Значение Октябрьской революции 1917 года

03.11.2017

Октябрьская революция произошла на фоне социал-демократических движений в Европе, участники которых далеко не были уверены в целесообразности социалистического переворота в России в 1917 году.

В начале XX века социал-демократы полагали, что царский политический режим и крестьянская сельскохозяйственная экономика не имеют под собой капиталистической экономической базы, на основе которой может возникнуть социализм.

Ленин придерживался иной точки зрения. Он видел в России слабое звено империалистической капиталистической системы. Империализм «есть капитализм на той стадии развития, когда сложилось господство монополий и финансового капитала, приобрёл выдающееся значение вывоз капитала, начался раздел мира международными трестами и закончился раздел всей территории земли крупнейшими капиталистическими странами»[1]. В результате неравномерного развития капитализма в России существовала слабая буржуазия и эксплуатируемые классы промышленных рабочих и безземельного крестьянства.

Влияние Первой мировой войны на логику мышления Ленина

В понимании Ленина Первая мировая война не только дестабилизировала капитализм экономически и политически, но и способствовала изменению политического сознания западноевропейского рабочего класса. Власть в России могла оказаться в руках социал-демократической партии, однако Ленин настаивал на том, что это послужит искрой для «... начинающейся всемирной революции пролетариата... Мы за то, что войну должна кончить и кончит революция в ряде стран, т. е. завоевание государственной власти новым классом, именно: не капиталистами, не мелкими хозяйчиками… а пролетариями и полупролетариями»[2]. Русская революция должна была стать прелюдией к социалистической революции в европейском масштабе.

То, что этого не произошло, имело важные последствия для будущего СССР и всей мировой политики. Отсутствие такого решающего фактора, как революция в Европе, сбило с толку социалистическое движение, что ощущается до сих пор. Послеоктябрьский большевистский режим унаследовал системные изъяны, обусловленные переходом общества от феодализма к капитализму и экономическим коллапсом в связи с войной 1914 года. Кроме того, Советская Россия столкнулась с иностранной интервенцией и гражданской войной.

Ограничения на революцию

Культурное и политическое наследие царской России, уже проявившееся в ленинской теории партии, оказало большое влияние на политику большевиков. Имелись критически важные естественные условия, которые не позволяли лидерам проводить соответствующую политику, а именно огромная территория, суровый климат и ограниченные экономические ресурсы. Социальную базу советской власти составляли немногочисленная интеллигенция и малообразованный в своей массе городской пролетариат. Низкая грамотность создавала проблемы коммуникации, усугубляемые плохой инфраструктурой, в частности отсутствием дорог и телефонных линий связи. Без сопряжения с революцией в Европе Россия экономически, политически и культурно не была готова к социалистической революции.

Более того, вносили разлад ряд факторов, обусловленных самой революцией. Революции происходят там, где в условиях нестабильности постепенные изменения либо невозможны, либо нежелательны. Послереволюционные годы были похожи на годы после Французской революции, омрачённые внутренней войной и репрессиями. Две крупные политические силы противостояли большевикам и оказали упорное сопротивление установлению социалистического режима. Во-первых, националистические группы оказывали вооружённое сопротивление на Украине, в Грузии и Центральной Азии, где было объявлено о создании суверенных государств. Национализм стал политическим инструментом антикоммунизма.

Во-вторых, вооружённая интервенция Америки, Британской империи и Японии стала иллюстрацией того, как западные державы стремились обратить вспять завоевания Октября. Западные государственные деятели предвидели советскую угрозу и мобилизовали войска и общественное мнение против большевистских порядков. Участники Парижской мирной конференции, созванной в 1919 году державами-победителями (большевистское правительство России не было представлено), рассмотрели способы вмешательства западноевропейских государств в дела новой республики.

«Призрак бродит по Европе – призрак коммунизма», − отмечал ранее Энгельс. Призрак, однако, материализовался в государственную власть только в тех частях бывшей Российской империи, которые находились под большевистским правлением. Все другие значимые революционные восстания в Европе были успешно подавлены.

Большевистское руководство столкнулось с многочисленными проблемами: царское наследие империи против социалистического интернационализма; примирение социализма с национализмом; удержание большевистской власти перед лицом враждебно настроенных иностранных держав; надежда на то, что социалистический политический порядок может быть построен в обществе, выходящем из феодализма. В ходе решения этих проблем руководители страны заняли политически реалистичную позицию, адаптировав социалистические предпосылки к геополитической и экономической реальности. Большевистскому руководству следует отдать должное за исключительную смелость и умение удерживать политическую власть.

