Иран: трудный сосед или необходимый элемент региональной безопасности?

20.02.2018

Седьмая сессия конференции клуба «Валдай» «Россия на Ближнем Востоке: игра на всех полях» была посвящена восприятию роли Ирана в регионе и трудностям укрепления безопасности на Ближнем Востоке.

Роль Ирана в ближневосточных делах уже много лет вызывает бурные дискуссии как в регионе, так и за его пределами. Иран утверждает, что у него нет претензий на региональную гегемонию, однако соседи с настороженностью относятся к его действиям, а такие страны, как Израиль и Саудовская Аравия, считают его главной угрозой стабильности Ближнего Востока и своей национальной безопасности.

По мнению директора тегеранского Центра ближневосточных стратегических исследований Кайхана Барзегара, при анализе роли Ирана в регионе зачастую упускаются из виду его объективные национальные интересы. Речь идёт об отражении угроз не только национальной безопасности, но и, с появлением ДАИШ, угроз его существованию как национального государства. Барзегар отметил, что практически все угрозы Ирану исходят из региона, поэтому Тегеран должен быть активным на региональном уровне.

В этой связи ключевым вопросом является использование Ираном негосударственных акторов для достижения внешнеполитических целей. Об этом напомнил ректор стамбульского Университета Кадир Хас Мустафа Айдын. Несмотря на то, что зачастую эти негосударственные акторы являются легитимными частями своих обществ, их связи с Ираном воспринимаются как угроза. Айдын считает, что для повышения уровня доверия в отношениях с соседями Иран должен ограничивать такую практику.

Барзегар заметил в ответ, что использование негосударственных акторов во внешнеполитических целях характерно не только для Ирана, но и для других держав. В частности, в Сирии воюют протурецкие формирования, США поддерживают курдов как в Сирии, так и в Ираке, а ранее поддержкой негосударственных групп занимались также Катар и Саудовская Аравия. Но главное, по словам Барзегара, заключается в том, что Иран мобилизует негосударственных акторов только в моменты своей уязвимости. В качестве примера он привёл Ирак: выводя оттуда свои войска, США опасались, что Иран заполнит вакуум и будет подрывать иракскую государственность. Но это не случилось, и сегодня между Ираном и Ираком нормальные рабочие отношения. 

Барзегар особо остановился на восприятии роли Ирана Россией. По его словам, Москва мудро и дальновидно предпринимает усилия, чтобы легитимировать роль Ирана в региональной повестке, в том числе в вопросе борьбы с террористами. «Россия хорошо представляет себе потенциал Ирана “на земле” и поэтому не пытается игнорировать его роль», – отметил он. Тегеран со своей стороны не воспринимает Москву как угрозу своей безопасности и это даёт потенциал для развития двусторонних отношений.

Тем не менее, напряжённость характерна для отношений Ирана с большинством стран региона. Центральный конфликт связан с противоречиями между Ираном и Саудовской Аравией. Причём, как считает старший научный сотрудник Американского института мира Робин Райт, эти противоречия в относительно небольшой степени связаны с догматическими различиями между суннитами и шиитами. Речь, по её словам, идёт о борьбе за статус ключевого союзника США в регионе. До исламской революции эту роль играл Иран, впоследствии же она перешла к Саудовской Аравии. После заключения «ядерной сделки» Саудовская Аравия и Израиль начали всерьёз опасаться налаживания отношений между США и Ираном и возвращения Тегераном статуса привилегированного партнёра Вашингтона.

Все изменилось при нынешней американской администрации. Райт рассказала, что занимается Ираном более сорока лет и наблюдала эволюцию ирано-американских отношений при семи президентах США, но ещё никогда не происходило такого радикального изменения их вектора, как после перехода власти от Обамы к Трампу. Сегодня Иран стремится стать равноправным и уважаемым игроком в регионе, и США будут делать все для того, чтобы этого не произошло, подчеркнула Райт.

США при Трампе инвестируют в две страны региона – Израиль и Саудовскую Аравию, сказала Райт. Они категорически против включения Ирана в региональную архитектуру безопасности (о чем говорил министр иностранных дел России Сергей Лавров на первой сессии Ближневосточной конференции клуба «Валдай»). То же самое касается и Ирака: Вашингтон будет препятствовать участию этой страны в каких-либо соглашениях, включающих Иран, стремясь расширить сотрудничество между Багдадом и странами ССАГПЗ.

Нормализация отношений между США и Ираном при Трампе невозможна, заключила Райт, а сдерживание Ирана является одной из причиной, по которым Вашингтон сохраняет своё присутствие в Сирии.


Материалы по теме

Что стоит за паломничеством лидеров стран Персидского залива в Вашингтон?
17.03.2018
Дональд Трамп будет принимать лидеров стран Персидского залива поодиночке и таким образом готовить почву для запланированной на весну этого года большой встречи. Саммит должен состояться в
Выступление министра иностранных дел Исламской Республики Иран Мохаммада Джавада…
27.02.2018
«Важный вклад в нормализацию региональной ситуации, в частности в борьбу с экстремизмом и решение сложных военно-политических проблем всего региона, вносит наше крепнущее стратегическое партнёрство с
Дилемма безопасности. Как Иран планирует отстаивать свои интересы на Ближнем…
14.02.2018
Иран имеет все права настаивать на том, чтобы его нынешний региональный статус признавался другими региональными игроками, пишет эксперт клуба «Валдай» Хамидреза Азизи. И если признание регионального

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться