Чем закончатся торговые войны Трампа? Спойлер

Политические взгляды Дональда Трампа изменялись то в одну, то в другую сторону. Одно время он призывал ввести налог на богатство, создать национальную систему медицинского страхования и признать право на аборты. По многим вопросам он не имеет вообще никакого мнения. Даже сейчас, два года спустя после своего избрания президентом, он пребывает в неведении о многих областях политики. Невежество Трампа, его безучастность достигают крайней степени даже в сравнении с Джорджем Бушем-младшим, которого до избрания Трампа считали самым ленивым и тупым президентом современной эпохи.

Однако все президенты принимают политические установки своей партии в большинстве областей, а детальную выработку политической линии и её проведение в жизнь предоставляют назначенцам, не один год подвизающимся в соответствующих областях, пусть даже и в качестве лоббистов, стремящихся повлиять на правительственные решения к выгоде своих корпоративных работодателей. Неудивительно поэтому, что, решив выдвинуть свою кандидатуру на пост президента от Республиканской партии, Трамп стал агитировать за запрет абортов, упразднение системы финансового и экологического регулирования, и введение в действие законов о снижении налогообложения, замечательных своим сильным перекосом в пользу богатых.

Победа народного восстания над национальным истеблишментом
На наших глазах началось и одержало победу – без всякого преувеличения – народное восстание против национального истеблишмента. Ведь против Дональда Трампа единым фронтом выступила вся элита страны. Демократы и республиканцы. Финансовые корпорации Уолл-стрита и венчурные компании Силиконовой долины. Национальные средства массовой информации и ведущие культуртрегеры… Всего этого оказалось недостаточно, чтобы подавить восстание масс.
перейти
© Associated Press
Чётко обозначил свою точку зрения Трамп только по двум вопросам – расовому и торговому. То, что Трамп долгое время открыто исповедует расистские взгляды, – очевидно и не составляет предмета настоящей статьи. Он также последовательно выступает против либерализации торговли, будучи уверенным, что торговые соглашения для США невыгодны. По его мнению, если у США образуется торговый дефицит, это является неопровержимым доказательством того, что государство с активным сальдо торгового баланса подвергает Америку ограблению.

Ещё в 80-е годы прошлого века он поносил Японию, которая, как полагал Трамп и многие другие, являлась восходящей экономической державой, чьи инновационные фирмы захватили контроль над автомобилестроительной промышленностью и производством электроники. В то время Трамп призывал ввести 20-процентный тариф на японский импорт. В этом его поддерживали влиятельные силы страны. Администрация Рейгана заставила Японию согласиться на «добровольное» ограничение ввоза автомобилей в США. Соглашение «Плаза» 1985 года между США, Японией, Германией, Британией и Францией координировало усилия центральных банков по почти 50-процентной девальвации доллара США, принёсшей огромную выгоду американским промышленным фирмам. Благодаря этому соглашению резко сократился дефицит торгового баланса США. Этот результат свело на нет обратное соглашение «Плаза» от 1995 года. Курс доллара снова вырос по сравнению с иеной и европейскими валютами, подняв волну финансовых спекуляций, которая захлестнула Азию и развивающиеся страны во всём мире, а в 2008 году докатилась и до США с Европой.

Трамп не обнаруживает даже признаков того, что понимает детали или просто элементарную логику торговых соглашений и динамики валютных курсов.
Поскольку его предубеждение против торговли кажется диким большинству республиканцев, ему не удалось укомплектовать свою администрацию чиновниками, разделяющими его взгляды и способными ввести действенные торговые ограничения и договориться о принятии новых соглашений. Команда его назначенцев состоит из завзятых республиканцев, отдающих предпочтение относительно открытым торговым отношениям (например, министр финансов Стивен Мнучин, бывший сотрудник банка Goldman Sachs), и журналистов, обладающих минимальным опытом в области экономики, вроде председателя Совета экономических консультантов Кевина Хассетта, написавшего книгу «Доу 36000», содержащую элементарные математические ошибки и опубликованную незадолго до обвала фондового рынка в 2000 году. Весьма показательна для картины противоречий, раздирающих группу экономических советников Трампа, замена первого директора Национального экономического совета Гэри Кона (бывшего президента Goldman Sachs) на Ларри Кудлоу, который даже не является экономистом, а сделал карьеру на телевидении в качестве постоянного участника и ведущего передач по финансовым вопросам. Кроме того, в администрации есть министр торговли Уилбур Росс, которого неоднократно обвиняли в воровстве у деловых партнёров.

В сочетании с некомпетентностью и своекорыстием экономических советников разногласия между ними затрудняют, а то и обрекают на неудачу, выработку связного комплекса требований об уступках для предъявления торговым партнёрам. У других стран и ЕС имеются команды профессиональных переговорщиков, знающих назубок все тонкости экономической теории торговли, положения договоров, а также досконально изучивших заключённые в прошлом соглашения, переговорные позиции и интересы других стран. У США, конечно, тоже есть эксперты такого уровня, которые состоят в штате министерства финансов, министерства торговли и Управления торгового представителя США, только Трамп и его высокопоставленные назначенцы по большей части советы этих профессионалов пропускают мимо ушей и начинают к ним прислушиваться только тогда, когда им приходится о чём-то договариваться с другими странами.

Для истинной динамики заключения торговых сделок при Трампе показательны переговоры по НАФТА между США, Канадой и Мексикой. Трамп неоднократно называл НАФТА катастрофой для Америки. Во время избирательной кампании 2016 года этот аргумент имел большой вес, отчасти потому что НАФТА была детищем Билла Клинтона и общество так или иначе посчитало Хиллари Клинтон причастной к заключению договора. Вдобавок, сторонники Трампа верили его утверждениям о том, что именно в силу существования НАФТА США захлёстывают волны мексиканских насильников и убийц. Став президентом, Трамп грозно пообещал выйти из НАФТА. Такая перспектива взбудоражила компании, которые на протяжении долгого времени были важнейшими сторонниками Республиканской партии. В Конгрессе республиканцы нажали на Трампа с требованием выработать с Канадой и Мексикой новое соглашение.


В результате соглашение США – Мексика – Канада почти идентично НАФТА. США мало что от него выиграли, а американские рабочие, подумавшие было, что Трамп разорвёт торговые соглашения, подрывающие их интересы, будут сильно разочарованы, когда до них, наконец, дойдёт, что на самом деле представляет собой новый договор. Однако Трамп расхваливает эту сделку, как огромную победу США и доказательство успеха его переговорных усилий. Наверное, он и сам в это верит. В любом случае он может надеяться, что мудрёность условий подобных торговых сделок не позволит избирателям вплоть до следующих выборов разобраться, говорит ли Трамп правду или лжёт.

Схожее, а то и более сильное, давление оказывается на Трампа и в отношении торговой войны с Китаем. Говорят, что он напуган недавним падением котировок на американских фондовых биржах и обеспокоен тем, что, начнись рецессия, его наверняка прокатят на выборах в 2020 году. Как и в случае с НАФТА он направляет на переговоры с опытнейшими специалистами из других стран команду теоретиков, политиканов и проходимцев.

«Два великана в одной комнате... и весь мир затрясся»
Глубина взаимного экономического взаимодействия и созависимости такова, что почти любые шаги, предпринимаемые Соединёнными Штатами против Китая, наносят ущерб американским компаниям и мировой экономике. Трамп хвастался, что «торговые войны легко выиграть», но они, скорее всего, приведут к «взаимному гарантированному уничтожению».
перейти
© Reuters
Можно ожидать, что с Китаем будет подписано соглашение, мало чем отличающееся от ныне существующих договорённостей. И снова Трамп будет трезвонить о своей «победе», его сторонники ему поверят, а в итоге (много лет спустя после 2020 года) окажется, что Трамп дурак и пройдоха, а его сторонники – простофили. Впрочем, на фондовых рынках всё снова пойдёт на лад, а инвесторы вздохнут с облегчением: как же, торговая война-то закончилась! Что до нас, то мы посмотрим, сколько ещё продлится на рынках оживление и какое влияние оно окажет на следующие выборы.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.