Зачем Трампу устраивать блокаду против Венесуэлы?

Администрация Трампа вполне может попытаться ввести блокаду против Венесуэлы, считают эксперты Даниэль Косински и Тициана Альварес. По их мнению, резкие действия США на этом направлении могут быть связаны с тем, что Венесуэла является серьёзным международным игроком на нефтяном рынке. Дестабилизация венесуэльского режима может представлять собой попытку США воспрепятствовать доступу Китая к нефти этой страны.

Поскольку администрация Дональда Трампа, похоже, не слишком переживает из-за того, что действует в одностороннем порядке, то она вполне может попытаться ввести блокаду против Венесуэлы, препятствуя доступу иностранных кораблей и самолётов, как это было с Кубой в июле.

Тем не менее, принимая во внимание различные особенности кубинской и венесуэльской экономик, такие действия позволят достичь лишь пропагандистских целей в плане намерения Трампа переизбраться в следующем году. В отношении таких стран, как Венесуэла, когда речь идёт о давлении на нежелательные правительства, финансовые санкции являются более эффективными инструментами, чем «старомодная» блокада портов военно-морскими силами.

Эффект осаждённой крепости. К чему приведёт блокада Венесуэлы?
Борис Мартынов
Президент США Дональд Трамп не исключает, что может пойти на блокаду Венесуэлы и изолировать страну в свете объёма помощи, который она получает от России, Китая и Ирана. Однако санкции против Венесуэлы в условиях, когда её силовые структуры сохраняют верность режиму, а время работает на правительство Николаса Мадуро, способны привести лишь к обратному для США результату, считает Борис Мартынов, заведующий кафедрой международных отношений и внешней политики МГИМО МИД РФ.
Мнения экспертов

Первые санкции США против Венесуэлы датируются 2005 годом. При Бараке Обаме были разработаны новые санкции, направленные на блокирование активов и введение визовых ограничений в отношении десятков высокопоставленных венесуэльских чиновников и организаций. Позже администрация Трампа приняла более широкий спектр мер, которые включают финансовые санкции против правительства Венесуэлы и государственных компаний, таких как PDVSA (нефть) и Minerven (золото), заблокировав их доступ к банковским счетам США и финансовым рынкам. Следовательно, речь идёт о значительном ограничении их владения американской валютой.

Не так давно правительство США объявило о введении новых «широких мер» против Венесуэлы, усилив давление на правительство Николаса Мадуро. Эти меры нацелены не только на активы венесуэльского правительства, но и на страны, компании и даже частных лиц, ведущих какие-либо дела с Венесуэлой. Поскольку экономика страны и доходы правительства сильно зависят от экспорта нефти, а сотни тысяч граждан Венесуэлы в настоящее время живут за границей и отправляют деньги домой, то эти новые санкции, скорее всего, окажут значительное разрушительное воздействие на страну.

Действия США уже привели к нехватке продовольствия и медикаментов в Венесуэле, что вызвало «гуманитарный кризис» и значительную волну миграции из страны. Но санкции до сих пор не оказались достаточно эффективными для свержения режима Мадуро, который всё ещё держится благодаря поставкам необходимых товаров из России и Китая. Таким образом, точно так же, как кубинское правительство сопротивлялось давлению США в течение более пяти десятилетий, венесуэльцы, похоже, тоже способны удержаться на плаву – по крайней мере, до тех пор, пока не иссякнет помощь иностранных партнёров. Здесь Китай и Россия сыграли важную роль, обеспечив политическую поддержку принципов суверенитета и воспрепятствовав прямому внешнему вмешательству, сохранив при этом экономические инвестиции в стране.

Если правительство США действительно прибегнет к таким крайним мерам, как блокада, мы считаем, что Россия и Китай прежде всего предпримут дипломатические шаги. Например, их делегации инициируют дебаты по этому вопросу в Совете Безопасности ООН. Учитывая, что обе страны имеют право вето, то если США в конечном счёте решатся на самостоятельную блокаду Венесуэлы вопреки СБ ООН, то это будет политически дорогостоящим шагом – достаточно вспомнить вторжение США в Ирак в 2003 году.

Кроме того, мы считаем, что ни Китай, ни Россия не предпримут каких-либо военных действий против США с целью поддержки правительства Венесуэлы. И китайские, и российские официальные лица понимают, что контроль над Карибским бассейном, на побережье которого расположена Венесуэла, долгое время рассматривался американцами как важнейший стратегический актив для обеспечения процветания и безопасности их страны.

Фактически можно провести интересную параллель между Карибским морем и Восточной Европой. Например, хотя США и оказали финансовую и дипломатическую поддержку Грузии и Украине, они не прибегли к открытой военной поддержке обеих стран во время споров с Россией, признавая, что эти страны находятся слишком близко от предполагаемой российской зоны влияния и безопасности, а военная поддержка чревата пересечением «точки невозврата» и может вызвать полномасштабную войну между двумя ядерными державами. Подобные ограничения возможны и в отношении Венесуэлы, если ситуация не зайдёт слишком далеко.

Наконец, несмотря на нынешний кризис, важно учитывать, что Венесуэла обладает крупнейшими в мире доказанными запасами нефти, являясь серьёзным международным игроком на нефтяном рынке – так же, как и Иран. Дестабилизация как венесуэльского, так и иранского режимов может представлять собой попытку США воспрепятствовать доступу Китая к нефти этих стран.

Кроме того, следует помнить, что с XIX века США следовали доктрине «доминирования» на всём американском континенте. Эта стратегическая цель была в очередной раз чётко сформулирована в документах по стратегической безопасности США, представленных администрацией Барака Обамы, и позднее подкреплена Дональдом Трампом. Наконец, позиция США в отношении Венесуэлы также может рассматриваться как реакция на постепенное ослабление американского влияния в Азии, главным образом как побочный продукт поворота России на Восток и китайско-российского партнёрства в создании так называемой «Большой Евразии».

Кризис в Венесуэле: мы приближаемся к точке совпадения интересов наиболее воинственных игроков
Андрей Сербин Понт
Возможно, мы приближаемся к точке совпадения интересов наиболее воинственных игроков в Венесуэле. Для Мадуро участие внешних сил в венесуэльском кризисе может стать реальным способом вернуть себе поддержку со стороны военных. Такие радикальные фигуры, как Мария Корина Мачадо, открыто призывают к прямому военному вмешательству Соединённых Штатов, а у Трампа осталось на руках лишь несколько последних карт перед применением «насильственного решения». Реален ли демократический и мирный исход венесуэльского кризиса, читайте в материале Андрея Сербин Понта, директора по исследованиям Регионального координационного центра экономических и социальных исследований (CRIES).
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.