Опять двойка: о великодержавном соперничестве в век ультиматумов
Москва, дискуссионная площадка клуба «Валдай»
Список спикеров

5 декабря в клубе «Валдай» состоялась дискуссия, посвящённая российско-американским отношениям. Однако эксперты Алан Кафруни, Дмитрий Суслов и Иван Тимофеев вышли за пределы темы на более глобальный уровень, и разговор получился – ни больше ни меньше – о великодержавном соперничестве.

Кризис глобального управления особенно ярко проявился в ходе саммита G20 в Буэнос-Айресе. Как отметил модератор дискуссии, программный директор клуба «Валдай» Иван Тимофеев, на аргентинской встрече стало очевидно, что «двадцатка» перестала быть структурой глобального управления, цель которой – купировать проблемы с мировым экономическим кризисом и ликвидировать дисбалансы. По сути саммит свёлся к двусторонним сделкам. Сегодня мир не только наблюдает, как меняется сам формат этого форума, но и видит, как этот новый – двусторонний – формат создаёт всё больше потенциальных или реальных конфликтов. И это не только не помогает глобальному управлению, но и откровенно ему вредит.

Профессор в области международных отношений колледжа Гамильтона (США) Алан Кафруни согласился с мнением Тимофеева и сказал, что на аргентинском саммите вместо «Большой двадцатки» мир получил «Большую двойку», когда все разбились по парам и решали свои дела на двустороннем уровне. Если в 2008–2009 годах, в период мирового экономического кризиса, все страны действовали сплочённо, отказались от протекционизма и в воздухе витало лидерство США, то сейчас всё изменилось: лидеры стран больше не общаются в многостороннем формате, каждый работает только на собственные интересы.

«Большая двадцатка»: переход к биполярности?
30 ноября – 1 декабря в Аргентине состоялся очередной саммит «Большой двадцатки», от которого ждали то ли большого потрясения, то ли полного штиля, не считая ряда двусторонних встреч. В итоге единственным важным его достижением стало то, что президент США Дональд Трамп заключил с Мексикой и Канадой новый договор взамен NAFTA. Отсюда вопрос – насколько этот экономический форум по-прежнему работоспособен и что его ждёт в ближайшем будущем? Способен ли он сдержать рост протекционизма и торговых войн? Какие конкретные меры предлагаются в его декларации?
перейти
© РИА Новости/Владимир Астапкович
Показательный пример здесь – США. Как отметил замдиректора Центра комплексных европейских и международных исследований НИУ ВШЭ Дмитрий Суслов, Соединённые Штаты перестали быть лидером. При этом они проводят эгоистическую и агрессивную политику – особенно в отношении восходящих держав, Китая и России. Великодержавное соперничество, которое мы сейчас наблюдаем на мировой арене и которое проявилось в том числе в ходе аргентинского саммита, – это приговор глобальному управлению. Последнее не может существовать в условиях «холодной войны», в условиях, когда отношения главных игроков на мировой арене (Китай – США, Россия – США) носят враждебный характер. «Невозможно заставить государства взаимодействовать, если они считают национальные интересы важнее общемировых и проводят враждебную политику. Отношения США и Китая и США и России сегодня носят враждебный характер, и результаты “двадцатки” показывают усиление этой враждебности», – заявил он.

В целом американская стратегия, по мнению эксперта, состоит в том, чтобы давить на «страхи» соперников – Китая и России. Так, например, Соединённые Штаты считают, что больше всего Китай боится глобальной торговой войны, и бьют по этой цели. А главным страхом России, по мнению США, является неуправляемая полномасштабная гонка вооружений (вспомним начало 1980-х). Поэтому Америка разрушает все договорённости, которые контролируют вооружения: в том числе и ДРСМД, СНВ-3.

«Их уже не спасти», – сказал Суслов. И пояснил, что недавно внесённый в Сенат США законопроект, ограничивающий продление российско-американского договора СНВ-3, делает фактически невозможным продление этого договора, если Россия не сократит потенциал стратегического ядерного оружия и не остановит производство новых типов вооружений – что, естественно, для неё неприемлемо. Вместе с тем Америка умышленно не идёт ни на какой диалог и переговоры, чтобы вызвать у оппонента панику и заставить его пойти на односторонние уступки.

Не потерять контроль: стратегические вооружения и российско-американские отношения
Вслед за заявлением президента США Дональда Трампа о возможном выходе из договора о РСМД в Сенат США внесён законопроект, ограничивающий продление российско-американского договора СНВ-3. Подписанный во времена президентства Дмитрия Медведева и Барака Обамы, договор действует до 2021 года, но может быть пролонгирован. Сергей Веселовский, доцент кафедры мировых политических процессов МГИМО МИД России, считает, что двусторонние договоры СНВ в текущем виде себя практически исчерпали и дальнейшие переговоры необходимо вести уже в формате пяти ядерных держав, так как их национальные ядерные арсеналы хоть и не сравнялись по численности, но всё же уже сопоставимы.
перейти
© РИА Новости/МО РФ
Между тем два этих холодных конфликта (США – Китай, США – Россия) очевидно взаимосвязаны. Выходя из РСМД, администрация США открыто апеллирует к растущей мощи Китая и сигнализирует о необходимости включить в контроль над вооружениями и его тоже.

Продолжая разговор о «двойке» Китай – США, Алан Кафруни напомнил, что на аргентинской «двадцатке» всё же было достигнуто некоторое взаимопонимание между двумя странами: Дональд Трамп и Си Цзиньпин договорились приостановить введение новых торговых пошлин на 90 дней. Причём у обеих сторон были свои причины воздержаться от открытого конфликта – по крайней мере на некоторое время: Трамп не хочет развязывать тарифную войну до президентских выборов – 2020, а Си готов к ряду уступок, если другая сторона пойдёт на ряд конкретных торговых мер. Однако не стоит слишком обнадёживаться: сдерживание Китая – одна из основных целей нынешней политики США, и было бы ошибкой считать, что тот сдастся.

Поддержав этот вывод, Дмитрий Суслов сказал, что сдерживание Китая – это не проект действующей администрации, а двухпартийный консенсус и доминанта политики США на ближайшее время. Весь «диалог» между США и Китаем осуществляется на уровне ультиматумов. США по сути предлагают Китаю капитулировать, а это для Китая совершенно неприемлемо, поскольку в случае принятия всех условий США он перестанет быть конкурентоспособным.

Что касается «двойки» США – Россия, то здесь, по словам Алана Кафруни, ситуация несколько иная. «Промежуточные выборы не были для Трампа такими уж выгодными, запустились серьёзные процессы в экономике. Он понял, что повышение тарифов на ввозимые в США китайские товары, скорее всего, плохо скажется на инвесторах и рынке, и это был путь к примирению», – пояснил Кафруни. Но если между США и Китаем существует сильная экономическая связь, то между США и Россией – её нет. Поэтому на российско-американские отношения те же самые внутриполитические процессы в США могут повлиять негативно: и это может коснуться как контроля над вооружениями, так и введения новых антироссийских санкций.

Ну и – возвращаясь к G20. Саммита «Большой двадцатки» в Буэнос-Айресе ждали не только как самостоятельного события, но и как серию двусторонних встреч, в том числе – Дональда Трампа с Владимиром Путиным. Однако встреча была отменена в самый последний момент на фоне адресованных России обвинений НАТО в нарушении договора РСМД и угроз вскоре его расторгнуть. Алан Кафруни высказал мнение, что это произошло исключительно по внутриполитическим причинам – в связи с расследованием Мюллера, однако отмена встречи не слишком его беспокоит, поскольку «после бесед Трампа и Путина становится только хуже». Дмитрий Суслов обратил внимание на то, как именно была отменена встреча – в одностороннем порядке, без извинений, переносов или замещающих встреч на более низком уровне. И это свидетельствует о нежелании США вести нормальный диалог и вступать в какие бы то ни было переговоры.

Суслов подчеркнул, что политика США в отношении Китая и России нацелена на то, чтобы победить – не договориться, а победить. И они исходят из того, что ресурсы для победы у них есть. Но так ли это? Покажет время.