Дональд Трамп: возвращение к американскому мейнстриму

19.04.2017

Авиаудар США по сирийской военно-воздушной базе Шейрат 4 апреля ознаменовал решительную смену курса Трампом и отступление от обозначенного во время предвыборной кампании и реализуемого первые 77 дней на посту президента принципа «Америка превыше всего». Оправдывая удар необходимостью предотвращения гибели «беззащитных младенцев» и дальнейшего применения химического оружия, Трамп в корне пересмотрел основообразующий принцип своей президентской кампании.

Утверждая, что «США представляют весь мир», Трамп заявил, что «до тех пор, пока Америка стоит на страже справедливости, мир и гармония будут преобладать. Да благословит Бог Америку и весь мир». Допустив возможность причастности России к химической атаке, он дал добро на принятие Черногории в НАТО в качестве 29-го участника, добавив, что «НАТО больше не является устаревшей организацией».

Во время визита госсекретаря Рекса Тиллерсона в Анкару 30 марта всего за 5 дней до авиаудара, доктрина «Америка превыше всего» была подкреплена высказыванием относительно Сирии: «Полагаю, что продолжительность пребывания президента Асада у власти должен определить сирийский народ», что в полной мере соответствовало российской позиции по данному вопросу. Но уже 12 апреля после встречи с Владимиром Путиным и Сергеем Лавровым в Москве, Тиллерсон сказал буквально следующее: «После окончания военных действий, для Асада и членов его семьи не будет места в новом сирийском правительстве».

Несмотря на чрезмерно эмоциональную реакцию Трампа на трагедию в Хан Шайхуне, сам авиаудар и последовавшая за ним радикальная смена политики говорят о стремлении удержать шаткое президентство. К концу марта рейтинг одобрения Трампа опустился ниже 38%, а его администрация погрязла в хаосе и конфликтах. Законопроект, призванный заменить старый закон о здравоохранении – основа всей избирательной кампании Трампа, провалился в Палате представителей в силу глубоких разногласий внутри Республиканской партии. Федеральные суды отменили два президентских указа, запрещавших мусульманам из ряда стран въезжать на территорию США.

Встав на сторону России по некоторым вопросам, Трамп навлёк на себя гнев внешнеполитического истеблишмента из обеих партий. Ядовитый нео-маккартизм тиражировался СМИ и подпитывался лидерами Демократической партии. В разговоре о «предполагаемом участии России в президентской кампании в США», либеральный идол телеканала MSNBC Рэйчел Мэддоу обвинила Россию в «недопустимом вмешательстве во внутренние дела страны». Во время расследования в отношении участников его президентской кампании и их предполагаемой связи с русской и украинской мафией, ФБР вышло на приближённых и даже членов семьи Трампа. Опозоренный бывший директор Совета национальной безопасности Флинн потребовал иммунитета от уголовного преследования в обмен на показания перед Комитетом Палаты представителей по разведке. Конфликт в Республиканской партии, связанный с провалом законопроекта о здравоохранении, лишний раз напомнил о том, что для импичмента достаточно простого большинства в Палате представителей.

Решение нанести удар по Сирии и противодействовать России можно считать уверенным шагом к примирению с истеблишментом. Учитывая несовместимость принципа «Америка превыше всего» с интересами большинства политических и корпоративных лидеров, другого варианта, кроме как примирение, не было. Сохранение существующей системы, особенно ближневосточной энергетической базы является не столько «политическим выбором», сколько безусловным императивом для американского государства. Ни один президент, заявляющий по национальному телевидению: «У нас много убийц», и вопрошающий: «Думаете наша страна безгрешная?», не может рассчитывать на долгий срок в такой должности. Отречение от двух главных столпов государственной идеологии США – безусловной исключительности и права на гуманитарную интервенцию, было и останется смертным грехом Трампа, который ему никогда не простят.

Радикальная смена внешнеполитического курса Трампа произошла в контексте внезапного отступления администрации от риторики экономического популизма, вызванного вмешательством финансистов с Уолл-стрит, предприятий ВПК, представителей нефтяного и газового секторов, что ознаменовалось символичным увольнением «белого националиста» и бывшего начальника избирательной кампании Трампа Стивена Бэннона из Совета национальной безопасности.

Удар по базе Шайрат был встречен с огромным энтузиазмом критиками Трампа из числа истеблишмента. Восхваляя их роль в качестве вдохновителей иракской войны 2003 г., СМИ полностью утратили объективность и чувство меры. 5 крупнейших печатных изданий страны дружно опубликовали 18 хвалебных статей, не напечатав при этом ни одной критической. Фарид Закария восторженно заявил CNN: «Полагаю, что прошлым вечером Дональд Трамп стал президентом США. По-моему, это было поистине великое событие». Брайан Уильямс, ведущий на кабельном телеканале MSNBC, воспел «прекрасные изображения ужасающих событий». Критика была ограничена отсутствием одобрения Конгресса, которое, впрочем, вскоре также было получено. Законность авиаудара сомнительна согласно внутреннему американскому праву, а по международному он является преступлением.

