Выборы в Испании: пришло время для коалиционного правительства?

Испанская политическая исключительность завершилась. С появлением ультраправой партии «Голос» (VOX) на политической сцене Испания присоединилась к своим соседям, которые уже имеют ультраправых депутатов в парламентах. Это, скорее всего, подтвердится 28 апреля, когда страна пойдёт на выборы, чтобы проголосовать за новое правительство, пишет Мигель Отеро Иглесиас, старший аналитик Королевского института международных исследований Элькано, профессор международной политической экономии в Школе глобальных и общественных отношений Университета IE в Мадриде.

Нынешний кабинет, возглавляемый социалистом Педро Санчесом, просуществовал менее года, что является рекордом в современной испанской истории. Санчес пришёл к власти благодаря голосам каталонских сторонников независимости, которые поддержали вотум недоверия против правоцентриста Мариано Рахоя, ослабленного после нескольких коррупционных скандалов в Народной партии. Те же самые сторонники независимости проголосовали против предложенного Санчесом бюджета на 2019 год.

К сожалению, рост влияния «Голоса» и падение правительства Санчеса свидетельствуют о том, что ключевой проблемой в испанской политике остаётся каталонский кризис. Санчес в течение нескольких месяцев пытался идти на определённые компромиссы в отношении каталонских сторонников независимости. Его основным лозунгом было: «Диалог лучше конфронтации». Но его тактические ходы зашли в тупик, когда каталонцы в обмен на поддержку бюджета правительства принялись требовать начала переговоров о проведении референдума о самоопределении Каталонии. Конечно, Санчес не смог смириться с таким шантажом, даже несмотря на свои добрые намерения найти решение каталонской головоломки. Кроме того, он вообще не обладает мандатом от испанского народа вести переговоры о референдуме в Каталонии. Поэтому весь его диалог с каталонцами оказался бессмысленным. 

Обратного хода нет: референдум в Каталонии открыл ящик Пандоры
Прошедший в Каталонии референдум о независимости можно понимать как способ давления на центральную власть для «торга», считает эксперт клуба «Валдай» Татьяна Коваль. Для простых каталонцев референдум это одно, а для политиков – другое. Сложный вопрос о перераспределении денежных средств, в том числе и от ЕС, будет теперь, видимо, обсуждаться в новом контексте.
перейти
© 2017 Francisco Seco/AP

В итоге главным победителем стала партия «Голос», которая воспользовалась ситуацией, чтобы убедить население, что Санчес собирается продать Каталонию сторонникам независимости. Именно этот фактор и страх перед нелегальной иммиграцией позволили ультраправым из «Голоса» набрать чуть более 10% голосов на недавних региональных выборах в Андалусии – регионе, который, наряду с Мадридом, был сильнее прочих возмущён попыткой одностороннего провозглашения независимости Каталонии в октябре 2017 года. «Голос», скорее всего, получит аналогичный или даже лучший результат на досрочных выборах 28 апреля. Не стоит забывать, что сейчас идёт – и будет продолжаться ещё несколько месяцев – суд над лидерами сепаратистов (за исключением тех, кто бежал), и именно «Голос», по сути, является в этом процессе единственным обвинителем наряду с государственным прокурором. Это усиливает привлекательность партии для тех испанцев, которые требуют проявлять жёсткость против тех, кого они считают национальными предателями.

Появление «Голоса» разделит испанский парламент на пять партий, набирающих более 10% голосов каждая (Народная партия, Социалистическая рабочая партия, «Подемос» (Podemos), «Граждане – Гражданская партия» (Ciudadanos) и «Голос»), к которым добавляются партии регионалистов и сторонников независимости. В общем, испанская политика фрагментируется. Опросы показывают, что наиболее вероятным результатом является трёхстороннее соглашение о коалиции между Народной партией, партией «Граждане – Гражданская партия» и «Голосом», как это уже произошло в Андалусии, но время покажет. Появление «Голоса» также может мобилизовать левых, так как многие избиратели «Подемос», возможно, проголосуют за социалистов, чтобы голоса сконцентрировались у одной левой партии. Может также случиться, что три правые партии не получат абсолютного большинства (увы, такова фрагментация) или что «Граждане – Гражданская партия» не захочет вступать в коалицию с «Голосом», принимая во внимание, что ни либерально настроенные свободные демократы в Германии, ни Макрон во Франции (это союзники «Граждан – Гражданской партии» в Европе) никогда даже не задумывались о коалиции с «Альтернативой для Германии» или с Марин Ле Пен. «Граждане – Гражданская партия» может даже войти в коалицию с социалистами, хотя недавно заявляла что такое невозможно. Но её представители говорили то же самое и о Рахое перед предыдущими выборами, а затем всё равно поддержали его. 

Испанские социалисты: от кризиса к кризису
Внеочередные всеобщие парламентские выборы в Испании могут состояться уже 28 апреля 2019 года. Можно с полной уверенностью говорить о начале нового избирательного цикла в Испании и обострении внутриполитической ситуации в стране, пишет Ирина Прохоренко, заведующий сектором международных организаций и глобального политического регулирования ИМЭМО РАН, профессор факультета мировой политики МГУ им. М.В. Ломоносова.
перейти
© Reuters

Поэтому очень сложно спрогнозировать, что произойдёт в Испании после 28 апреля. Однако очень вероятно, что если правительство и будет сформировано, то оно будет коалиционным. Это произойдёт на национальном уровне впервые в истории современной испанской демократии и может стать началом эры большого диалога и компромиссов, что само по себе уже позитивно. Также вероятно, что 26 мая испанцы не проявят особой активности на выборах в Европарламент. Это плохо, но, с другой стороны, сторонники «Голоса» будут менее мотивированы на этих выборах, а центристские партии получат больше голосов, что позволит стране получить больше представителей в крупнейших политических блоках в Европарламенте. А это будет полезно для Испании.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.