Золотой молоток: что не так с НАТО?

24 марта 1999 года военно-воздушные силы стран НАТО нанесли первые ракетно-бомбовые удары по территории суверенной и независимой Югославии. «НАТО жило и действовало в режиме “золотого молотка” – психологического феномена, при котором сам факт наличия в руках молотка ведёт к восприятию любой проблемы в качестве гвоздя, который можно забить», – пишет Тимофей Бордачёв, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай».

Ровно 20 лет назад, 24 марта 1999 года, военно-воздушные силы стран НАТО нанесли первые ракетно-бомбовые удары по территории суверенной и независимой Югославии. Этим ударам предшествовали уже совершенно символические переговоры в Рамбуйе, итогом которых стало выдвижение США и Великобританией требования о размещении в Косово 30 000 военнослужащих стран НАТО и фактической утере Белградом контроля над этой территорией. Как писал Генри Киссинджер, «соглашение в Рамбуйе, призывающее Сербию разрешить присутствие войска НАТО на всей территории Югославии, было провокацией, оправданием для начала бомбардировок. Это был ужасный дипломатический документ, который никогда не должен был быть представлен в такой форме».

Ближайшая аналогия – ультиматум, который выдвинула Сербии Австро-Венгерская империя летом 1914 года, но тогда за спиной Белграда стояли Россия и Франция. Кто виноват в том, что конфликт вокруг Косово принял такие масштабы – вопрос исторический. Дело в другом – впервые в своей истории НАТО предприняло масштабную военную операцию без санкции Совета Безопасности ООН против мирного европейского государства, которое никак не угрожало ни одному из членов Альянса.

Агрессия НАТО против Югославии стала одним из наиболее запоминающихся эпизодов того исторического периода, который последовал за поражением СССР в холодной войне и распадом существовавшего во время неё международного порядка. Другие эпизоды – вторжение в Ирак в 2003 году, интервенция в Ливии в 2011 году и более мелкие шалости. К сожалению, конец этим безобразиям смог положить не Закон – международное право, верховным носителем которого является СБ ООН, а сила. Это было российское вмешательство в Сирии, которое не только сделало иллюзорными всякие мечты о разного рода «халифатах», но и чётко показало США и их союзникам – единоличное право казнить и миловать им уже не принадлежит. Весной 2014 года Россия лишила США монополии на произвольное обращение с нормами международного права в том случае, если от этого зависит жизнь людей.

Видеоинфографика: Россия на Ближнем Востоке: от ракет до оливковой ветви
Сегодня Ближний Восток – один из самых беспокойных регионов мира, при этом ставший «испытательным полигоном» для современной политики: здесь складываются новые альянсы, испытываются на прочность старые, а также находятся способы борьбы с терроризмом и слаженного преодоления гуманитарных кризисов. С 2014 года одним из важнейших игроков в регионе стала Россия, внесшая значительный вклад не только в победу над террористами в Сирии, но и в политический процесс.
Инфографика

Однако вернёмся на 20 лет назад. После распада СССР страны Запада, и в первую очередь их «боевой отряд» НАТО, оказались перед серьёзнейшей дилеммой. Формально причин сохранять военную организацию блока не было – потенциальный противник растворился в воздухе и уж никак не мог угрожать безопасности США и их союзников в Европе. Но и распускать НАТО было бы странным.

Во-первых, организация состоялась как уникальный военно-политический организм, со своими правилами и процедурами, налаженными механизмами взаимодействия между военными. Во-вторых, никто серьёзно не думал о том, что страны Центральной и Восточной Европы надолго задержатся вне какого-либо блока.

И, наконец, самые прозорливые западные аналитики понимали, что, несмотря на своё тогдашнее геостратегическое ничтожество, Россия через какое-то количество лет сможет опять заявить претензии на самостоятельный голос в мировых и европейских делах. И, соответственно, нужно было заранее обкладывать «русского медведя» максимально возможным количеством институциональных и физических «рогаток», которые сделают его возрождение к жизни по меньшей мере болезненным.

Европа умерла в Приштине?
Рейн Мюллерсон
20 лет тому назад (натовские бомбардировки Югославии начались 24 марта 1999 года), впервые после окончания Второй мировой войны некто, полностью пренебрёгший международным правом, применил массированную военную силу в самом центре Европы. Агрессия, прикрытая фиговым листком «гуманитарной интервенции» (каков оксюморон?), широко распахнула дверь перед дальнейшим беспринципным использованием силы в других местах, пишет Рейн Мюллерсон, президент Института международного права (Женева); профессор Таллиннского университета.
Мнения экспертов

Но пока на дворе были лучшие за всю историю для Запада годы. С внутренними войнами было покончено навсегда. Угроза внешней агрессии отступила на неопределённую перспективу. Китай «копил силы и держался в тени». Россия барахталась в крови и грязи войн по подавлению этнорелигиозного сепаратизма на Северном Кавказе. 