СМИ США не провели серьёзного расследования в отношении так называемой «умеренной оппозиции» в Сирии, равно как оказались не в состоянии критически оценить официальные заявления США о причастности сирийского правительства к химической атаке в Хан Шайхуне. Такие заявления требуют независимого расследования, особенно учитывая отсутствие какого-либо убедительного мотива у сирийских властей, а также подконтрольность близлежащих территорий группировке Тахрир аль-Шам (бывшая Аль-Нусра или Аль-Каида в Сирии). Однако следователи не были допущены в пострадавшие районы. Четырехстраничный доклад Совета национальной безопасности, рассекреченный Белый список, указывающий на причастность Асада к атаке, оказался совершенно неубедительным по ряду причин не только для России, которая категорически отрицала причастность сирийских властей (как и свою собственную) к применению химического оружия, но и для научного сообщества, авторитетных военных экспертов, дипломатов. Бывший посол Великобритании в Сирии Питер Форд написал: «Существуют только два возможных варианта произошедшего. Первый – американский, согласно которому Асад сбросил химическое оружие на эту местность. Второй – была сброшена обычная бомба, но попала она в склады джихадистов с химическим оружием. Мы не знаем, какой из вариантов верный».

На встрече G-7 в Риме 11 апреля министры иностранных дел одобрили удары США по Сирии, но при этом отклонили новый пакет антироссийских санкций, предложенный Великобританией ввиду недоказанности причастности сирийских властей к химической атаке и необходимости проведения дополнительного независимого расследования.

Представитель Демократической партии США, награждённая боевыми наградами ветеран войны в Ираке Тулси Габбард заявила, что «Администрация повела себя безрассудно, не рассмотрела и не проанализировала возможные последствия… не дождалась сбора доказательств с территорий, пострадавших от химической атаки». Несмотря на её высказывания о необходимости привлечения Асада к ответственности и даже к высшей мере наказания в отношении него как военного преступника в случае доказанности его вины независимыми экспертами, лидеры Демократической партии назвали её выступление «позором» и заявили, что «ей не место в Конгрессе».

Авиаудар по Сирии даст Трампу небольшую передышку. Он сам прекрасно осведомлён о взаимозависимости военных операций и рейтинга. В 2012 он сделал следующую публикацию в Твиттере: «Рейтинг Обамы достиг критических показателей – скоро он нанесёт удар по Ливии или Ираку. Он в отчаянии». Тем не менее, несмотря на ожидаемое (хоть и достаточно скромное) улучшение рейтинга, он всё ещё крайне уязвим, сейчас даже больше, чем ранее, поскольку его «великое возрождение» только набирает обороты. Его деловые инстинкты, вероятнее всего, подтолкнут его к поиску новых компромиссов, на что намекал Тиллерсон во время недавнего визита в Москву. Он добился некоторой деэскалации и обозначил необходимость сохранения национального единства Сирии.

Несмотря ни на что, Трамп будет подвергаться постоянным нападкам двухпартийной коалиции либеральных милитаристов и неоконсерваторов, воодушевлённых последними событиями и почуявшими запах крови. Расследованиям против него не будет конца. Автор колонки в New York Times Томас Фридман призвал к прекращению бомбардировок Исламского государства и разделу Сирии. Сенаторы Джон Маккейн и Линдси Грэм агитируют за дальнейшую военную эскалацию в Сирии, включая установление бесполётных зон и запрет на полёты сирийской военной авиации. Эти безответственные действия существенно увеличат риск военной конфронтации между двумя крупнейшими мировыми ядерными державами.

Данный текст отражает личное мнение автора, которое может не совпадать с позицией Клуба, если явно не указано иное.

Материалы по теме

Непокорённая вечная Сирия
03.10.2017
Сирия продолжает жить, сохраняя свой суверенитет, территориальную целостность и, судя по всему, единство. В этом заслуга президента Башара Асада с его упорством и настойчивостью, политического и

Эксперт: 
Элиас Само
Новые гегемоны арабского мира и борьба за господство на Ближнем Востоке
28.09.2017
После обретения арабскими странами независимости политику в этом регионе определяли экспансионистские режимы, во главе которых стояли сильные, харизматические лидеры. Однако они не могли оставаться у

Эксперт: 
Юсеф Шериф
Валдайская записка №73. Российско-американские отношения и будущее Сирии
10.08.2017
Война в Сирии вышла далеко за пределы страны. Этот конфликт приобрёл столь внушительные масштабы, что теперь уже вряд ли кто-нибудь может надеяться на восстановление прежней геополитической

Календарь

Мультимедиа

Популярные теги

Вестник клуба

Будьте в курсе главных событий
Подписаться