Время экспериментов: социальные научные теории

16.03.2017

Избрание Дональда Трампа поставило под сомнение множество теорий о выборах в США. Кандидат от Демократической партии потерпел поражение несмотря на то, что страна пребывала в состоянии мира, а экономика была в лучшем состоянии, чем восемь, четыре или один год назад. Ранее применявшиеся теории казались очень эффективными в предсказании победителя на выборах. Теперь же требуются новые теории, которые позволят объяснить сенсационный успех Трампа и создадут базу для будущих прогнозов.

Если обратить внимание на управление, а не на сами выборы, то можно чётко увидеть ряд социальных научных теорий, которые будут подвергнуты сомнению в ближайшие месяцы.

Одна из теорий принадлежит авторству американского социолога Теды Скочпол, и суть её заключается в том, что программы развития социального благосостояния создают такие объединения, которые позволяют постоянно их сохранять и периодически расширять круг лиц, к которым они применяются. Программа социальной безопасности, система пенсионного страхования по старости в США, сначала была ограничена по кругу лиц. Большинство женщин и афроамериканцев не были включены в программу, обеспечение было недостаточным для достойного ухода на пенсию. Через 80 лет после вступления в силу закон стал распространяться практически на всех американцев, выплаты стали более внушительными, а дополнительные положения покрыли пенсии для работников с ограниченными возможностями. Схожая ситуация с Medicare (программа здравоохранения для лиц старше 65 лет) и образовательными кредитами (которые изначально выдавались исключительно ветеранам, а позже – любому гражданину). Те, кто стали первыми получателями указанных благ, оказались самыми активными борцами за их сохранение. Соответственно, граждане, не получившие их по той или иной причине, сделали своей главной политической целью расширение применения этих программ. Все попытки пересмотреть или упразднить их провалились.

Трамп и республиканский конгресс сейчас отчаянно пытаются пересмотреть Obamacare (общеизвестный термин для Закона о здравоохранении), закон, распространивший своё действие на более чем 20 млн американцев, у которых ранее не было доступа к качественной медицине. Республиканцы уже столкнулись с жёстким противостоянием, причём не только в лице демократов, которым распространение программ социального благосостояния близко идеологически. Многие республиканцы и беспартийные также высказывают озабоченность. Большинство участников программы Obamacare обеспокоены тем, что её упразднение или замена другой фактически оставят их без страховки. Врачи, больницы и медицинские компании также составляют немалую часть оппозиции, поскольку Obamacare привела к ним множество новых клиентов из тех, кто раньше не мог себе позволить медицинскую страховку, а это в свою очередь положительно сказалось на прибыли. Если попытки республиканцев пересмотреть Obamacare провалятся или замена будет практически идентична существующему закону, то теория о том, что социальные программы, даже такие, как эта, действовавшая всего три года, неуязвимы за счёт человеческого фактора, подтвердится. Если республиканцы смогут заменить закон слабой альтернативой, появится ещё одна неработающая в Америке Трампа теория.

Америка эпохи Трампа: конец увертюры Нана Гегелашвили
Сегодня уже можно говорить о том, что, несмотря на главный призыв президента США Дональда Трампа, который был направлен на решение внутренних задач Америки и для «Америки прежде всего», возвращение сильной Америки никто не отменял. Сильная Америка по Трампу, это не закрепление лидерских позиций США, а призыв к обретению той мощи и влияния, которые она растратила на пути реализации своей роли как мировой лидер.

Джозеф Най, учёный-политолог из Гарварда, который работал в администрациях Картера и Клинтона, составил концепцию мягкой силы. Он утверждал, что США оказывает большее влияние на другие страны благодаря принципам либеральной демократии, а не путём военной и экономической экспансии. Приверженность авторитаризму во внутренней и внешней политике, а также открытое проявление нетерпимости, как, например, запрет на въезд в страну гражданам 7 мусульманских стран, в первые же месяцы его президентства существенно ослабили американскую концепцию мягкой силы. Сравнивать сложнее ещё и потому, что влияние США на другие страны ощутимо сократилось задолго до прихода Трампа к власти, в силу военных неудач в Ираке и Афганистане, а также на фоне экономического подъёма Китая. Тем не менее можно чётко проследить, какие именно меры влияния будут применяться в ближайшие несколько лет. Най писал о влиянии американской культуры. Легко отследить популярность американского кино и телеиндустрии за пределами США. При явном спаде по этим показателям, а также меньшем количестве туристов и студентов из других стран, возможно будет отследить сокращение влияния американской мягкой силы.

Помимо этого, сложно оценить, насколько повлияет сокращение мягкой силы на геополитическое влияние США, так как к отказу стран подчиняться американским правилам и воспринимать советы может привести и ряд других факторов. Тем не менее вполне реально проследить за внутренней риторикой стран и положении США в ней. Если ранее Америка считалась образцом для подражания, а сейчас стала примером регресса, то необходимость мягкой силы подтверждается её отсутствием в нынешней политике.

Тезис о столкновении цивилизаций американского социолога Сэмюела Хантингтона говорит о том, что национальное соперничество XIX – начала XX веков замещается столкновением цивилизаций. Хантингтон был убеждён, что исламские государства являются самыми агрессивными и жестокими, с «кровавыми границами». Трамп представляет собой самый яркий пример национализма последних лет. Иногда он и его ближайшие советники, вроде Стивена Бэннона, доходят до деления на цивилизации, предлагая ограничить иммиграцию только европейскими христианскими государствами. Но чаще он противопоставляет американские интересы всем остальным, в том числе европейским. Если Трамп сможет удержать власть и продолжит националистическую риторику, станет ясно, получится ли у него ликвидировать величайший национальный раскол.

Страны обладают ограниченными ресурсами, следовательно, могут одновременно участвовать в небольшом количестве сражений. Если США сосредоточатся на нескольких экономических оппонентах, окажется, что Хантингтон заблуждался в вопросе роста значения цивилизационной идентичности, особенно учитывая несостоятельность его теории применительно к самым кровопролитным конфликтам последних десятилетий, которые происходили в основном в пределах одной цивилизации, а не между ними. Самые яркие примеры имели место в Африке и мусульманских странах. США вмешались в некоторые из них, но в основном – для восстановления национальной гегемонии, а не для навязывания ценностей своей цивилизации.

Уже теперь понятно, что Трамп преподнесет нам ещё множество сюрпризов, что позволит нам усомниться во множестве проверенных временем социальных теорий.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Кризис как норма: что ждёт российско-американские отношения
26.04.2017
Общие интересы России и США сводятся к поддержанию стратегической стабильности и противодействию внешним угрозам. Мы вернулись в ситуацию взаимного сдерживания и задача политиков состоит в том, чтобы

Рубрика:
События клуба
Светлая и тёмная стороны Белого дома
20.04.2017
Верно ли, что администрация Трампа окончательно «перешла на тёмную сторону» и стала для России ещё более опасным визави, чем была администрация Обамы и могла бы быть администрация Хиллари Клинтон?

Эксперт: 
Дмитрий Суслов

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться