Уход в прошлое Договора о ракетах средней и меньшей дальности: что дальше?

Выход США из ДРСМД в очередной раз ставит под удар всю конструкцию договоров о разоружении, пишет Андрей Фролов, главный редактор журнала «Экспорт вооружений». Что может оказаться самым неприятным – прекращение взаимоотношений с Россией в области стратегической стабильности может произойти за счёт продвижения США на китайском направлении, к чему нынешняя администрация очень стремится.

2019 год стал очередным шагом на пути демонтажа договорённостей между СССР и США в части наступательных вооружений. Жертвой пал Договор о ракетах средней и меньшей дальности (ДРСМД). То, что в своё время преподносилось как крупнейшее достижение (всё же обе стороны отказались от целого класса вооружений), не остановило США на пути выхода из него. Что показательно, США явно не собираются откладывать открывающиеся возможности на будущее – американская администрация допускает развёртывание ракет средней и меньшей дальности в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Эти заявления государственного секретаря Майка Помпео были сделаны за неделю до формального истечения срока действия договора и частично подтверждают оценки экспертов, которые считали, что вся затея с обвинениями России в нарушении ДРСМД имела смысл только для обоснования своего выхода оттуда и начала развёртывания ракет средней дальности именно против Китая, который обладает многочисленным арсеналом таких ракет.

Для России такой поворот событий не очень выгоден. Если не брать в расчёт развёртывание этих ракет на территории азиатских союзников США, то наибольшую угрозу России представляют американские ракеты на Аляске, которые смогут держать под прицелом базы Тихоокеанского флота, в особенности Петропавловск-Камчатский, где базируются российские атомные подводные лодки – носители баллистических ракет. Защита этой базы от ракетного удара потребует дополнительных сил и средств. Но эта же угроза, очевидно, сблизит Россию и Китай в сфере безопасности, возможно, способствуя приобретению КНР образцов российских зенитно-ракетных комплексов с улучшенными возможностями ПРО (например, существующий «Антей-2500» и в перспективе С-500, если этот комплекс будет возможно экспортировать).

После ДРСМД: понятия вместо договоров?
Тимофей Бордачёв
Вопрос о том, почему люди и государства, которые люди создают, должны подчиняться определённым правилам, – это один из самых фундаментальных вопросов политической философии. Главная проблема в том, что правила и режимы не могут быть абстрагированы от тех государств, которые предоставляют силовые ресурсы для того, чтобы заставить других этим правилам следовать. Если же такие ресурсы отсутствуют, недостаточны или не могут быть использованы, правила также перестают действовать, пишет программный директор клуба «Валдай» Тимофей Бордачёв.
Мнения экспертов

Одновременно с этим представляется совершенно решённым делом размещение американских ракет средней дальности в Европе. Благодаря наличию новых членов НАТО повторение протестного движения, аналогичного имевшему место в 1970–1980-х годах в Западной Европе, представляется маловероятным. Кроме того, наибольший вызов для России представляет возможность размещения подобных ракет на территории Прибалтики и Украины, что позволит держать под прицелом основные экономические и политические центры страны, делая чрезвычайно затруднённой построение действенной противоракетной обороны.

Российским ответом может стать наращивание группировки ракет «Искандер-М». Гипотетически можно предположить, что Россия также создаст ракеты аналогичного класса в обозримой перспективе, при этом вряд ли это будет возрождение программ ракет РСД-10 «Пионер», 15П666 «Скорость» или же крылатой ракеты РК-55 «Рельеф». Однако это не решает главный вопрос – фактически на европейском театре эти ракеты смогут поразить только лишь американские военные базы, но собственно территория США останется недосягаемой. Аналогично и на востоке страны – под ударом российских ракет средней дальности может оказаться только Аляска и Гуам, которые всё же являются неравноценным «обменом» за российские военно-политические объекты на Дальнем Востоке. Кроме того, развёртывание таких комплексов на Дальнем Востоке непременно вызовет излишнюю напряжённость в отношениях с Китаем, из чего можно сделать вывод, что подобные системы будут развёрнуты на Дальнем Востоке в последнюю очередь и Восточный военный округ будет опираться на «договорные» модификации оперативно-тактического комплекса «Искандер-М».

Как бы то ни было, выход США из ДРСМД в очередной раз ставит под удар всю конструкцию договоров о разоружении. Последним крупным «мастодонтом» логики эпохи разрядки остаётся Договор между Российской Федерацией и Соединёнными Штатами Америки о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений, подписанный в 2010 году и вступивший в силу годом позже. Но он истекает в 2021 году, а с учётом явного неприятия президентом Дональдом Трампом «наследия Обамы» и весьма высокие шансы на его переизбрание в 2020 году, весьма вероятно и то, что он не будет продлён.

Что может оказаться самым неприятным – прекращение взаимоотношений с Россией в области стратегической стабильности может произойти за счёт продвижения США на китайском направлении, к чему нынешняя администрация очень стремится. И как раз здесь возможна мимикрия процесса разоружения, но уже с новыми участниками.

Контроль над вооружениями: конец прекрасной эпохи
2 августа 2019 года официально прекратилось действие Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности (ДРСМД), подписанного в 1987 году главами СССР и США Михаилом Горбачёвым и Рональдом Рейганом. Этот документ до сих пор служил основой системы контроля над вооружениями. Почему это случилось? Означает ли отсутствие договора начало новой неконтролируемой гонки вооружений или угрозу ядерной войны? Чего ждать дальше? На эти и другие вопросы эксперты клуба «Валдай» попытались ответить в ходе дискуссии, состоявшейся накануне исторического дня.
События клуба
Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.