Сирийская политика Турции: чем закончится флирт с западной коалицией?

20.04.2018

Вместо того, чтобы укрепить свои отношения с Астанинским форматом, который обеспечивает её достижения, Анкара флиртует с западной коалицией – в надежде, что она способна и готова свергнуть действующий режим Башара Асада. А это может привести Анкару к потере расположения обеих сторон. Иными словами, правительство президента Эрдогана «может потерять пшеницу, которую оно имеет, пока находится в пути, чтобы приобрести рис».

Несмотря на военно-политические достижения Турции в сотрудничестве с Россией и Ираном под эгидой Астанинского формата, позиция Анкары относительно недавней военной операции западной коалиции против Дамаска оказалась весьма неудачной. В этом плане стоит более подробно разъяснить непоследовательность сирийкой политики Турции с учётом трёх факторов.

Человеческий фактор

Стоит обратить особое внимание на то, что в подсознании Эрдогана и его соратников немаловажную роль играет «суннитский инстинкт» при столь же резком и жёстком повороте в отношении руководства Башара Асада, которое сформировано из членов общины «алавитов» или «нусайритов» (по разным историческим источникам, это – этноконфессиональная мусульманская община, образовавшаяся в X веке в среде крайних шиитов Северной Сирии, которые отделили себя от основной массы шиитов и построили своё учение на основе метода батыния шиитов-исмаилитов). Разногласия и враждебность между суннитами и алевитами (не путать с алавитами – ред.) развивались изо дня в день после убийства третьего праведного халифа Усмана повстанцами в 656 году. Поэтому можно сказать, что формирование идеи политического мышления суннитов и алевитов, особенно того поколения, к которому относится Эрдоган, Давутоглу и прочие, основано на крайне взаимном негативном восприятии друг друга.

Соответственно, можно сделать вывод о том, что человеческий фактор не позволит перейти к кардинальным изменениям до того момента, пока президент Эрдоган сам не поймёт в полной мере значимую необходимость изменения своего отношения к Башару Асаду – ради его личного политического будущего.

Институциональный фактор

Стабильная, предсказуемая и долгосрочная внешняя политика не проводится Турцией из-за таких факторов, как недостаток институциональной поддержки в процессе разработки политики, отсутствие современного аналитического центра, который был бы укомплектован профессиональными экспертами в ряде вопросов при президентстве страны, а также отсутствие у Эрдогана и его соратников знания, понятия и практики по внешней политике.

В дополнение к этому – отсутствие государственной системы, которая могла бы предотвращать принятие непоследовательных внешнеполитических подходов в соответствии с повседневными событиями во внутренней и внешней политике.

Натовский фактор

Нельзя забывать, что Турецкая Республика является членом НАТО с 1952 года, и её стратегические институты были преобразованы и закодированы как антироссийские, совместимые с концепцией данной союзнической организации. Как обвинение Башара Асада за химическое нападение, так и обвинение Владимира Путина за «дело Скрипаля» – независимо от того, являются ли факты достоверными или нет – отражают единую стратегию, которая готовит основу для усиления единства внутри Западного блока.

Дело Скрипаля. Кто новичок в новой холодной войне? Ричард Саква
Что отношения между Великобританией и Россией могут стать ещё хуже, верилось с трудом. Но это случилось, и до крайней точки, похоже, далеко. Отравление нервно-паралитическим веществом Сергея Скрипаля и его дочери Юлии в Солсбери 4 марта 2018 года представляло угрозу не только для их жизни, но и здоровья прохожих и сотрудников экстренных служб. Попытка убийства имела катастрофические последствия для российско-британских отношений.

При таких обстоятельствах, от Турции, члена НАТО, ожидается, чтобы она тоже показала свою позицию в новой холодной войне, которая начинается с Россией. В то время как Россия была подвергнута кампании дипломатической изоляции западными странами по «делу Скрипаля», Турция приняла нейтральную позицию, руководствуясь рациональной политикой. Дальнейшие события в среднесрочной перспективе смогут вынудить Турцию снова занять позицию рядом с западным блоком.

Последняя военная операция, проводимая западной коалицией против Дамаска, произошла сразу же после трёхстороннего саммита России, Турции и Ирана, состоявшегося в Анкаре. Цель данной операции, по всей видимости, была не в свержении Башара Асада или его наказании. Главной задачей может являться создание трещин в Астанинском формате.

В этой связи признание французского президента Эммануэля Макрона в том, что субботние удары США, Франции и Великобритании по Сирии разделили Россию и Турцию, уже оправдывает этот вывод. И поскольку Анкара открыто продемонстрировала свою позицию, сделав заявления о поддержке данной операции, она сама поставила «бомбу замедленного действия» на базу своей национальной безопасности, поскольку это может ослабить основы взаимовыгодного сотрудничества между Москвой, Тегераном и Анкарой в Астанинском формате.

Виталий Наумкин о новой тройственной агрессии в Сирии Виталий Наумкин
Демонстрационный эффект от удара США и их союзников по Сирии был обеспечен лишь частично. Обеспечен потому, что, как и во время всех прежних многочисленных противозаконных бомбёжек территории суверенных государств (Югославии, Ирака, Ливии и других), союзники показали свою военную мощь, беспримерную наглость и готовность ни во что не ставить международное право. Частично потому, что уж слишком много ракет было сбито сирийскими средствами ПВО. Это и победа для России. Поставленные нами вооружения хорошо справились с задачей, считает эксперт клуба «Валдай», научный руководитель Института востоковедения РАН, академик Виталий Наумкин.

Вместо того, чтобы укрепить свои отношения с Астанинским форматом, который обеспечивает её достижения, Анкара флиртует с западной коалицией – в надежде, что она способна и готова свергнуть действующий режим Башара Асада. А это может привести Анкару к потере расположения обеих сторон.

Иными словами, согласно одной из наиболее популярных турецких идиом, правительство президента Эрдогана «может потерять пшеницу, которую оно имеет, пока находится в пути, чтобы приобрести рис».

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Турция и БРИКС: пока без сближения
27.07.2018
В нынешних условиях не следует ждать внешнеполитической ориентации на БРИКС от такой страны как Турция, ибо на протяжении двух последних веков она находилась под глубоким политическим, экономическим и

Эксперт: 
Ферит Темур
Судьба Идлиба: важна ли она для России?
20.09.2018
России необходимо занять выдержанную позицию по вопросу Идлиба, чтобы ситуация в Сирии развивалась в соответствии с интересами Москвы. Здесь определённую помощь могут оказать турки, предложив варианты

Эксперт: 
Руслан Мамедов
Провинция Идлиб: мирные пути Москвы и Тегерана
20.09.2018
Число радикалов-исламистов в провинции Идлиб оценивается в 60 тысяч человек. Ныне – это самое большое скопление радикалов из ДАИШ* и «Аль-Каиды»* в Сирии. С целью стабилизации ситуации в Сирии и

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться