Несколько вопросов о Brexit вдогонку

25.06.2016

Любопытно читать мировую полемику в первый день после Brexit. Российская мне как-то доступнее, но и мировая не слишком далеко ушла.

Суждений и всякого рода вопросов много, но, в сущности, они сводятся к тому, чем же является Brexit – революцией свободы или же мировой контрреволюцией, очередным проявлением наступления времён новой мировой тьмы.

Один из российских обозревателей высказался с изумительной прямотой: мол, раньше вы, российские интеллигенты, думали, что одичание – свойство одной России, а теперь вы знаете, что имеете дело с мировым процессом. Даже в Британии, стране просвещённых мореплавателей, верх взяли тёмные охранительные силы. Мол, мировые прогрессивные «кочевники», всякие там люди интернета пали под ударами ограниченных «оседлых» людей. Понятно, что прогресс на стороне «кочевников», не признающих никаких границ. Если говорить о реальной истории, дело обстояло как раз наоборот, но к нашему рассмотрению это отношения не имеет.

Или ещё одна модель: столкнулись «индустриалы» и «постиндустриалы». Понятно (при всей неопределённости терминов), о ком идёт речь.

Читайте также: Brexit форевер

Но не только российская пресса печалится. И собственно английские, и многие европейские, и американские издания всячески высказывают сомнения и в качестве мотивов голосовавших за выход, и в жизнерадостности последствий этого голосования.

И потому было бы интересно разобраться, что же из себя представляют основные конструкты обсуждения последствий Brexit.

Первый вопрос: а кто такие «брекситы» (назовём так людей, предпочитающих полностью независимую Великобританию) и кто такие их противники? Приблизительно дело выглядит так: оставаться в ЕС предпочитают молодые, образованные, состоятельные. Выходить захотели не очень молодые, менее образованные и не слишком богатые. Типичным изданием для тех, кто против, является «Гардиан», для тех, кто за – «Экспресс», «Сан», «Дейли Мейл».

Впрочем, картина не так проста. Читатели «Телеграфа» и половина консерваторов – тоже за выход. А за то, чтобы остаться, – лейбористы, во главе которых Корбин, фигура противоречивая. Но при этом – вовсе не все лейбористы.

В общем, не стоит упрощать: разделение британского общества не попадает ни под классические марксовы теории, ни под модные мысли о борьбе свободолюбивых креативных менеджеров с тупыми пролетариями и разложившимися получателями пособий.

Смотрите инфографику по теме: Страны, которые вслед за Великобританией могут покинуть ЕС

Я думаю, что результаты голосования исключительно интересны и познавательны. Их ещё предстоит понять и оценить, поскольку в простые схемы история не укладывается. Мы, похоже, имеем дело с многомерным процессом. Поводов для расхождений оказалось много. И многие из этих поводов оказались необыкновенно эмоционально значимы.

На мой взгляд, проблема идентичности – не последняя из них. Англичане, причём не только те, кто старше 45-ти, оказались очень чувствительны к пониманию своего «я» и своей принадлежности.

Высказывается же мнение, что сторонниками выхода были старые и работящие, а их противниками – молодые иждивенцы. И оно не менее обоснованно, чем многие другие.

Ещё один смешной вопрос: а что произошло? Революция или же контрреволюция? К примеру, вспомним бурный XVII век: Кромвель, скорее, совершил выход из тогдашнего «ЕС», Яков II был, наоборот, сторонником решения остаться в «ЕС», то есть дружбы с континентальной Европой, а Вильгельм Оранский нашёл компромисс и подружил Англию с альтернативным «Евросоюзом» тех времен, протестантским? Сложный вопрос.

Если верить солидной части прессы, желающие остаться – более креативны и прогрессивны. Но, в сущности, они выступали за продолжение того, что есть, – существования в ЕС, тогда как их противники совершили разворот на 180 градусов.

Читайте также: Батюшки-светы, это Brexit!

Но иногда радикальные и быстрые перемены носят характер негативной революции, то есть контрреволюции. Иными словами, вопрос, – кто проявил больше мужества и решительности: те, кто были за то, чтобы остаться, или те, кто хотел выйти?

Не менее важная грань дискуссии, а кто победил в результате Brexit – социализм или капитализм? Точнее, в каком решении больше социалистических, уравнительных мотивов, а в каком – больше капиталистического, самостоятельного настроения?

То, что за продолжение членства в ЕС выступали лейбористы, о многом говорит. То, что против оказались многие представители среднего класса, – тоже немало. Но среди их мотивов многое намекает как раз на боязнь прямой конкуренции. В общем, если посмотреть на аргументацию сторон, не так уж легко понять, кто из них больший капиталист.

При прочих равных я склоняюсь к тому, что противники ЕС в большей степени выступают за неограниченную свободу предпринимательства. Во всяком случае сверхрегулирующую роль ЕС они отрицают, она их явно не устраивает. В то же время они за выраженную английскую субъектность, которой готовы отдать многие права.

В общем, интересно будет.

Материалы по теме

Великобритания vs Евросоюз. Brexit по Терезе Мэй
24.01.2017
17 января 2017 года Тереза Мэй, неизбранная премьер-министр Соединённого Королевства, выступила с долгожданной речью о том, как она представляет выход Великобритании из Европейского союза. Хотя это и

Эксперт: 
Ричард Саква
Консерватизм единого народа Терезы Мэй
21.02.2017
Для Терезы Мэй голосование британцев за выход из ЕС не только открыло волшебную дверь к посту премьер-министра страны. В её интерпретации референдум продемонстрировал недовольство народа привычной

Эксперт: 
Дэвид Лэйн
Трамп и Мэй – прелюдия к «новому мировому порядку»?
07.02.2017
1917 год стал прелюдией к веку социализма, закончившемуся в 1989 году. Предвещает ли избрание Дональда Трампа и Терезы Мэй (которая, скорее всего, сохранит свой пост после выхода Соединённого

Эксперт: 
Дэвид Лэйн

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться