Новый формат Евразии: курс на связность и совместимость
Москва, дискуссионная площадка клуба «Валдай»
Список спикеров

13 декабря на площадке клуба «Валдай» состоялась экспертная дискуссия на тему «Международный порядок и политическая стабильность в Евразии», приуроченная к выходу двух аналитических материалов клуба, а именно доклада «Возвращение Старого Света и будущее международного порядка в Евразии», а также Валдайской записки под названием «Инфраструктурная связность и политическая стабильность в Евразии».

В ситуации, когда США мало-помалу прекращают быть единственным мировым гегемоном, оформляются новые центры силы, которые уравновешивают их влияние. Один из центральных проектов такого рода – Евразия, глобальный блок, который берёт всё «лучшее из двух миров». Вместе с тем возникает вопрос: что это такое, как возможен союз между Европой и Азией?

Ответить на него решились программный директор клуба «Валдай» Андрей Сушенцов и старший научный сотрудник Центра проблем Кавказа и региональной безопасности МГИМО МИД России Николай Силаев. Силаев отметил, что существует по меньшей мере три трактовки понятия Евразии: как бывшего СССР за исключением стран Балтии, как сопряжения ЕАЭС с инициативой «Одного пояса – одного пути», а также как единой Европы «от Лиссабона до Владивостока». В любом случае речь идёт о преодолении разрыва между различными частями континента, которое не может состояться без учёта интересов России, Китая, Индии и ЕС. Проблема, в любом случае, заключается в разрозненности различных частей этого образования, которое сейчас больше напоминает связанный морскими путями архипелаг.

Евразия – новый суперконтинент
«Сегодня на наших глазах возникает новый суперконтинент, простирающийся от Лиссабона до Шанхая и Джакарты – Евразия, плод союза Европы и Азии. Стягивающие их нити лишь отчасти относятся к инфраструктуре и тому, как умножаются каждый день сухопутные и морские связи. Нити эти – идеологические, поскольку чёткие разделительные линии, проведённые в период холодной войны, теперь уже почти стёрты», – пишет Бруно Масаэш, государственный секретарь по европейским делам Португалии (2013–2015), модератор специальной сессии «Евразия на пути в будущее» XV Ежегодного заседания Клуба «Валдай».
перейти
© РИА Новости/Максим Блинов

Цель доклада, по словам эксперта – описать, как могут выглядеть основные доминанты евразийской безопасности к середине текущего века. Такая задача диктовала авторам широкий исторический охват и перспективу. По прогнозам учёных, двумя крупнейшими экономиками мира к 2050 году станут Индия и Китай, что означает также и смещение геополитического центра тяжести от Америки к Евразии. «Мы исходили из того, какие стратегические цели ставят перед собой ключевые центры силы, – рассказал Силаев. – Что касается США, то их цель – остаться в Евразии в виде ключевого союзника в Европе и Азии. Китай долгие годы исходил из того, что его экономическая и технологическая мощь проявят себя в политической сфере, но сейчас его из этого выжидательного состояния вытаскивают. При этом равно США и Индия расценивают его как своего главного соперника».

Что касается России, у неё налажено стратегическое партнёрство и с Китаем, и с Индией, в связи с чем она может сыграть между ними балансирующую роль. Даже если к 2050 году Россия и не войдёт в число экономических суперсил, её основным ресурсом станет эта способность к опосредованию, к балансировке. Что касается менее влиятельных игроков континента, то сложная система отношений гигантов, по мнению Силаева, оставила им мало возможностей для политической субъектности, в связи с чем важную роль для них будет играть «дружба» с США – как это сейчас происходит с Украиной, Грузией и Молдавией. «Перед второстепенными игроками уже сейчас стоит выбор – играть в Евразии конструктивную роль или стать “спойлерами” развития в рамках политики, основанной на идентичности», – развил его мысль Сушенцов.

Для описания процессов, оказывающих влияние на политическую стабильность и безопасность в Евразии и Восточной Европе, Евгений Прейгерман, руководитель экспертной инициативы «Минский диалог», предложил два понятия: во-первых, инфраструктурная связанность, то есть механизмы передвижения людей и товаров, а во-вторых – совместимость, или возможность позитивного взаимодействия между различными акторами, в случае отсутствия которой коммуникация между различными акторами сокращается. В связи с этим налаживание сообщения между частями континента может оказывать как позитивное, так и негативное влияние, обостряя противоречия и конфликты. С одной стороны, мы видим положительные эффекты «синергии» между ЕС и инициативой «Пояса и пути» в формате 16+1. С другой – входящие в ЕС и НАТО страны Балтии опираются на своих партнёров из этих блоков, что способствует эскалации.

ШОС как фундамент Большой Евразии
В наши дни международные организации и институты – наиболее значимое политическое порождение XX века – переживают сложные времена. В первую очередь это касается универсальных институтов, таких как ООН или ВТО, но также и более компактных региональных форматов. Новая политика США, олицетворением которой стал носорог мировой политики Дональд Трамп, поставила под вопрос устойчивость даже наиболее прочных, казалось бы, международных форматов, основанных не только на общих интересах, но и на общих ценностях.
перейти
© РИА Новости/Алексей Дружинин

Основная проблема, согласился эксперт, заключается в том, что «политика рулит экономикой», вследствие чего между ЕС и ЕАЭС отсутствует нормальный диалог, хотя, по оценке экономистов, от такого взаимодействия выиграли бы обе стороны. В последнее время возникает всё больше временных альянсов, которые достигают тех или иных целей и затем распадаются. Как, с учётом всех этих вызовов и негативных моментов, двигаться в позитивном направлении? По мнению Прейгермана, в этом смысле мы можем лишь определить для себя цель – а именно продолжение развития системы безопасности. Позитивный пример представляет в этом смысле Белоруссия, которая играет роль «моста» между разными странами, не забывая при этом о собственных интересах.

Позитивная сторона происходящего, по словам Сушенцова, заключается в том, что нам не стоит опасаться масштабного открытого конфликта или нового этапа двухстороннего соперничества. По большей части, всё продолжает идти своим чередом: «Ностальгия по холодной войне продолжает владеть умами, но это не массовое явление, – заявил он, – российско-западное противостояние уже не находится на повестке дня. В мире становится настолько много всего, что его сложно описывать как контрастную чёрно-белую панораму. Сейчас хорошее время для провокаций. Страны не могут позволить себе кинетического противостояния, но конкуренция продолжается. Никто не ищет возможностей, чтобы начать войну, но есть отдельные игроки, которые хотят стать центром кризиса. В наших силах – дать им это или нет». Меняется не только расклад сил, но и сам формат новой политической и экономической реальности. В этих условиях наша задача – не впадать в панику, а быть к ней готовыми.