№101 Существует ли глобальное общественное мнение?
Валдайская записка №101
pdf 0.42 МБ

Мы живём в мире, в котором на всех нас воздействуют глобальные тенденции. Общественное же мнение является, по-видимому, одним из ключевых элементов в процессе формирования наших демократий. Уолтер Липпман ещё в 1922 г. писал: «Представительное правление, будь то в так называемой сфере политики или в промышленности, не может осуществляться успешно, независимо от наличия выборного базиса, если нет независимой экспертной организации, которая растолкует лицам, принимающим решения, факты, скрытые от обычного взгляда». Липпман, в частности, имел в виду свободную прессу, являющуюся, по его мнению, основным средством выражения общественного мнения. Сегодня, более 80 лет спустя, эта мысль представляется как нельзя более актуальной, считает автор Валдайской записки №101 Канчо Стойчев, президент Международной ассоциации Гэллапа (Gallup International Association, GIA), Швейцария.

Факт существования мирового общественного мнения далеко не очевиден, а вот то, что за господство над ним ведётся борьба, и борьба всё более ожесточённая, сомнений не вызывает. В этом нет ничего парадоксального.

В истории человечества несуществующие вещи не раз вызывали и чудовищные трагедии, и массовые вспышки радости. Ибо так работает человеческая психика, в которой тончайшим образом переплетены иллюзорность и реальная действительность, а разница между обеими, по словам Марка Твена, как между русалкой и тюленем.

В классических работах по социологии общественное мнение обычно определяется как коллективное достояние и проявление коллективом представления о себе самом и своей роли в истории. Отдельные люди могут иметь более или менее правильное понимание этой volonte generale – «общей воли» – в соответствии с терминологией Жан-Жак Руссо.

Если же их понимание чересчур отличалось, на них начинали смотреть как на глупцов, невежд, обманщиков, безумцев и, в худшем случае, преступников и врагов народа. Впрочем, Руссо считает, что у термина «общественное мнение» есть и другое значение – volonte de tous – «воля всех». В этом случае мнение есть атрибут отдельного лица, а не коллектива. Его можно ставить под сомнение, о нём можно спорить, его можно определять как мнение большинства или меньшинства (Марита Карбалло). Юрген Хабермас поясняет, что появление идеи общественного мнения стало результатом зарождения в XVIII веке, когда сложилось неустойчивое равновесие социальных и институциональных условий, новой движущей силы общества в лице городской буржуазии, вставшей между государством и обществом. В 1930-е и 1940-е гг. начала распространяться идея о том, что общественное мнение есть поддающаяся измерению величина, которая утвердилась вскоре в качестве символа демократической жизни.

Мы живём в мире, в котором на всех нас воздействуют глобальные тенденции. Общественное же мнение является, по-видимому, одним из ключевых элементов в процессе формирования наших демократий. Уолтер Липпман ещё в 1922 году писал: «Представительное правление, будь то в так называемой сфере политики или в промышленности, не может осуществляться успешно, независимо от наличия выборного базиса, если нет независимой экспертной организации, которая растолкует лицам, принимающим решения, факты, скрытые от обычного взгляда». Липпман, в частности, имел в виду свободную прессу, являющуюся, по его мнению, основным средством выражения общественного мнения. Сегодня, более 80 лет спустя, эта мысль представляется как нельзя более актуальной.