Brexit: почему нельзя просто взять и выйти из ЕС
Дискуссионная площадка клуба «Валдай» (Москва, улица Большая Татарская, дом 42)
Список спикеров

«С глаз долой – из ЕС вон» – дискуссия под таким экспрессивным названием состоялась в клубе «Валдай» 29 марта, в день, когда Великобритания по согласованному ранее сценарию должна была покинуть Евросоюз. Но что-то пошло не так. Почему сценарий не сработал и что будет дальше? На эти и другие вопросы попытались ответить эксперты, приглашённые на валдайскую встречу по Brexit.

Сэр Мальком Рифкинд, министр иностранных дел и министр обороны Великобритании (1992–1997) начал своё выступление с благодарности Валдайскому клубу за возможность принять участие в дискуссии и отметил «хорошую репутацию» клуба в Великобритании, где сейчас и разворачивается противостояние из-за Brexit. Сэр Рифкинд напомнил, что в голосовании по выходу из Евросоюза, которое состоялось в 2016 году, приняло участие порядка 75% населения. Результаты референдума фактически раскололи общество на два лагеря. 17 миллионов проголосовало за выход, а 16 миллионов выразило желание остаться в семье ЕС. Многие обвиняют парламент и правительство в том, что выход слишком затянулся, но, по словам сэра Рифкинда, тут важно другое. А именно то, что связанная с Brexit дискуссия ведётся в Великобритании мирно, без участия полиции и «жёлтых жилетов», как, например, во Франции. В Англии всё происходит на уровне правительства и парламента, как и должно быть при парламентской демократии. 

Камнем преткновения в спорах о Brexit является вопрос о соглашении с ЕС. Из 600 членов парламента, только 100 готовы серьёзно рассмотреть выход из ЕС без какого-либо соглашения, остальные же 500 всё-таки придерживаются того мнения, что соглашение необходимо – поскольку предстоит переходный период, который будет влиять на экспорт, импорт и на бизнес Великобритании в целом. «Если вы были частью какого-то рынка практически полвека, нельзя просто в одну ночь с него уйти, не вызвав при этом каких-либо серьёзных изменений», – сказал сэр Рифкинд.

Продолжение саги о Brexit: беда превращается в катастрофу
Независимо от того, будет одобрена сделка или нет, мы окажемся в худшем положении, чем сегодня. Вот почему существует общее мнение о том, что сам Brexit представляет собой определённый тип безумия, коллективного самоубийства, к которому стремится кучка оголтелых людей, всегда считавших Европейский союз чуждой и угнетающей силой, что само по себе является признаком долгосрочного кризиса развития британского государства, пишет для ru.valdaiclub.com Ричард Саква, профессор российской и европейской политики в Кентском университете в Кентербери, научный сотрудник программы по изучению России и Евразии Королевского института Международных отношений (Chatham House).
перейти
© Reuters

По мнению директора по развитию Российского совета по международным делам Александр Крамаренко, причина провала политики Терезы Мэй в том, что вообще не стоило вступать в переговоры с ЕС, не согласовав сначала внутри парламента Brexit без соглашения. Из-за этого Англия потеряла главный рычаг в переговорах со своими партнёрами и позволила ЕС, который по понятной причине не хочет позитивного примера выхода из Союза, добиться для себя более выгодной сделки.

О другой, более очевидной, причине провала соглашения Мэй в парламенте, рассказал Иван Володин, советник-посланник посольства РФ в Соединённом Королевстве Великобритании и Северной Ирландии, выступающий по видеосвязи. В сделке Мэй с ЕС заложена «большая мина» – так называемый backstop, регулирующий границу Великобритании и Европейского союза на острове Ирландия, или, если подробнее, страховочный план ЕС по статусу границы между Ирландией и Северной Ирландией. По словам Володина, он является потенциальным фактором нестабильности.

Игорь Ковалёв, профессор Факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ, отметил в свою очередь, что Brexit, помимо неоднозначности самой евроинтеграции, вскрыл и внутриполитические проблемы Британии. Новые лейбористы, пришедшие вместе с Тони Блэром к власти в 1997 году, инициировали достаточно масштабные конституционные реформы, стараясь подстроить Британию под изменившийся мир. Но ни одна из этих реформ не была доведена до конца – ни деволюция, ни парламентская реформа, ни реформа избирательной системы. Сегодня политические институты Британии не позволяют отстаивать национальные интересы, отметил Ковалёв.

Говоря о будущем после выхода из ЕС, cэр Рифкинд подчеркнул, что Brexit – это, скорее, экономический, а не внешнеполитический момент. По его прогнозам, внешняя политика Великобритании в глобальных вопросах будет складываться по принципу ЕС+1, как было, например, в отношении ядерной сделки Ирана, когда постоянные члены Совета безопасности ООН (Россия, Китай, Франция, США и Великобритания) согласились включить в это обсуждение Германию, создав таким образом механизм P5+1.

«То, что у нас происходит с ЕС, никак не влияет на наши отношения к санкциям против России или на позиции по Украине, где наша точка зрения очень близка Франции и Германии», – подчеркнул сэр Рифкинд.

Однако, по мнению Ивана Володина, Brexit создаёт определённый уровень нервозности в английском обществе, а Россия была избрана объектом, на котором политики Великобритании отрабатывают демонстрацию своей решительности, утверждая дальнейшую роль Соединённого Королевства в мире.

Brexit и закат империи ЕС
Есть мнение, что Европейский союз – это империя. В рамках империи государства – члены ЕС всё же имеют остатки демократических прав, а государственные власти могут принять решение о выходе из Союза. Однако выход в нынешних условиях чреват потерей экономической и политической устойчивости для любого государства, кроме государств-гегемонов. Чем закончится сегодняшнее столкновение Еврокомиссии с британскими властями, пишет Дэвид Лэйн, почётный научный сотрудник Колледжа Эммануэль Кембриджского университета, член Академии общественных наук, вице-президент Европейской социологической ассоциации.
перейти
© Reuters