Почему «уход» Бутефлики грозит Алжиру ещё большими потрясениями

18 апреля в Алжире должны были состояться президентские выборы, грозившие неминуемой победой президента Бутефлики, который правит страной с 1999 года и готовился идти на пятый срок. Это вызвало волну протестов, в ходе которых президент, казалось бы, пошёл на попятную и сказал, что избираться снова не будет – однако и уходить из власти в ближайшие год-полтора, как выяснилось, не собирается. В чём, собственно, заключается ситуация и какие возможны сценарии развития событий, ru.valdaiclub.com поговорил с руководителем Центра арабских и исламских исследований Института востоковедения РАН Василием Кузнецовым

За время протестов в Алжире президент Абдель Азиз Бутефлика обращается к населению вот уже в третий раз. За это время было вынесено два предложения, одно – 3 марта, второе – 12-го. Это правда, что второе предложение позволяет нынешней системе сохраняться ещё некоторое время, как минимум полтора года: предполагается создание некой «общенациональной конференции», которая будет проводить политические реформы и создаст, как было сказано, новую конституцию для перехода ко «второй республике». После этого должен быть референдум, а потом выборы. Конференция должна прекратить свою работу в конце 2019 года, и выборы, даже при самом благоприятном прогнозе, смогут пройти не раньше середины 2020-го. До того момента никаких изменений в конфигурации политической власти не предусматривается. Это можно назвать уловкой, можно назвать как-то иначе. Сначала реакция публики была положительной – поскольку призывы к президенту не идти на пятый срок вроде как были услышаны, – но теперь наступило осознание того, что быстрых изменений в этом случае не предвидится.

Другой вопрос – насколько страна сейчас объективно готова к проведению президентских выборов без Бутефлики. К выборам, которые должны были пройти 18 апреля, страна просто не готова. Они задумывались под Бутефлику, и если он в них участвовать не будет, то у других кандидатов на сегодняшний день нет ни ресурсов, ни программ, ни популярности, чтобы претендовать на пост. Существует, кроме того, и угроза радикализации протестов, нарастания политического насилия, потому что сегодня нет ни альтернативы тому, что предложила власть, ни сколько-нибудь консолидированного мнения оппозиции: есть недовольство, но позитивной программы нет, Более того, при всём многообразии партий и неправительственных организаций, протестующие массы плохо структурированы, и все эти различные политические силы очень мало представляют. Во многом они могут оказаться маргинальными.

Алжир: ждать ли запоздалой «арабской весны»?
Отношения Алжира с Россией развиваются достаточно конструктивно, пишет программный директор Клуба «Валдай» Олег Барабанов. Поэтому в наших интересах поддерживать стабильность в Алжире, не допуская там гражданского хаоса и тем более новой гражданской войны.
перейти
© Reuters

Делать какие-либо прогнозы в такой ситуации – дело неблагодарное, но в принципе вариантов можно выделить несколько.

Прежде всего, есть вариант осуществления того плана, который был предложен правительством – возможно, с внесением в него каких-то корректировок. Однако пока что параметры этого плана нигде не прописаны: что это за национальная конференция, кто в ней будет участвовать, что будет означать её «инклюзивность» и как обеспечить независимость этого процесса от того же Бутефлики – всё это непонятно. В этом варианте дело может закончиться тем, что выборы будут проведены раньше 2020 года.

Второй вариант предполагает радикализацию протестов, вследствие чего возможен сценарий военного переворота. Если появятся джихадисты, террористическая деятельность и так далее, армия может взять власть в свои руки.

Третий вариант – это консолидация сил оппозиции и выдвижение альтернативной программы. Сейчас их предлагается несколько, и многие из них связаны с временным изменением полномочий президента – фактически с переходом власти к технократическому правительству или созданием какого-то переходного законодательного органа. С учётом разных политических сил, такую роль могла бы сыграть и национальная конференция. Это бы обеспечило большую независимость процесса и могло бы стать компромиссом между властью и оппозицией, особенно если она сумеет заручиться поддержкой широких масс протестующих.

Что же касается возможности внешнего участия со стороны глобальных или региональных сил, оно может быть только очень ограниченным. Особенность политической культуры этой страны заключается в том, что алжирцы очень ревностно относятся к собственному суверенитету. Стоит отметить, что Франция до сих пор старалась комментировать все эти события по минимуму, потому что, несмотря на всю плотность связей между этими двумя странами, учитывая непростую историю их отношений, любые комментарии могут иметь самые непредвиденные последствия. Характерно, что в рамках протестов звучат лозунги в духе «Европейский союз и Франция – спасибо за заботу, но это дело семейное, мы разберёмся сами». Что касается США, то было заявление в поддержку права алжирцев на протест, но это вполне стандартная позиция Белого дома, за которой ничего не стоит и активное вмешательство здесь невозможно. В принципе, все глобальные внешние игроки на сегодняшний день заинтересованы в том, чтобы не допустить нарастания в Алжире хаоса и насилия. Что же касается возможностей стран Персидского залива, то на сегодняшний день они очень сильно погружены в свои субрегиональные проблемы, и таких возможностей влияния, какие у них были в 2011 году, у них сейчас нет.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.