Украинские выборы: кто будет худшим президентом для России?

Вопрос, что значат для России украинские выборы, можно точнее сформулировать так: а кто будет худшим президентом для России – Порошенко или Зеленский? Именно худшим, а не лучшим, на последнее надеяться не приходится, пишет Олег Барабанов, программный директор Международного дискуссионного клуба «Валдай».

В воскресенье, 31 марта, состоялся первый тур президентских выборов на Украине. Его итоги, с одной стороны, оказались вполне ожидаемы и соответствовали соцопросам. Победителем первого тура стал артист-комик Владимир Зеленский, набравший чуть более 30% голосов. Вместе с ним дальнейшую борьбу продолжит действующий президент страны Пётр Порошенко. Его результат – около 16%. По итогам подсчёта голосов выбывает из дальнейшей схватки третий основной кандидат предвыборной кампании Юлия Тимошенко (около 13%). На четвёртом месте – Юрий Бойко, наиболее успешный на выборах представитель предыдущей «домайданной» команды – около 11%. По региональным раскладам в ряде западных областей Украины преимущество было у Порошенко, в Донецкой и Луганской областях – у Бойко, а на всей остальной территории страны – у Зеленского. Посол США на Украине лично приехала на один избирательных участков и удостоверилась, что всё в порядке.

Ночь после выборов также прошла на удивление спокойно. Звучавшие в СМИ ожидания нового майдана и беспорядков со стороны либо Юлии Тимошенко, либо националистов не воплотились в реальность. Штаб Тимошенко хотя и заявил о фальсификации подсчёта голосов, но активных действий в ночь после выборов не предпринял. Пожалуй, единственное, что добавляло интриги в первый тур голосования, это своего рода «война экзитполов». В слегка закамуфлированном виде они начали появляться в телеграм-каналах и СМИ ещё до окончания голосования в течение дня 31 марта. И в них на второе место выводились то Порошенко, то Тимошенко, то Бойко – в зависимости от политических предпочтений авторов этих экзитполов.

Украина, Америка и «остров Россия»
Андрей Цыганков
За прошедшие пять лет на Украине произошли перемены, существенно ослабляющие позиции режима Порошенко. Экономика зависит от западных кредитов, страну сотрясают коррупционные скандалы, а общественное мнение отказывает президенту в необходимом уровне поддержки. При этом, несмотря на антироссийскую риторику, сохраняется высокий уровень торгово-экономической зависимости от России. Кто бы ни победил в Киеве на президентских и парламентских выборах, все эти политико-экономические вопросы сохранят своё значение, предоставляя России определённый выигрыш во времени, пишет Андрей Цыганков, профессор международных отношений и политических наук в Калифорнийском университете.
Мнения экспертов

Но, с другой стороны, весьма острой оказалась реакция на результаты со стороны ряда радикальных сторонников Петра Порошенко. В их социальных сетях звучали крайне резкие обвинения в адрес украинского народа, который так и не смог подняться над «первой ступенью пирамиды потребностей Маслоу» (Олег Шарп), который демонстрирует лишь «условный рефлекс по методу Павлова. Примитивные потребности. Писать, какать, кушать» (Алексей Петров), что «это не граждане, а население» (Тарас Березовец) и тому подобное. Бывший российский журналист, переехавший на Украину, Айдер Муждабаев вообще предрёк вооружённое сопротивление и новую гражданскую войну в случае проигрыша Порошенко во втором туре: «Никаких шансов победить их во втором туре у нас нет. Предательство победит с вероятностью 100%. Я только что разговаривал с боевым комбатом. Видимо, придётся стрелять. Когда тебе стреляют в спину, другого выхода нет. Это означает новую революцию, победу патриотов, но и одновременно потерю ещё 6–8 областей». Таким образом, тишина в ночь после первого тура может оказаться обманчивой и обернуться новым всплеском насилия в ближайшие недели.

Социологически успех Зеленского в первом туре вполне укладывается в наблюдаемую и во многих других странах Запада усталость общества от «старых элит» и разочарование граждан в действующей политической системе. Поэтому любое яркое новое лицо и использование популистских механизмов в предвыборной стратегии приводит к тому, что изначально внешний аутсайдер очень быстро набирает поддержку и добивается успеха. Этот подход очень чётко сработал и на Украине.

Что значат для России итоги первого тура президентских выборов на Украине? С одной стороны, неудачу потерпели те кандидаты (Бойко и Вилкул), которых на уровне условных стереотипов принято называть «пророссийскими». Хотя являются ли они ими на самом деле, это отдельный вопрос. Но так или иначе база их поддержки по большому счёту не вышла за рамки двух восточных областей – Донецкой и Луганской. Хотя и вновь подчеркнула социальную обособленность этих регионов от остальной части страны.

При этом все остальные кандидаты-лидеры демонстрировали в той или иной степени свою приверженность к дистанцированию от России и сохранению антироссийского курса. Поэтому вопрос, а что значат для России украинские выборы, можно точнее сформулировать так: а кто будет худшим президентом для России: Порошенко или Зеленский. Именно худшим, а не лучшим, на последнее надеяться не приходится. И здесь есть несколько развилок.

Здесь, с одной стороны, очевидно, что российско-украинские отношения при Порошенко оказались в тупике, из которого не видно выхода. Это и цугцванг на Донбассе, и обострение обстановки в Керченском проливе, и многое другое. С этой точки зрения, надежд на какое бы то ни было смягчение отношений при сохранении у власти Порошенко нет. 

И потому, любое новое лицо на посту президента Украины по этой логике желательно для России, потому что «хуже не будет», а шанс на исправление ситуации есть.

Эта логика часто звучала при обсуждении предвыборной ситуации на Украине в материалах СМИ и на телевизионных ток-шоу в России.

Но, с другой стороны, ключевой стратегией Петра Порошенко по «сдерживанию» России стало в первую очередь стимулирование международного санкционного давления на Россию. Для этого использовались и дипломатические рычаги, и провокации и прочая. В ряде случаев эта стратегия приносила свои плоды. Но чего точно не делал Порошенко (или делал в крайне минимальной степени и неэффективно) – он не пытался изменить российский политический режим изнутри. Через формирование широкого протестного движения внутри России по украинскому образцу. Больше того, и недавний скандал с «Укроборонпромом», и поставки угля, и многие другие примеры показывают, что между элитами порошенковской Украины и России сохранилась большая сеть теневых связей к взаимной выгоде обеих сторон.

Ситуация же с Зеленским здесь принципиально иная. Он может быть более умеренным в международной риторике, чем Порошенко. Но за несколько дней до выборов он открыто заявил, что видит свою задачу как президента именно в смене режима в России. Что пример его успеха на Украине должен стать значимым стимулом для российского гражданского движения повторить его у себя. И здесь ситуация может приобрести совсем иную остроту. Одно дело, когда тебе противостоит «обычный» внешний противник, с которым к тому же сохраняется масса теневых связей, как с режимом Порошенко, другое дело, когда новый президент бросает открытый вызов стабильности политического режима в России. Здесь пресловутые «оранжевые» и «болотные» призраки могут оказать серьёзное воздействие на принятие политических решений. Надо прямо сказать, что Порошенко не являлся культовой фигурой для российской оппозиции, а тем более для широкого общества. Зеленский же вполне может ей стать. Его популярность в России как артиста создаёт для этого хорошую базу, а его политическая активность (как «примера для России») может очень быстро её развить. Ряд российских оппозиционеров в ночь после первого тура высказались именно в этом ключе насчёт победы Зеленского.

Другой важный вопрос, что в течение 2019 года России, по всей видимости, предстоят сложные переговоры с Украиной по заключению нового газового контракта. По крайней мере здесь мы имеем публично озвученную позицию Германии, что запуск в эксплуатацию «Северного потока – 2» не должен привести к отказу от украинского транзита. И на ход этих переговоров при любом президенте Украины будут оказывать влияние и предстоящие парламентские выборы на Украине с новым всплеском антироссийской риторики.

Карты, деньги, две трубы. США, Европа и украинский транзит
Алексей Гривач
В преддверии президентских выборов на Украине тема газовых поставок из России в Европу вновь вышла на первый план. И хотя сама кампания со стороны смотрится в лучших традициях «смехопанорамы», вопросы там решаются весьма серьёзные, в том числе об энергетической безопасности Евросоюза в самом ближайшем будущем, пишет Алексей Гривач, заместитель генерального директора Фонда национальной энергетической безопасности.
Мнения экспертов

В случае же с Зеленским в силу вступит и ещё один фактор. Пётр Порошенко ночью после первого тура прямо назвал Зеленского «марионеткой Коломойского». Так ли это – не нам судить. Но вполне можно предположить, что влияние этого олигарха на ситуацию на Украине после победы Зеленского может сильно возрасти. И нельзя исключать, что «договариваться с Зеленским» может означать – «договариваться с Коломойским».

И здесь, с одной стороны, для российского общественного мнения очевидным ограничителем выступает память о той радикальной антироссийской позиции Коломойского в период 2014–2015 годов, формирование именно им первых батальонов националистов и прочая. С другой стороны, после его эмиграции из Украины в прессу просачивались слухи о его попытках наладить теневой контакт с Россией. А после недавнего визита Юрия Бойко в Москву, один из известных деятелей ДНР Александр Ходаковский прямо заявил в своем телеграм-канале, что может сформироваться своего рода переговорный канал от Игоря Коломойского через другого олигарха Дмитрия Фирташа (покровителя Бойко) и Виктора Медведчука в новых украинских контактах с Россией. И по газу, и по Донбассу, и по другим вопросам. Тем самым можно поставить вопрос, состоится ли (и приемлема ли) своего рода «большая сделка» между Россией и Коломойским после избрания Зеленского президентом. Прямого (и простого) ответа здесь нет.

В итоге результаты первого тура украинских президентских выборов задают развилку, что могло бы быть лучше (или хуже) для России: «старый понятный враг» или новая неизвестность с шансами как в плюс, так и в минус. Второй тур выборов – через три недели.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.