Российско-европейский диалог: казус мультилатерализма
Вена (Австрия)
Программа
Список спикеров

21 мая в Вене состоялась шестая Европейская конференция Валдайского клуба. Центральной темой форума стала многосторонняя дипломатия. О необходимости мультилатеризма при решении глобальных проблем часто говорят и в Москве, и в европейских столицах. Означает ли это, что мы можем найти общий язык? Как показали дискуссии в Вене, это непросто, поскольку две стороны не всегда сходятся в определении этого понятия.

«Альтернативы многосторонней дипломатии не существует, – заявил генсек ОБСЕ Томас Гремингер, выступая на панельной сессии. – В современном мире нарушаются фундаментальные принципы, что ведёт к полному краху доверия между государствами. Необходимо указывать на преимущества мультилатерализма и издержки политики “сам за себя”».

По словам, Гремингера, основные угрозы многосторонней дипломатии – это разрушение режима по контролю над вооружениями, соперничество стран в области торговли и в рамках интеграционных проектов, а также сокращение уровня доверия между государствами. «Большинство стран сегодня полагаются только сами на себя, – констатировал он. – Возникает пугающий парадокс. Страны внутри интеграционных проектов решают свои собственные проблемы, а не общие».

С тем, что многосторонняя дипломатия подвергается в наши дни угрозам, согласился заместитель министра иностранных дел России Александр Грушко. По его мнению, ключевыми угрозами являются рост количества санкций и стран их применяющих, а также нарушения международного права.

Грушко заметил, что страны Европы вынуждены действовать в таком контексте, который не отвечает идеям традиционной многосторонней дипломатии. Речь идёт о возрастающей военной активности Североатлантического альянса, которая оказывает всё большее давление на Основополагающий акт Россия-НАТО. «В этом контексте потенциал ОБСЕ пока не может достичь заложенного в нём масштаба из-за нездоровой атмосферы в евро-атлантическом регионе», – подчеркнул он.

В свою очередь постоянный представитель России при международных организациях в Вене Михаил Ульянов посетовал на то, что Европа занимает недостаточную активную позицию в сфере контроля над вооружениями в космосе. «При голосовании на Генассамблее ООН по российскому проекту резолюции о неразмещении оружия в космосе европейцы предпочитают занимать отстранённую позицию. Видимо, из-за стремления не раздражать США, – сказал он. – Между тем угроза милитаризации космоса в свете новых установок Вашингтона становится более чем реальной. Если перспектива гонки вооружений в космическом пространстве Европу, как хотелось бы надеяться, не устраивает, то она могла бы занять более активную и принципиальную позицию в этом вопросе».

По словам Константина Косачёва, председателя Комитета Совета Федерации по международным делам, Россия является одной из тех стран, которые всегда стояли на защите многосторонней дипломатии и успешно пользуется ей. Россия не давит на своих партнёров, а убеждает их и договаривается с ними в спорных моментах, подчеркнул он. Лучшим проектом многосторонней дипломатии Косачёв назвал Астанинский переговорный процесс по Сирии, в результате которого за одним столом переговоров сидят стороны противоположных взглядов и позиций относительно будущего Сирии. Впрочем, на Западе Астанинский формат получает сдержанные или даже негативные оценки, что неудивительно, учитывая, что при его создании обошлись без западных держав.

В ходе сессии, посвящённой санкциям, Александр Грушко отметил, что санкционная политика становится инструментом экономической войны. «Практика введения нелегитимных односторонних ограничений против многих стран показывает, что реальная цель санкций – создать для себя конкурентные преимущества или получить геополитические преимущества, – отметил он. – Это новая реальность в политическом смысле. Эта практика, которая была невообразима пару лет назад, становится рутиной в дипломатии и международных отношениях».

Разумеется, был затронут вопрос о влиянии санкций на российско-европейские отношения. По словам президента Российского союза промышленников и предпринимателей Александра Шохина, европейские компании заинтересованы в снятии санкций с России. По его словам, они уже проигрывают китайским компаниям, которые имеют, в отличие от них, доступ к российскому рынку и успешно на нём осваиваются. Снятия антироссийских санкций хотят 94 немецкие компании, подчеркнул он.

Шохин также обратил внимание на то, что вторичные санкции зачастую бывают болезненнее первичных. Ярким примером является «ядерная сделка» с Ираном. США вышли из сделки и снова ввели санкции против Ирана, вынуждая европейские компании сворачивать бизнес в стране. По его словам, для них соблюдение санкционного режима США выгоднее, чем специальный платёжный механизм INSTEX, созданный ЕС для торговли с Ираном. Россия, тем не менее, не считает этот механизм обречённым на неудачу, добавил Михаил Ульянов. «Американцы и иранцы скептически относятся к этой инициативе, но я считаю, что мы должны дать больше времени этому механизму, чтобы он показал, насколько он способен улучшить ситуацию», – заявил он.

Судя по дискуссиям в Вене, где в своё время и была достигнута «ядерная сделка», Иран остаётся одной из тем, по которым Россия и Европа находят точки соприкосновения. Как отметила Аманда Пол, старший аналитик по вопросам политики в Центре европейской политики, Иран очень важен для Европы, и её позиция по иранскому вопросу убедительно показывает, что ЕС не всегда следует в фарватере политики США.

И всё же, несмотря на общие экономические интересы и совпадение позиций по некоторым международным вопросам, разногласий между Россией и Европой пока больше. Что показательно, российские участники, говоря об успешных примерах многосторонней дипломатии, преимущественно обращались к опыту незападного мира – это не только Астанинский процессс, но и Инициатива пояса и пути, и ЕАЭС – и призывали ЕС к выходу в «евразийское измерение». И хотя европейские эксперты всячески подчёркивали, что экономическое сотрудничество с Европой для России гораздо выгоднее, чем с Китаем, было очевидно, что в прошлое возврата нет. Впрочем, что нас ждёт в будущем, тоже не очень понятно, но в необходимости диалога в подлинно многостороннем формате убеждены все без исключения участники Европейского Валдая.

К вопросу о будущем многосторонней дипломатии
Андрей Быстрицкий
21 мая в Вене Валдайский клуб планировал провести в партнёрстве с рядом австрийских авторитетных организаций ставшую уже традиционной, шестую Европейскую конференцию. Предполагалось, что в ней примут участие ведущие европейские, в том числе австрийские и российские, эксперты. Однако в последний момент австрийские соорганизаторы отказались от участия. Как отметил председатель клуба «Валдай» Андрей Быстрицкий, вероятно, причиной стали внутриполитические события последних дней. Россия не имеет к этому никакого отношения. Конференция состоится – в другом месте, а диалог между Россией и Австрией продолжится, несмотря ни на что.
От председателя