Cмотреть
онлайн-трансляцию
№93 Глобальная торговая война? Противоречия торговой политики США в эпоху Трампа
Валдайская записка №93
pdf 0.51 МБ

Впервые после Второй мировой войны Соединённые Штаты столкнулись с экономическим вызовом не только в собственной империи, но и со стороны геополитического конкурента. Конфликт между США и Китаем опаснее холодной войны. За внешней политикой Советского Союза не стояла неумолимая логика экономического экспансионизма, которая присутствует сегодня и у Китая, и у США (но не у России).

Не прошло и половины срока пребывания Дональда Трампа на посту президента США, как мир оказался на грани глобальной торговой войны. В январе 2018 года Трамп ввёл тарифы на солнечные панели и стиральные машины китайского производства, а через два месяца распространил их действие на сталь и алюминий. В июне он обложил тарифами экспорт стали и алюминия из ЕС, Канады и Мексики и угрожал ЕС дополнительными тарифами в размере $350 млрд. В июле он ввёл дополнительные тарифы в отношении высокотехнологичных отраслей Китая на сумму $34 млрд и предложил ввести новые ограничения в $200 млрд в отношении китайского экспорта, в то время как Конгресс принял при поддержке обеих партий закон, направленный на ограничение военной и экономической деятельности Китая. ЕС, Канада, Мексика и Китай ответили тарифами, нацеленными против американских фермеров и рабочих промышленных предприятий. Министр финансов Франции Брюно Ле Мэр заявил, что «война уже началась», а министерство иностранных дел Китая объявило, что Соединённые Штаты развязали «крупнейшую торговую войну» в истории.

На прошедшем 25 июля 2018 года в Вашингтоне саммите США и ЕС достигли предварительной договорённости по торговым вопросам, и пока стороны воздерживаются от введения дополнительных тарифов. Сообщается также об успехах в пересмотре условий Соглашения о североамериканской зоне свободной торговли (НАФТА). Противоречия же между США и Китаем между тем преодолеть пока не удаётся. И хотя отдельные случаи «прекращения огня» и заключения перемирий вполне возможны и даже вероятны, достижение приемлемого для обеих сторон долгосрочного урегулирования не ожидается.

Новый этап глобальных неурядиц разительно контрастирует с предыдущими международными экономическими кризисами после Второй мировой войны. Жёсткие экономические конфликты 1970-х и 1980-х годов, приведшие к односторонней отмене США золотого стандарта, дали толчок созданию «Группы семи» (которая потом временно стала «Группой восьми»), после чего последовало подписание многостороннего соглашения о ревальвации немецкой марки и японской йены. Вопреки чрезмерно романтизированному описанию дотрамповского девственного либерального интернационализма, политика США и в то время носила односторонний и принудительный характер. Однако она не ставила в качестве конечной цели подрыв принципа многостороннего сотрудничества.

Начавшийся в 2007 году глобальный финансовый кризис также способствовал расширению многостороннего сотрудничества, результатом которого стало создание «Группы двадцати», коллективный отказ от протекционизма и налогово-бюджетное стимулирование США и Китая на фоне «становления [США] как кредитора последней инстанции для остального мира». Однако современные неурядицы носят качественно иной характер. Впервые после Второй мировой войны Соединённые Штаты столкнулись с экономическим вызовом не только в собственной империи, но и со стороны геополитического конкурента. Конфликт между США и Китаем опаснее холодной войны. За внешней политикой Советского Союза не стояла неумолимая логика экономического экспансионизма, которая присутствует сегодня и у Китая, и у США (но не у России).