Поэтому в дальнейшем НАТО жило и действовало в режиме «золотого молотка» – психологического феномена, при котором сам факт наличия в руках молотка ведёт к восприятию любой проблемы в качестве гвоздя, который можно забить.

В этом и состояла уникальность трансформации НАТО как международного института или организации коллективной обороны. Полностью исчезли такие важные элементы работы организации коллективной обороны, как дискуссии при принятии решений, готовые рецепты предлагались из Вашингтона энергичной американской дипломатией и должны были просто штамповаться другими странами НАТО. Неудивительно, что с середины 1990-х годов должность генерального секретаря блока занимали либо безусловно лояльные США политики из малых стран Северной Европы, либо такие деятели, как Хавьер Солана, в 1980-е годы яростно выступавшие против вступления Испании в НАТО.

После завершения холодной войны обороняться было буквально не от кого. И операция НАТО против Югославии была агрессивным наступательным мероприятием. Возможным – потому, что осуществившие его державы так хотели, а Белград не мог оказать им сопротивления в силу своей технической отсталости и отсутствия союзников. То есть Россия поддерживала Белград уже в открытую, но не могла оказать ему помощь чисто технически – Румыния и Болгария закрыли своё воздушное пространство для российской транспортной авиации.

Для самой России в 1999 году самым большим шоком стало ярко проявившееся единство Запада – Европа, которую ещё буквально накануне в Москве рассматривали в качестве альтернативы «плохим» США, дружно выступила вместе со своим заокеанским союзником. В России впервые осознали, что «Запад есть Запад», и, несмотря ни на какие разговоры, Франция или Италия стратегически всё равно ближе к США, поскольку разделяют с ними глобальное силовое доминирование. Кстати, по количеству боевых вылетов по территории Югославии ВВС Франции были вторыми после американских, далеко опережая, например, Великобританию или Германию. И это до возвращения Франции в военную организацию НАТО, которое состоялось только при президенте Николя Саркози в 2008 году.

Будущее НАТО: источники неопределённости и возможные сценарии развития
Игорь Истомин, Ирина Болгова
На протяжении всего существования Североатлантического альянса его образ связан со множеством искажений и противоречий. Отчасти источником мифотворчества выступает сам Альянс, стремящийся позиционировать себя как поставщика международной безопасности и стабильности. В действительности он выступает, в первую очередь, инструментом реализации интересов своих государств-членов в военно-политической сфере.
Доклады

Обессиленная ударами ВВС НАТО и при российском посредничестве Югославия капитулировала в июне 1999 года. Дерзкий рейд российского контингента на аэродром Приштины вошёл в историю, как пример свойственной россиянам бесшабашной смелости, но не привёл к существенным политическим последствиям.

С момента югославской операции НАТО начинает последовательно превращаться в сочетание культурного феномена и военного блока под очень строгим управлением. Как культурный феномен НАТО оформилось в качестве блока, членство в котором престижно и означает принадлежность к высшей касте. Вообще, кастовое устройство международного сообщества, существовавшее всегда, ещё более чётко проявилось после холодной войны. Только движение между кастами стало более мобильным. Те государства, которые хотели даже на весьма ограниченных правах войти в правящую верхушку, могли это сделать. Для этого им требовалось отказаться от любых претензий на самостоятельность мыслей и действий.

Эта система, которая теоретически могла стать достаточно протяжённой и эффективной, начала рушиться уже буквально через несколько лет после своего возникновения. Причина была в том, что гегемон, в отличие от эпохи холодной войны 1947–1991 годов, перестал в ней нуждаться. Западноевропейские союзники США слишком слабы и нерешительны. Россия и Китай недостаточно едины и воодушевлены, чтобы вместе бросить вызов доминированию США в большинстве мировых дел. Новая политика США в отношении НАТО пугает европейских союзников. Но другого варианта сохранения блока (а только он даёт европейцам хоть какие-то гарантии), чем идти навстречу требованиям Вашингтона – у Европы нет.

В перспективе следующих лет НАТО, видимо будет постепенно уходить с европейской и международной военно-политической сцены в качестве самостоятельного феномена. США для поддержания лидерства всё меньше нуждаются в институтах. Попытки витализировать НАТО будет делать Европейский союз. Но, по всей видимости, более-менее интересная история этого явления окончена – его целостная природа растворилась в многочисленных странах-участницах, вклад которых в общую безопасность ниже минимального. А его даже минимально демократический характер исчезнет за ненадобностью для главного вкладчика – США. Что это значит для России? В любом случае – не нужно стремиться к восстановлению политического диалога с НАТО. Он альянс только легализует и помогает ему держаться на ногах, демонстрировать хоть-какую-либо нужность. НАТО уже история.

Новая холодная война: НАТО моет машину
Анатоль Ливен
На протяжении многих лет либералы твердят, что вражда между странами и этническими группами обусловлена не давними конфликтами или реальными противоречиями и столкновением интересов, а является «конструктом» злонамеренных политических элит, преследующих свои узкие политические и экономические цели. Именно такой довод часто используется в качестве «объяснения» внешней политики президента России Владимира Путина.
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.