№95 Необходимость запрета кибератак в ядерной сфере и превентивные меры США и России в сфере контроля над вооружениями
Валдайская записка №95
pdf 0.46 МБ

Рональд Рейган в годы своего президентства обычно посвящал воскресный вечер просмотру фильмов. И вот, около 35 лет назад он решил посмотреть вышедший тогда в прокат голливудский блокбастер «Военные игры» с Мэттью Бродериком в главной роли. В фильме рассказывается о юном хакере, которому случайно удаётся взломать сверхсекретные суперкомпьютеры Пентагона, которые контролируют американский ядерный арсенал.

В результате США оказываются на грани (воображаемой) Третьей мировой войны против Советского Союза с использованием ядерного оружия. Этот фильм настолько поразил Рейгана, что он распорядился провести секретную проверку, чтобы оценить, насколько ядерное оружие США уязвимо перед лицом сетевых атак, и могут ли хакеры посредством компьютерного взлома осуществить пуск носителей с ядерными боезарядами в обход официального Вашингтона. В результате выяснилось, что такая угроза реально существует, при этом её степень гораздо выше, чем ожидали эксперты. Так, благодаря фильму 1983 года, впервые возникло понимание, что ядерные объекты и системы могут быть уязвимы перед лицом кибератак.

Поколение спустя эта угроза существенно выросла. Всё больше элементов ядерной инфраструктуры – от боеголовок и средств их доставки до систем управления и наведения – сильнее зависят от сложного программного обеспечения, что делает их потенциальными мишенями для атак. Более того, все ядерные державы занимаются модернизацией своих систем ядерного оружия, при этом стремясь внедрять компьютерные технологии, активнее использовать сетевые решения и возможности программирования. В то же время, растёт и осознание угрозы, которую представляют хакеры для всех компьютерных систем, в том числе для критически важных объектов национальной инфраструктуры. Самым известным примером стала, пожалуй, обнаруженная в 2010 года кибератака с использованием компьютерного червя Stuxnet против ядерного центра по обогащению урана в иранском городе Натанз. 

Между тем кибератаки происходят постоянно, став объектом пристального внимания для органов военного планирования. Так, в большинстве стран в рамках вооружённых сил созданы специализированные подразделения и приняты доктрины по вопросу о наступательных кибероперациях, а в некоторых документах упоминаются даже кибервойны. Таким образом, в современном мире ядерные арсеналы всех стран, имеющих такое оружие, уязвимы перед лицом кибератак. Этот факт, в частности, был признан в докладе Научного совета Министерства обороны США в 2013 году.

Хорошая новость заключается в том, что эта угроза появилась сравнительно недавно и пока находится в зачаточном состоянии, а это значит, что ещё есть время принять упреждающие меры, чтобы по возможности смягчить или устранить её наиболее опасные аспекты до того, как они проявятся в полную силу и станут нормой. Проблема заключается в том, что российско-американские отношения в настоящее время достигли своей низшей точки со времён холодной войны, что заметно снижает возможность достижения договорённостей между двумя странами по вопросу о контроле над вооружениями. При этом обе стороны (а, возможно, и другие государства) активно ищут способы взломать системы ядерного оружия друг друга.