Усталость от Brexit и досрочные выборы в Великобритании

В конце октября парламент Великобритании поддержал проведение досрочных выборов, которые состоятся 12 декабря. Обозреватели сходятся во мнении, что эти выборы определят судьбу Brexit, сроки которого недавно были снова перенесены – теперь на 31 января. Повестке выборов, раскладу сил и вариантам развития событий посвящён материал Людмилы Бабыниной, руководителя Центра политической интеграции Института Европы РАН.

Недавнее согласие британского парламента провести досрочные выборы можно рассматривать как позитивный факт: предыдущий состав Палаты общин не мог договориться по принципиально важному вопросу, связанному с Brexit, а нерешённость этого вопроса препятствовала нормальной работе парламента и в остальных сферах. Предвыборная кампания будет хотя и короткой – она продлится всего пять недель, – но интенсивной и достаточно жёсткой. Сами же её результаты предсказать трудно. Опросы общественного мнения показывают преимущество консерваторов, но особенности действующей в Великобритании мажоритарной системы таковы, что эти опросы, которые проводятся фактически по пропорциональной системе, всегда дают немного иные показатели. Поэтому высокий уровень популярности либеральных демократов или Партии Brexit необязательно принесёт им значительное число мест в парламенте.

Досрочные выборы в Великобритании, Brexit и многое другое
Мэри Дежевски
Пока трудно прогнозировать, что произойдёт на выборах, которые состоятся в Великобритании 12 декабря. Но ясно одно, что это будут одни из самых захватывающих и потенциально драматических выборов, которые Великобритания не проводила очень давно, пишет эксперт клуба «Валдай» Мэри Дежевски.
Мнения экспертов

В целом есть три варианта: победа консерваторов, победа лейбористов и «подвешенный» парламент (в случае если абсолютного большинства не будет ни у одной из партий и придётся заключать коалиции). Соответственно, о судьбе Brexit и о дальнейших отношениях Великобритании и ЕС можно будет говорить в зависимости от результатов выборов и состава парламента и правительства. Если консерваторы победят или создадут коалицию со сторонниками выхода, он будет осуществлён в кратчайшие сроки. Вариант, связанный с победой лейбористов, пока просматривается сложнее, но исключать его тоже нельзя – даже если они не выиграют выборы, то могут возглавить правительство. Тогда судьба выхода Великобритании и ЕС будет достаточно сложной, потому что их отношение к нему – двойственное: с одной стороны, они от него не отказываются, с другой – говорят о возможности провести второй референдум по соглашению, поскольку ни проект Терезы Мэй, ни версия Бориса Джонсона их не устраивают. То же самое можно сказать про коалиционное правительство: всё будет зависеть от её состава, а на этот счёт пока что можно только строить догадки.

Что касается соглашения, то договор Джонсона отличается от договора Мэй несильно: разница – только в вопросе по ирландской границе. Именно в этот вопрос упёрлась проблема выхода Великобритании из ЕС: не будь сложностей с поддержанием мирного процесса в Северной Ирландии и выполнения соглашения Страстной Пятницы, всё было бы намного проще. Поскольку все стороны понимают, что без угрозы стабильности в регионе снова поставить таможенные посты на ирландской границе нельзя, соответственно, и соглашение Мэй, и соглашение Джонсона разными путями пытаются решить проблему открытости ирландской границы. Нынешний премьер-министр пошёл на то, что не позволила себе его предшественница – он фактически согласился перенести таможенную границу в Ирландское море и оставить Северную Ирландию в правовом регулировании единого внутреннего рынка ЕС. Границы на острове при таком варианте не будет, но один регион страны будет находиться в другом правовом регулировании, чем вся остальная страна.

На самом деле проблема Северной Ирландии решается плохо, поскольку сделать сразу три вещи – выйти из состава ЕС, выйти полным составом Великобритании и оставить открытую ирландскую границу, – невозможно. Поскольку границу хотят оставить открытой все участники переговоров, поле для выбора тут небольшое. Тереза Мэй выбирала таможенный союз, Борис Джонсон – разное регулирование для Северной Ирландии и остальной части Великобритании. Судя по прошедшему голосованию, его версия более популярна, однако же говорить о парламенте, который уже был распущен, смысла немного. Нужно подождать нового состава – только тогда будет понятно, за что он готов голосовать.

Следует добавить, что Brexit – не единственная тема, которая будет обсуждаться в ходе предвыборной кампании. Внутри страны есть множество важных проблем, которые требуют решения –здравоохранение, образование, налоги и так далее. Многие избиратели устали от Brexit и того, что в политическом дискурсе доминирует одна и та же тема и всё всегда упирается в один и тот же вопрос. В первую очередь все эти внутренние вопросы будут поднимать лейбористы – собственно, Джереми Корбин уже начал о них говорить, – и можно предположить, что существующие в Великобритании внутренние проблемы и их обсуждение окажут значительное влияние на предпочтения избирателей.

Кризис в Великобритании: нечто большее, чем Brexit
Ульрике Райзнер
На первый взгляд, патовая ситуация вокруг Brexit является отражением специфического внутриполитического кризиса в Великобритании. Если же посмотреть под другим углом, создаётся впечатление, что ЕС не может справиться с процедурой ухода государств-членов. В любом случае – разве этот кризис не является признаком того, что наши политические системы рушатся? Демократическим институтам не хватает средств и возможностей для решения сегодняшних сложных проблем, пишет Ульрике Райзнер, независимый политический обозреватель (Австрия), постоянный эксперт Центра «Креативная дипломатия».
Мнения экспертов
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.