Наследие царских времён

После революции 1917 года советская политика развивалась с учётом наследия царской России. Столкнувшись с отсталостью, доставшейся от царского режима, а также продолжающейся конфронтацией с западными державами, коммунистическое руководство приступило к индустриализации и модернизации. В основу экономики был положен план, централизованный контроль и управление, а не рыночные механизмы. Цель состояла в создании коммунистического общества под руководством Коммунистической партии. В Советской России традиционно превалировал коллективизм и стремление личности к интеграции в общество, а не индивидуализм, присущий саморегулируемому гражданскому обществу. Большевистский режим расширил государственную собственность и контроль по направлениям, проложенным царской администрацией.

Марксизм, возникший как критика буржуазного общества, превратился в марксизм-ленинизм − идеологию развития, которая обеспечила интеллектуальное обоснование экономических и политических действий, предпринятых впоследствии Сталиным. Государственный социализм, возникший между двумя мировыми войнами, стал последовательной альтернативой индустриализации, основанной на капиталистическом рынке и частной собственности.

Споры в отношении характера социалистических государств в послереволюционный период

Характер и значение того, что последовало за укреплением большевистской власти в Советском Союзе, а затем и в социалистических государствах, вызывает споры не только на Западе, но и в бывших социалистических странах. Октябрьская революция воспринимается с трёх разных и противоречивых точек зрения, которые не исключают друг друга.

Во-первых, существуют эксперты, подчёркивающие экономические, социальные и культурные успехи. Некоторые настаивают на том, что СССР находился на начальной стадии социализма, в то время как другие называют созданное общество индустриальным с элементами социализма.

Во-вторых, есть критики, отвергающие большевистский режим в силу диктаторского и репрессивного характера правления. Эта группа подчёркивает отсутствие представительной демократии и контроля над государственной властью. Они ссылаются на репрессии, начавшиеся с подавления Кронштадтского восстания, убийство Николая II, уничтожение крестьянства во время коллективизации и сталинский террор. Эти ранние семена антикоммунизма позже проросли в продвигаемую США идеологию тоталитаризма.

Третий подход определяется геополитикой. Со стороны СССР, это представление о капиталистическом окружении и военной агрессии, первым проявлением которых была военная интервенция в годы Гражданской войны. На Западе также не приемлют идеологию международного коммунизма. Существовавшие опасения подпитывались высказываниями Ленина в работе «Пролетарская революция и ренегат Каутский», полагавшего, что большевистская октябрьская революция станет образцом для других стран и ускорит победу пролетариата в капиталистических странах.

Критических взглядов придерживались не только верхи, осуждавшие и клеймившие социалистические государства как тоталитарные, но и западные социалисты, которые считали, что коммунистическое руководство построило государственный капитализм с сопутствующими ему формами эксплуатации.

Критерии для оценки Октябрьской революции

Каким образом мы можем оценить последствия Октябрьской революции? Основной вопрос, на который следует найти ответ, состоит в следующем: смогли бы социалистические республики, а затем и Советский Союз, перейти на экономическую и политическую ступень развития, которая бы качественно превосходила капитализм, или, по крайней мере, была совершеннее его в определённых областях. Я бы предложил шесть основных направлений для оценки Октябрьской революции.

Во-первых, утверждается, что иерархическая политико-экономическая координация является эффективной альтернативой индивидуалистической рыночной конкуренции. Эта цель была подтверждена опытом советского блока. Современные общества могут успешно функционировать на основе рационального планирования без частной собственности и прибыли. Однако система планирования теряла эффективность по мере развития и усложнения экономики. Несмотря на это, Советский Союз сократил отставание от западных государств. Кроме того, важным недостатком является то, что на Западе удовлетворённость потребителя была значительно выше, нежели в социалистических странах.

Во-вторых, есть мнение, что отмена классов является необходимым условием для плановой социалистической экономики. Общества советского типа были действительно бесклассовыми, и, в марксистском смысле, экономическая эксплуатация была упразднена. Однако такая бесклассовость не была достаточным условием для отмены неравенства в осуществлении экономической и политической власти. Унаследованные с царских времён патриархальные отношения и бюрократический контроль остались без изменений.

В-третьих, утверждается, что Октябрьская революция укрепила демократию. Здесь были достигнуты значительные успехи в расширении участия граждан в жизни общества, а политическое руководство добилось успехов в обеспечении равенства в доходах и социальных условиях. Однако в политическом отношении бюрократический контроль принимал форму административной власти, принадлежащей не экономическим классам, а элите, которая контролировала экономические и политические ресурсы. В рамках системы не удалось реализовать потенциал политической культуры, которая предусматривала более широкое участие масс.

В-четвёртых, Октябрь способствовал установлению социального равенства. В этом отношении все страны государственного социализма способствовали обеспечению реального равенства условий в отличие от стремления к равенству возможностей в условиях западной социал-демократии. Значительно уменьшилась разница в уровнях доходов. Тенденции выравнивания видны в перераспределении долей в национальном доходе. Как показано ниже[3], 1 процент самых богатых людей обладал 18 процентами национального дохода в 1905 году, а с 1927 года эта доля упала до 4−6 процентов. За это время аналогичный показатель в США составлял в среднем около 22 процентов.


Цифры иллюстрируют распределение национального дохода до вычета налогов


Вместе с тем неравенство сохранялось в отношении доступа к дефицитным товарам и услугам, и по-прежнему существовали важные структурные различия между различными социальными слоями. Цифры иллюстрируют тенденцию к сближению условий жизни различных профессиональных групп. Одним из последствий сопоставления более высоких доходов западных руководителей, владельцев компаний, управляющих и профессионалов было то, что граждане социалистических стран начинали ощущать себя обездоленными.

В-пятых, в результате революции была отвергнута религия. Секуляризм укрепил связь между обещаниями и реальностью; награды в другом мире не будет. Таким образом, было создано светское общество, при этом не пострадали ни мораль, ни социальная ответственность. Социалистические ритуалы и церемонии, посвящённые майским и октябрьским праздникам, были достаточно эффективны. Однако по мере экономического развития социалистических государств идеология потребительства одержала победу над социалистической этикой и стремлению к «братскому миру».

Наконец, в результате Октябрьской революции была предпринята попытка создания центра для распространения социализма как мирового движения. В этой связи революции удалось обеспечить альтернативную социалистическую модель политического контроля и экономического планирования. Формы государственного планирования и государства всеобщего благосостояния были введены после Второй мировой войны во многих западноевропейских странах. Октябрьская революция дала огромный стимул социализму как мировому движению всех трудящихся, особенно в странах, выступавших против колониализма, таких как Индия и Китай. Однако советские методы координации как в политике, так и в экономике стали всё чаще подвергаться критике за чрезмерную централизацию и отсутствие реального демократического участия. Как следствие, экономическая и политическая модель, внедрённая в Советской России и СССР, имела наибольший успех в развивающихся странах.

Радикальная реформа и переход к капитализму

Начатое Горбачёвым движение в поддержку реформ стремилось устранить некоторые из этих недостатков. В процессе реформирования Горбачёв и Ельцин ликвидировали государственный социализм. Они аннулировали многие социальные достижения Октябрьской революции. Реформаторы не только отреклись от претензий СССР на расширение своей роли в геополитике, но и внедрили СССР в мировую рыночную систему на условиях Запада.

В декабре 1991 года СССР разделился на 15 суверенных государств. В результате развала СССР были утрачены социально-экономические цели, поставленные Октябрьской революцией. Возможно, самой важной была мечта о построении общества без капиталистов, рынка и частнособственнической выгоды.




[1] В.И. Ленин. «Империализм как высшая стадия капитализма». 
[2] В. И. Ленин. «Значение братанья». 
[3] См. F. Novokmet, T. Piketty, G. Zucman, From Soviets to Oligarchs: Inequality and Property in Russia 1905-2016. NBER, Working Papers Series. No 23712. 2017. Figure 8A (Ф. Новокмет, Т. Пикетти, Г. Зуцман «От советов до олигархов: неравенство и собственность в России 1905-2016», Национальное бюро экономических исследований, Серия рабочих документов. № 23712. 2017. Рис. 8А).

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Меняющийся миропорядок: популизм на марше
29.12.2017
В отличие от социалистических восстаний 1917 года в столетнюю годовщину Октябрьской революции приходится признать, что на данном этапе вероятность захвата власти социалистической партией равна нулю.

Эксперт: 
Дэвид Лэйн
Революция 1917 года, война и империя
23.10.2017
В мирное время Германия была бы лидером международной интервенции на стороне контрреволюции. В контексте Первой мировой войны она сделала всё возможное для поддержки революции. Без поддержки Германии

Эксперт: 
Доминик Ливен

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться