Зачем уходит Никки Хейли и как изменится теперь внешняя политика США

Предстоящий уход Никки Хейли с поста представителя США в ООН – событие неожиданное, но логичное. И, хотя главный императив здесь внутриполитический (предотвратить раскол в Республиканской партии в преддверии следующих президентских выборов 2020 года), оно окажет заметное влияние на внешнюю политику США. Она станет в ещё большей степени «трампистской», а в её формировании произойдёт серьёзное усиление тандема госсекретаря Помпео и советника по национальной безопасности Болтона, которые оба лояльны Трампу и не оспаривают его лидерство во внешней политике.

По большому счёту уход Хейли был вопросом времени. Она никак не вписывалась в тот круг людей, которыми Трамп хотел бы себя окружить, и была в его команде большим исключением. В ходе предвыборной кампании 2016 года она жёстко критиковала Трампа и открыто поддерживала его соперника Марко Рубио. Работая послом в ООН она демонстрировала куда большую лояльность президенту, чем, скажем, бывший госсекретарь Тиллерсон, но Трамп критики в свой адрес не забывает. Изначально выбор пал на неё не потому, что она нравилась новому президенту, а исходя из тогдашней политической целесообразности: предлагая на должность посла в ООН яркого представителя республиканской элиты и истеблишмента (и при этом относительно молодого и нового политика по сравнению с тем же вице-президентом Пенсом), Трамп стремился объединить вокруг себя партию и её элиту, заставить их принять себя как лидера партии. На сегодняшний день за небольшим исключением эта задача выполнена.

Никки Хейли более гармонично смотрелась в администрации Трампа 2017 года, когда его внешнеполитическая команда в принципе состояла большей частью из людей нелояльных, часто вступавших с ним в открытый клинч и считавших своей задачей обеспечить преемственность внешней политики США и максимально уменьшить воздействие на неё президента, проводить не «трамповскую» политику, а традиционный курс Республиканской партии.
Таковыми были бывшие госсекретарь Тиллерсон и советник по национальной безопасности Макмастер.

Однако в 2018 году ситуация изменилась. Сохранив и консолидировав свой электорат и укрепив позиции в Республиканской партии, Трамп начал избавляться от нелояльных людей и окружать себя единомышленниками. На фоне Майкла Помпео и Джона Болтона, которые ни разу не противоречили Трампу публично, не ставили под сомнение его статус руководителя внешней политики страны и старались не затмевать его в информационном пространстве, самостоятельная Никки Хейли смотрелась девиантно. Разумеется, она не позволяла себе таких откровенных проявлений нелояльности, какие делали Макмастер, публично опровергавший некоторые заявления президента, и Тиллерсон, называвший Трампа нецензурными словами, и в целом её линия в ООН соответствовала приоритетам администрации. И всё же, Хейли позиционировала себя чересчур самостоятельно: объявляла о некоторых внешнеполитических шагах (антироссийские санкции весной этого года) до их окончательного утверждения президентом и открыто давала понять, что не нуждается в руководстве, по крайней мере со стороны других подчинённых Трампа.

Рекс Тиллерсон уволен. Какой станет внешняя политика США?
13 марта президент США Дональд Трамп уволил госсекретаря Рекса Тиллерсона и назначил на его место директора ЦРУ Майка Помпео. Эксперт клуба «Валдай» Роберт Легвольд объясняет причины такого решения и его последствия для внешней политики США.
перейти
© 2018 JONATHAN ERNST/AP
Подобная самостоятельность стала особенно нежелательной в контексте очевидных попыток Болтона и Помпео консолидировать выработку внешней политики США в своих руках. С большой долей вероятности именно они и поставили перед Трампом вопрос об уходе Хейли. С одной стороны, в Соединённых Штатах представитель в ООН является членом кабинета министров, и с этой точки зрения стремление Никки Хейли играть независимую от Помпео и Болтона роль объяснима. Тем более – в отличие от обоих – она является политическим тяжеловесом – бывшим губернатором Южной Каролины и, по всеобщей оценке, восходящей звездой Республиканской партии. (Для сравнения, до назначения Трампом на должности директора ЦРУ и затем госсекретаря Майк Помпео был всего лишь членом Палаты представителей Конгресса в течение шести лет). Однако в реальности самостоятельность Хейли и её высокий политический авторитет оказались просто несовместимыми с усилиями Помпео и Болтона выстроить внешнеполитический аппарат под себя, очевидно, в соответствии с желанием самого Трампа. И здесь личная близость к президенту и его поддержка сыграли свою роль.

В этой связи новый посол США в ООН априори будет обладать меньшим политическим весом, чем Помпео и Болтон, и не будет обладать ни желанием, ни возможностью оспаривать их авторитет. Рассматриваемые на этот пост кандидатуры это полностью подтверждают. Должность посла США в ООН вновь станет де-факто технической и дипломатической, а не политической, что для американской практики тоже вполне нормально. В период Барака Обамы занимавшие эту должность Сьюзан Райс и Саманта Пауэр не могли сравниться по политическому весу с госсекретарями Хиллари Клинтон и Джоном Керри и всецело принимали их старшинство.

Наконец, есть и третий фактор, подтолкнувший к решению Трампа перевести Никки Хейли на другую работу в администрации – сугубо внутриполитический. По всем своим качествам (шестилетний опыт губернаторства, до этого пять лет в Палате представителей, пол и молодой возраст – ей всего 46 лет, приверженность консервативным ценностям, деловые качества, харизма, интеллект и так далее) она уже к моменту назначения на нынешнюю должность считалась перспективным лидером Республиканской партии, её новым лицом. Работая же послом в ООН и позиционируя себя как независимого от госсекретаря и советника по национальной безопасности руководителя американской внешней политики, Хейли постоянно находилась в эпицентре общественного внимания, от чего её политический авторитет вырос ещё больше. В результате представители элиты, по-прежнему считающие Трампа чужаком и источником проблем для республиканцев, заговорили о ней как о желательном лидере партии вместо Трампа, в том числе как о возможном кандидате в президенты США в 2020 году.

Это грозило расколом в партии, которая только-только, и то не до конца, объединилась вокруг президента, который, очевидно, не собирается никуда ходить и в 2020 году намерен идти на перевыборы. С учётом прогнозируемой победы демократов на ноябрьских промежуточных выборах в Конгресс возникала большая вероятность того, что элита Республиканской партии обвинит в проигрыше Трампа и станет ещё активнее продвигать Хейли в качестве желательного лидера партии и кандидата в президенты 2020 года. Подобный раскол стал бы для республиканцев катастрофой, вплоть до формального разрушения «Великой старой партии» как таковой: большинство рядовых республиканцев по-прежнему за Трампа. Соответственно, возникла необходимость вывести Хейли из-под эпицентра общественного внимания, причём до промежуточных выборов в Конгресс. Однако полностью расставаться с ней для Трампа тоже было бы опасно: уйдя из администрации, она с ещё большей вероятностью превратилась бы в его политического соперника.

Найденное в итоге решение оптимально: Хейли не уходит из администрации, но при этом до 2020 года будет занимать, очевидно, менее публичную должность. Затем, если президентские выборы снова выиграет Трамп, следует ожидать возвращения Никки Хейли к активной политической жизни – но уже не в качестве потенциального соперника Трампа, а его преемника и вероятного кандидата в президенты 2024 года.
Весьма вероятно, что в период 2021–2024 годов ей будет предложен пост госсекретаря. Тем самым в Республиканской партии будет обеспечена преемственность и стабильность, а Трамп окончательно станет для партии не разрушителем, а создателем её нового облика.
Как «период сильного Трампа» повлияет на внешнюю политику США
Из аутсайдера Дональд Трамп превратился в лидера республиканцев. Угроза его импичмента в этой связи отпадает почти полностью. Напротив, повышается вероятность его переизбрания на второй президентский срок в 2020 году. И теперь, после усиления позиций, у Трампа будет больше возможностей начать с Россией серьёзный диалог, без которого между ней и США может попросту начаться война.
перейти
© 2018 Evan Vucci/AP
Пока же последствия ухода Хейли для внешней политики США будут заключаться в усилении личной руководящей роли в ней Дональда Трампа на уровне пиара и в сосредоточении власти в руках Помпео и Болтона в реальности, которые в свою очередь сформируют определённый баланс с министром обороны Джеймсом Мэттисом. Насколько этот баланс будет устойчив и не перейдёт ли он в открытое противостояние, покажет время. Опасность этого с исчезновением «третьей опоры» в лице Никки Хейли высока.

С другой стороны, внешнеполитический блок администрации становится ещё более гомогенным по части ценностей и подходов к внешней политике. Она будет ещё более односторонней, утилитарной в отношении союзников и наступательной в отношении соперников (ужесточение политики будет происходить прежде всего в отношении Китая и Ирана), приверженной обеспечению свободы рук США везде и во всем. Ещё более усилятся пренебрежение международными организациями и международным правом, скептицизм в отношении контроля над вооружениями (что весьма опасно с точки зрения дальнейшей эволюции российско-американских отношений и международной безопасности). Сохранится внешнеэкономический меркантилизм США.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.