием недовольства результатами такой политики стало то, что Трамп оказался республиканцем, получившим за последние двадцать лет наибольшее количество голосов тех самых меньшинств, которых защищали его оппоненты-демократы.

Неолиберальная политика пришла к тупику и в экономическом плане. На фоне нежелания элит совершать переломные действия по переходу от либерализма к протекционизму зазвучали противоречивые лозунги Трампа о возвращении Америки былого величия. По сути лозунг “Make America great again” представляет собой ностальгию по идеализированным 1950–1960 годам, когда американское общество было самым передовым и на него ориентировался весь мир, включая СССР, отметил Кагарлицкий. По словам учёного, сложно говорить о какой-либо последовательной программе действий, поскольку то, что говорил Трамп во время избирательной кампании, представляет собой амальгаму идей от крайне правых до крайне левых. Но важно, что он сумел достучаться до рабочего класса, который в середине XX века был опорой демократов. В неолиберальной риторике этот слой населения стал отождествляться с «белыми мужчинами», хотя в действительности большую его часть составляют женщины и, вполне вероятно, не с белым цветом кожи. Тем не менее элита даже после избрания Трампа не может признать, что разделение американского общества является на самом деле не расовым или гендерным, а классовым.

Глобальный правый бунт: трампизм и его база Скачать доклад
Трампизм гораздо шире политической фигуры Трампа и не привязан напрямую к его текущим политическим действиям. При этом вопрос о том, удастся ли лично Дональду Трампу сдержать натиск старого вашингтонского истеблишмента и не свернуть с пути своей предвыборной платформы, является для данной темы вторичным и не столь важным. Гораздо более значимо то, что глобальная политическая волна, вызванная электоральным успехом Трампа, сформировала принципиально новую идеологию и даже новую систему ценностей.

Сумев выразить настроения тех классов, положение которых не улучшилось в результате проведения неолиберальной политики, трампизм столкнулся с ожесточённым сопротивлением со стороны бенефициаров глобализации 1990-х. Это, по словам заместителя директора ИНИОН РАН Дмитрия Ефременко, ещё одного автора доклада, вашингтонский истеблишмент и меньшинства, а, вернее, представляющие их субэлиты, которые привыкли к тому, что их голоса могут заглушить голос большинства. Судьба президентства Трампа связана с возможностью реализации существенных положений трампистской программы, подчеркнул он. В свою очередь Кагарлицкий отметил, что пока либеральная атака на Трампа наталкивается на сопротивление «низов», несмотря на то, что его президентство пока не принесло им очевидных выгод, но эта ситуация не может продолжаться до бесконечности.

Чем ответит американская политическая система на появление трампизма? По мнению Кагарлицкого, очевидно, что внутри каждой из партий произошёл раскол. В республиканской партии исследователь пока не видит фигур, которые могли бы предложить убедительную программу, альтернативную трамповской, но, возможно, они появятся ближе к выборам. В то же время наиболее разумные сторонники Берни Сандерса, бывшего кандидата в президенты от демократов, предлагавшего последовательную социал-демократическую программу, понимают, что им необходимо уходить от неолиберальных лозунгов и апеллировать к электоральной базе Трампа.

Сложная внутриполитическая ситуация определяет внешнеполитические шаги Трампа. Судя по предвыборной риторике будущего президента, он хотел бы сократить участие США в мировых делах, сфокусировавшись на решении внутренних проблем, но это ему не удастся, подчеркнул Кагарлицкий. Не достигнута ни одна из амбициозных целей, провозглашённых в ходе предвыборной программы. Особым унижением для Трампа стала блокировка законопроекта об отмене системы Obamacare, отметил Ефременко. По мнению исследователя, для её преодоления президенту придётся пойти на обострение, возможно, на глобальной арене.

Подводя итог рассуждениям о внешнеполитическом измерении трампизма, Борис Кагарлицкий отметил, что процессы, происходящие в американской внутренней политике, повышают глобальную политическую неопределённость, ведущую к ослаблению роли США в мире как реального гегемона. Но это не приводит к ослаблению американской активности в мире и не означает превращения США в интровертную страну, чего бы, вероятно, хотелось американскому президенту и многим его сторонникам.

Материалы по теме

Глобальный правый бунт: трампизм и его база
13.09.2017
«Мы забираем власть у Вашингтона, округ Колумбия, и возвращаем её обратно вам, американскому народу» – отказ Трампа от традиционной риторики и поворот к правонационалистическому курсу дали начало

Рубрика:
Доклады
Сирия. Ближневосточное чудо Путина
24.11.2017
Последние события в Сирии и на Ближнем Востоке – это действительно чудо, которого никто не ждал два года назад – пока в сентябре 2015 года не вмешалась Россия. В то время террористы хозяйничали в

Эксперт: 
Нурхан Эль-Шейх
Трамп в Азии: Соединённые Штаты отступaют?
23.11.2017
Мощь Америки в ряде важных аспектов слабеет – во многом в результате её собственной политики. Возглавляемая США глобализация была выгодной для корпоративной Америки, но также способствовала массовому

Эксперт: 
Алан Кафруни

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться