Почему русская барракуда страшит европейцев больше, чем хаос на Ближнем Востоке

15.05.2018

Решение Дональда Трампа о выходе из «ядерной сделки» имеет стратегический характер и было принято по причинам, не имеющим отношения к соглашению как таковому. Оно направлено в первую очередь против самого иранского правящего режима, проводящего, по мнению администрации Трампа, деструктивную политику в регионе. К такому выводу пришли участники экспертной дискуссии клуба «Валдай», которая состоялась 15 мая и была посвящена ситуации вокруг Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе.

Решение Дональда Трампа о выходе из «иранской ядерной сделки» отражает стратегические интересы США, и вероятность его пересмотра практически исключена. Под ударом находится не само соглашение, а правящий режим Ирана, и новая «сделка», о которой говорит Трамп невозможна до тех пор, пока Иран, условно говоря, не будет «поставлен на колени». А это означает обострение ситуации в и без того неспокойном регионе. Тем временем Европу, по всей видимости, больше беспокоит не это, а гипотетическая способность России сыграть на противоречиях между ней и Соединёнными Штатами.

По словам заместителя министра иностранных дел Россия Сергея Рябкова, СВПД – беспрецедентный документ. «Ядерная сделка» была заключена, когда после многих лет бесплодных переговоров возникло ощущение, что мир подходит к опасной черте. Стороны осознали, что политико-дипломатическое решение сложного клубка проблем, связанных с иранской ядерной программой, не имеет альтернативы. До сих пор СВПД был одной из немногих работающих многосторонних договорённостей в сфере нераспространения, фиксируя совокупность прав и обязательств, которым следовали все участники, что способствовало его устойчивости.

Особенностью СВПД было то, что подписанты сумели отделить главное от второстепенного, подчеркнул Рябков. Признавая право Ирана на ядерные исследования, стороны создали механизм, обеспечивающий их исключительно мирный характер. Теперь же Дональд Трамп требует рассмотрения не связанных друг с другом вопросов, вынося на первый план фактор региональной политики Ирана и его ракетной программы и тем самым создавая «гремучую смесь».

По мнению участников дискуссии, решение Дональда Трампа о выходе из «ядерной сделки» имеет стратегический характер и было принято по причинам, не имеющим отношения к соглашению как таковому. Оно направлено в первую очередь против самого иранского правящего режима, который, по мнению администрации Трампа, ведёт деструктивную политику в регионе. Ключевым инструментом давления на иранские власти является ограничение нефтяных доходов Ирана. «Решимость США ограничить нефтяной экспорт Ирана и сократить доходы не просто очевидна, она – в центре той аргументации, которая используется при подаче международному сообществу решений Трампа», – подчеркнул Рябков.

Вероятность пересмотра американской администрацией решения о выходе из «сделки» является практически нулевой. «Мы видим в выходе США из СВПД многослойное, многомерное целеполагание и это только добавляет нам уверенности, что всё это очень серьёзно, очень продуманно, и это не может быть обращено вспять, не может быть присмотрено», – отметил российский дипломат.

Тарифы и иранская ядерная сделка: Трамп готовится к новой войне на Ближнем Востоке? Алан Кафруни
На сегодняшний день положение дел таково: Иран обещал по-прежнему исполнять договор вместе с остальными сигнатариями, но при условии, что в рамках оного будут соблюдены его экономические интересы. Однако общеизвестно, что на тот случай, если эти интересы всё-таки пострадают или если в Иране возобладают сторонники жёсткой линии, никакого «плана Б» не предусмотрено. И в том, и в другом случае решение Трампа выйти из договора предвещает новую войну на Ближнем Востоке.

Объявив 8 мая о выходе из СВПД, Трамп подчеркнул, что готов к переговорам с целью заключить «настоящую» сделку. Однако, учитывая отношение администрации США к иранскому режиму (а по словам Антона Хлопкова, директора Центра энергетики и безопасности, цель Трампа – «поставить Иран на колени»), очевидно, что никакого «СВПД 2.0» быть не может. Именно поэтому, как отметил Хлопков, другие подписанты соглашения работают над тем, чтобы «сделка» сохранилась в изначальном формате, подтверждая, что продолжат соблюдать её условия.

Ключевой вопрос состоит здесь в угрозе введения Соединёнными Штатами жёстких экстратерриториальных санкций. Насколько европейские страны готовы пойти на серьёзный конфликт с США и защитить свои компании, а также стимулировать бизнес, чтобы он продолжил приходить в Иран? Такого желания в Европе нет. «Говорятся красивые слова, но нет юридического процесса, который позволил бы защитить бизнес или дать ему возможность работать и на иранском, и на американском рынке», – сказал Хлопков.

Зато европейцы подозревают Россию в том, что она пытается сыграть на противоречиях между ними и США. Как заметил Хлопков, перспектива того, что Россия способствует расколу между Европой и Америкой, беспокоит их больше судьбы самой «сделки». По словам Рябкова, подобные подозрения не имеют под собой никаких оснований.

«Нам никогда не приходило в голову ловить в мутной воде трансатлантический противоречий геополитическую рыбу, – образно выразился российский дипломат. – Стоило бы нам закинуть удочку в эту мутную воду, как в этот момент вся рыба в Северной Атлантике сбилась бы в настолько плотный косяк, что никакая акула или барракуда этот косяк не проела бы».

Россия намерена продолжать своё участие в СВПД и дальше развивать отношения с Ираном, отметил Рябков. По его словам, аналогичный настрой присутствует и у китайских коллег. «Мы заявляли и продолжаем заявлять, что готовы продолжать соблюдать все положения СВПД в полном объёме, в той мере и до тех пор, пока этого придерживаются остальные участники договорённости. Эта формулировка действовала до выхода США из СВПД, и у нас принято решение, что мы продолжаем её придерживаться после выхода США из СВПД, имея в виду поведение оставшихся участников», – подчеркнул замминистра иностранных дел Российской Федерации.

Материалы по теме

Иранская ядерная сделка: сможет ли «сердитый и униженный» ЕС противостоять США?
22.05.2018
Иранцы осознают, что Евросоюз, каким бы он ни был «сердитым и униженным», вряд ли в состоянии противостоять натиску США в отношении СВПД. Несмотря на то, что ЕС всячески старается демонстрировать, что
Тарифы и иранская ядерная сделка: Трамп готовится к новой войне на Ближнем…
15.05.2018
На сегодняшний день положение дел таково: Иран обещал по-прежнему исполнять договор вместе с остальными сигнатариями, но при условии, что в рамках оного будут соблюдены его экономические интересы.

Эксперт: 
Алан Кафруни
Трамп поставил Россию и Германию по одну сторону баррикад. Что дальше?
17.05.2018
Безрассудная политика Дональда Трампа в отношении Ирана существенно скорректировала повестку визита Ангелы Меркель в Россию, которая изначально не была многообещающей. Его односторонний выход из СВПД

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться