Цели Трампа в Хельсинки

06.07.2018

Не стоит недооценивать важность предстоящей встречи президентов России и США в Хельсинки. Она может способствовать остановке опасного тренда и формулированию негативной повестки в отношениях, связанной с определением сферы взаимного невмешательства и сотрудничеством по предотвращению новых конфликтов. Если будет подписано рамочное соглашение об опасности эскалации отношений, это стало бы огромным шагом вперёд. 

Перспектива саммита президентов России и США в Хельсинки вызывает значительное сопротивление со стороны европейского, американского и частично российского истеблишмента. Либеральные элиты в Европе и США боятся дальнейшего разрушения возникшего после холодной войны «либерального» миропорядка. В действиях Трампа усматривают готовность сдавать союзников и сближаться с «путинской Россией», заключая выгодные американскому президенту сделки и попирая принципы либеральной демократии и экономической открытости. В России критика попыток сблизиться с Трампом связана с его внутриполитической слабостью и жёсткой внешней политикой, уже вызвавшей немало нареканий со времени американских бомбардировок в Сирии в апреле 2017 года. При этом критики нередко согласны в том, что Трамп – человек эффектов, нуждающийся в демонстрации «сверхъестественных» способностей договариваться с кем угодно, но не готовый к серьёзной работе по выстраиванию партнёрских отношений.

Поскольку инициатива саммита исходила во многом из Белого Дома, полезно вновь оценить те цели, которыми руководствуется Трамп в поиске диалога с Кремлём. За полтора года со времени инаугурации президент США впервые почувствовал себя достаточно уверенно, чтобы настаивать на идеях, озвученных им в ходе избирательной кампании 2016-го. Тогда он предстал перед миром как экономический националист, выступающий за восстановление американской промышленной мощи, торговый протекционизм и активное освоение новых, в том числе, энергетических рынков. Всё остальное – союзнические обязательства, принципы ВТО и глобальные нормы – вторично. В качестве главных угроз Трампу видятся Китай, Евросоюз и Иран, каждый по-своему препятствующий реализации экономических целей США. Стив Бэннон, выступавший не только за ужесточение политики миграции, но и отказ от заключённых после Второй мировой войны Бреттон-Вудских соглашений, не зря являлся главным идеологом Трампа.

В этом мировоззрении России изначально отводилась роль младшего партнёра и своего рода тарана по продавливанию повестки США в отношениях с ЕС, Ираном и Китаем. Предполагалось, что в обмен на отмену санкций Кремль не будет возражать против давления на Иран и Китай, а в перспективе смирится с растущим экспортом американского сжиженного газа на европейские рынки и доминированием США как главной военно-экономической державы мира.

Российско-американский саммит: ожидания и опасения Москвы Андрей Сушенцов
На повестке дня предстоящего саммита не так много вопросов, по которым возможна договорённость. Но, может быть, ставка Вашингтона обратная: не предложить что-то, а надавить? В Москве заметили, что Трамп поднимает ставки и нагнетает напряжённость, прежде чем предложить переговоры. Но на давление Россия всегда реагирует ответным давлением – с Москвой эта тактика не работает.

Как известно, вместо отмены прежних санкций, Трамп, под давлением истеблишмента США, поддержал целый ряд новых. Российско-американский конфликт, обострившийся со времени украинского кризиса, достиг чрезвычайного накала в сфере информационного и регионального противостояния в Сирии, Восточной Европе и других областях. Заговорили и о новой гонке ядерных вооружений.

Ситуация изменилась, но изменились ли глобальные цели Белого Дома? Если предположить, что нет, и что за внешними эффектами скрывается стратегия, то Трамп будет искать возможности нормализовать отношения с Кремлём на новой теперь основе и двигаясь от более низкой точки. Он уже обозначил готовность заново обсудить вопрос признания Крыма, снижения влияния Ирана в Сирии и на Ближнем Востоке в целом. Озвученная идея нового израильско-палестинского урегулирования, не говоря уже о требованиях перезаключения ядерной сделки, также основывается на снижении роли Тегерана. России уже почти сделали предложение, и имеющий уши да слышит. Не забудем и о российском таране в том, чтобы добиться от стран НАТО повышения ими оборонного бюджета до 2% ВВП. Далеко не все европейцы готовы остаться один на один с «русской угрозой» и в перспективе будут вынуждены раскошелиться, по существу вкладывая деньги в развитие американского ВПК. Похоже на стратегию, хотя об отмене санкций и Китае пока говорить преждевременно.

Проблема для Трампа заключается в том, что Путин и российский истеблишмент в целом не готовы к радикальной ломке в основном отстроенной внешней политики. Россия не готова оказывать давление на Иран, идти на существенные уступки по Сирии, прекращать поддержку Донбассу, снижать энергетическую активность в Европе, мириться с американскими ядерными приготовлениями или перестраивать отношения с Пекином. Тем более, что внутриполитические проблемы Трампа далеко не закончены, а сам он по-прежнему воспринимается как политик импульсивный и неуравновешенный. В Кремле помнят символизм закрытия США российского генконсульства в Сан-Франциско в день приезда в страну нового посла России, требования Трампа «наказать» Россию и Иран бомбардировками в Сирии и многое другое.

Поэтому встреча в Хельсинки необходима, прежде всего, как попытка предотвратить новую эскалацию конфликта России и США. Для продвижения позитивной повестки в двусторонних отношениях сегодня нет условий, доверия и политической воли. Слишком длительным и опасным был негативный тренд в отношениях двух стран, не закончившийся и по сей день. Снятие санкций, новая программа сотрудничества, не говоря уже о том, чтобы сделать встречу началом Хельсинского процесса-2 воспринимаются сегодня как утопия из начала 1990-х.

Впрочем, не стоит недооценивать важность встречи. Она может способствовать остановке опасного тренда и формулированию негативной повестки в отношениях, связанной с определением сферы взаимного невмешательства и сотрудничеством по предотвращению новых конфликтов. Если будет подписано рамочное соглашение об опасности эскалации отношений, это стало бы огромным шагом вперёд. Такое соглашение могло бы стать результатом достигнутого в ходе дискуссии взаимопонимания о важности невмешательства во внутреннюю политику друг друга, координации действий военных в различных регионах и изучения вопроса продления договора о стратегических вооружениях.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Хельсинский саммит: «дипломатичный» Трамп и уверенный Путин
17.07.2018
То, о чём говорили в течение двух часов Владимир Путин и Дональд Трамп, известно только двум лидерам и их переводчикам. Однако после пресс-конференции, комментариев советников и официальных заявлений

Эксперт: 
Алан Кафруни
Саммит слабых ожиданий
18.07.2018
Это был саммит слабых ожиданий, потому что в НАТО, ЕС и США, не говоря уже о России и Украине, всё ещё немало влиятельных сил, которые не хотят никаких изменений в российско-американских отношениях.

Эксперт: 
Николай Петро
Россия и США: когда наступит время для «потрясающих отношений»?
17.07.2018
В ходе саммита Дональд Трамп сказал Владимиру Путину, что «в итоге мы установим потрясающие отношения». Однако президент США нередко выбирает такие формулировки, которые затем его многочисленные

Эксперт: 
Павел Шариков

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться