Живи и позволь жить другим – правило для мира в XXI веке

23.08.2016

При виде того, как продолжают перемещаться международные границы, преобразуются институты мирового управления, изменяются объединения государств и смещаются мировые центры силы, у нас возникает ряд важных вопросов. Как сделать так, чтобы эти процессы пошли эволюционным путём? Как разрядить напряжённость, накапливающуюся в отношениях между крупнейшими государствами, и сохранить мир? В статье, написанной для клуба «Валдай», на эти темы рассуждает профессор факультета государственного управления Дармутского колледжа Уильям Уолфорт.

В противовес большинству нынешних экспертных комментариев рискну утверждать, что усилия мировых держав могут быть направлены на смягчение «коренных перемен в мире» и сопутствующей им напряжённости в отношениях между ведомым США Западом, с одной стороны, и его партнёрами (а иногда противниками), с другой.

При внимательном рассмотрении серьёзных аналитических оценок замечаешь растущее совпадение в восприятии авторами власти. Когда государства не соглашаются друг с другом по вопросу распределения власти и влияния, им свойственно питать противоположные ожидания и стоять на противоположных переговорных позициях. Но когда стороны приходят к осознанию того, что располагают примерно одинаковой мощью, торговаться становится легче.

За прошедшие годы США и их главные союзники на горьком опыте уяснили себе пределы собственных возможностей. Пьянящие ожидания, с которыми они встретили наступление нового тысячелетия, повсеместно сменились более умеренными взглядами. В то же время потерпела поражение и концепция неудержимо-быстрого подъёма стран БРИКС и подобных им государств, не согласных с нынешним мировым порядком во главе с Соединёнными Штатами, тесно связанная с идеей о возможности быстрого восстановления истинно многополярной системы, возглавляемой примерно равными по силе государствами.

У Запада больше нет монополии на создание моделей миропорядка
Россия первая бросила вызов однополярному миру, возникшему на обломках мира биполярного. Вопрос в том, являются ли попытки видоизменить мировой порядок началом долговременного сдвига в сторону перестройки системы мировой политики или всего лишь временным отклонением от долгосрочного процесса консолидации либерального миропорядка.

Коренным образом изменилось мнение о перспективах взлёта Китая, где произошло замедление темпов роста и всё более явно обнаруживается наличие масштабных внутренних проблем. Лишь немногие трезвомыслящие аналитики теперь ожидают, что в ближайшем будущем КНР станет единственной мировой сверхдержавой вместо США. Все сходятся на том, что в новой картине мира Китай и Россия смогут отстаивать свои интересы гораздо успешнее, чем десятилетие назад, что одновременно появится множество других акторов, обладающих растущими возможностями, но что единственной настоящей мировой сверхдержавой надолго останутся США.

Впрочем, имея в виду долгосрочную перспективу, утверждать, что глубинные тенденции благоприятствуют либо либеральному Западу, либо нелиберальным державам, затруднительно. США с их сравнительно молодым населением стоят особняком от большинства основных стран либерального Запада, в которых намечается демографический спад и замедление роста.

Более того, ведущие экономисты утверждают, что эпоха быстрого расширения производства за счёт внедрения новых технологий закончилась и никогда больше не повторится. Таким образом, нормальным явлением вполне может стать рост менее 1%. Тем временем получила широкое признание мысль о том, что технологии и всё большая глобальная экономическая открытость подрывают позиции среднего класса, в результате чего во всём либеральном мире наблюдается подъём популистских настроений, подтачивающий прочность общественных устоев и существующих институтов.

Переживает глубокий кризис Европейский союз, долгое время считавшийся оплотом крепнущего либерального порядка. Потерпели очевидную неудачу и либеральные проекты поощрения демократии и включения в международное право либеральных толкований понятий суверенитета и прав человека. В итоге стало ясно, что либеральному Западу лучше ограничиться возделыванием собственного сада и не задумывать глобальных проектов по распространению своих норм и принципов.

Но ситуация в нелиберальных державах ничуть не лучше. Главной движущей силой «взлёта БРИКС» всегда был Китай, но сейчас мало кто из экспертов сомневается в том, что его экономика будет расти медленнее, чем ожидалось, и что ему предстоит преодолеть большие трудности, чтобы не угодить в «ловушку среднего дохода». К тому же его быстрый подъём был всегда тесно связан с политикой (например, накоплением огромных долларовых активов), укреплявшей глобальные позиции США.

Современная Россия для США – системный сбой
США категорически отказываются вести с Россией диалог по системным проблемам – по тем самым фундаментальным разногласиям по правилам и нормам миропорядка, которые и являются главной причиной новой конфронтации и неспособности Москвы и Вашингтона выстроить устойчивое партнёрство за прошедшие с окончания холодной войны 25 лет.
 

Относительно России вполне можно утверждать, что её военная мощь продолжит увеличиваться, однако задача освобождения страны от сырьевой зависимости так же далека от осуществления, как и в тот момент, когда Владимир Путин впервые вступил в должность. Даже если не брать в расчёт критические высказывания о том, что современная политико-экономическая система России ограничивает долгосрочные перспективы её развития в качестве инновационной технологической державы, демографическая ситуация в стране ставит её будущему развитию такие же препоны, какие наблюдаются в Западной Европе. 

Единственная страна БРИКС, обладающая всеми возможностями для продолжительного роста, – это Индия. Но для либерального порядка это предполагает неясные последствия, учитывая, что Индия – всеми признанная демократия.

В этих условиях наилучшим выходом было бы поддержание США и Западом, с одной стороны, и остальными, в частности Россией и Китаем, с другой, равновесия на основе правила «живи сам и позволь жить другим». Взаимная заинтересованность в предотвращении очередного глобального экономического кризиса, укреплении безопасности на восточных и западных границах Евразии, борьбе с терроризмом и недопущении распространения ядерного оружия призывает к объединению усилий в поиске путей решения нынешних кризисов в ближнем зарубежье Китая и России. Учёным, конечно, гораздо легче предлагать возможные рецепты и рекомендации о том, как избежать эскалации, чем политикам проводить их в жизнь. Но аналитикам вряд ли стоит преувеличивать значительность преград к такому сотрудничеству.  

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Россия ликвидировала однополярный проект США на Ближнем Востоке
14.12.2017
Почему Россия вступила в эту борьбу? С одной стороны, самые циничные члены комментаторской братии говорят, будто президент Путин просто увидел в Сирии возможность восстановить мировой престиж России.

Эксперт: 
Алистер Крук
Сирийский кризис. Продолжение следует
13.12.2017
Решение о выводе основного российского контингента из Сирии не вяжется с раздающимися из уст ведущих политиков мнениями, что Россия пользуется-де случаем присвоить себе победу над «халифатом».
Риск случайной войны. Сеул не потерпит провокаций Пхеньяна
12.12.2017
По мере развития ядерной программы Северной Кореи гонка вооружений в регионе будет только возрастать. Однако президент Мун считает Москву потенциальным партнёром в достижении регионального мира.

Эксперт: 
Ричард Вайц

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться